К списку форумов К списку тем
Регистрация    Правила    Главная форума    Поиск   
Имя: Пароль:
Рекомендовать в новости

Английский футбол.История "Ноттингем Форест".

0 - 12.10.2011 - 15:13
Доброго дня.

На фоне праздничной атмосферы выхода сборной России в финальную часть ЧЕ хотелось бы вместе с вами окунуться в события конца 19 века и проследить за историей становления как английского футбола так и историей развития некогда прекрасного клуба Ноттингем Форест в частности, ныне переживающий тяжелые времена.Эта история интересна будет я думаю для всех любителей английского футбола нашего форума.Она во многом позновательна и наверняка дополнит ваши познания.В настоящий момент готовы две части.А в дальнейшем будет дополняться и я её буду выкладывать.Пишется она Алексеем Ивановым специально для сайта nottinghamforest.ru


Часть 1. Хоккей, Гарибальди и революция в тактике

Ноттингем XIX века не был городом, в котором «улицы были вымощены золотом». Типичный промышленный город – серый и унылый, с тяжелыми условиями труда и высоким уровнем преступности на улицах, словом, превосходный экспонат для Чарльза Диккенса. В 1970-е годы Ноттингем не был особенно радостным местом для жизни, а за сто с лишним лет до того – и подавно. Но есть что-то, что объединяло эти две эпохи – футбол.

Работягам, жившим в позапрошлом веке, долгое время было откровенно не до развлечений. У них был только один выходной день – воскресенье, пока по фабричному законодательству от 1856 года они не получали свободное время после двух часов дня в субботу. Они могли занять себя традиционными забавами вроде травли медведя или кукольного представления, а в 1865 году в городе открылся Королевский театр. В то же время в Ноттингеме стремительную популярность набирал спорт. Летом можно было заняться греблей на реке Трент, сыграть в крикет или же рискнуть деньгами на скачках. Зимой, когда река Трент замерзала или укатывалась после выпавшего снега дорога, жители Ноттингема любили сыграть в разновидность хоккея под названием «шинни».

Согласно легенде, очередной матч в шинни был прерван из-за появления некоего молодого человека. Он спешил рассказать землякам о том, как стремительно развивается в Шеффилде игра с мячом под названием футбол. Но убедительнее любого рассказа стал принесенный мяч, и шиннисты, отбросив в сторону импровизированные клюшки, с азартом принялись гонять мяч.

Футбол как народная забава, конечно же, был известен в Ноттингеме и раньше. Но теперь речь шла уже о полноценной игре, с оформившимся сводом правил и даже единой Футбольной Ассоциацией, появившейся на свет в 1863 году. Футбол подкупал своей простотой, в эту игру можно было играть, не дожидаясь заморозков – в жару и в холод, под дождем и в слякоть. И хотя перспективность футбола с самого начала оценил далеко не каждый из 15-ти собравшихся в декабре 1865 года в отеле «Клинтон Армз», что на Шервуд-стрит, но все они горели желанием по крайней мере попробовать. Эти 15 молодых людей собирались в «Клинтон Армз» регулярно после матча в шинни – здесь был отличный эль и вкусно кормили. Они поддержали инициативу клубного секретаря мистера Дж. С. Скримшоу и преобразовались в футбольный клуб. Кроме Скримшоу, на том историческом собрании присутствовали секретарь Дж. С. Милфорд, казначей У. Браун, капитан команды и капитан по жизни Уолтер Роу Смит, а также господа Баркс, У. П. Браун, Дафт, Гэмбл, Хоксли, Хауитт, Хасси, Растолл, Ревис, Ричардсон и Томлинсон.

Название «Форест» появилось быстро – в честь тогдашней поляны клуба. Тогда же и возникли клубные цвета, не менявшиеся с тех пор никогда. Уильям Браун получил задание закупить комплект красных кепок с кисточкой – закупить в магазине игрока команды Чарльза Дафта. Красный цвет был выбран принципиально. Именно тогда романтически настроенная молодежь Англии увлекалась героической персоной Итало Гарибальди, лидера освободительного движения в Италии, в результате которого произошло объединение страны. Его Солдаты Свободы, облаченные в красные рубахи, были очень популярны в Англии, в чем можно было убедиться в 1864 году, когда Гарибальди с соратниками с триумфом гостил в Лондоне. Разумеется, «культурный код» основателей «Форест» был расшифрован верно, и очень скоро команду стали называть не иначе как «Красные гарибальдийцы».

Впрочем, пока что о возникновении нового клуба знали немногие, в основном сами основатели и их близкие. Организованный футбол только делал свои первые шаги, и в Ноттингеме присутствовал серьезный дефицит соперников. Например, клуб «Ноттс», основанный в 1862 году, то есть за три года до «Форест», пару лет вообще ни с кем не встречался – за неимением соперника. Вот и игрища «Красных гарибальдийцев» первое время превращались во внутриклубные поединки, к которым время от времени примыкали проходившие мимо зеваки. Потому играли когда шесть на шесть, а когда и тридцать на тридцать…

Первый полноценный матч новоявленные футболисты сыграли только 22 марта 1866 года. Понятно, что первым настоящим соперником стали «Ноттс», которые тогда еще не были «Сороками» (вместо черно-белой полоски на их форме присутствовала янтарно-черная). По поводу исхода поединка присутствует путаница. Местная газета того времени – единственный сохранившийся документ – утверждает, что поединок завершился со счетом 0:0. Представители «Форест» упрекают безымянного репортера за непрофессионализм – он просто не дождался конца матча, а значит, не увидел, как «Гарибальдиец» Ревис забил единственный гол!

Впрочем, о другом интересном факте репортер добросовестно рассказал. Оказывается, что изначально команды договорились играть 15 («Форест») на 13 («Ноттс»), но двое игроков «Ноттс» не явились, зато в составе «Гарибальдийцев» появились еще двое! То есть играли 17 на 11, что свидетельствует не только о размытости правил того времени относительно количества игроков в составах (об этом договаривались капитаны перед началом матча), но о явном превосходстве «Ноттс» в мастерстве. Что, в общем-то, и не удивительно.

Как бы там ни было, но именно так начиналось самое древнее в мире футбольное дерби. И, наверное, самое мирное.

Дерби Ноттингема – удивительное явление. Болельщики обеих команд с симпатией относятся друг к другу, а некоторые из них с удовольствием покупают абонемент и на матчи «Форест», и на матчи «Каунти». Зависти и ненависти нет, или, если точнее, практически нет. Можно объяснить это тем фактом, что на протяжении истории команды очень часто выступали в разных весовых категориях, но в таких случаях нередко появляется «комплекс младшего брата», а ничего подобного в Ноттингеме не замечено. Не исключено, что секрет в редкой патриотичности ноттингемцев, для которых город стоит на первом месте, и если Ноттингем прославляет своими победами «Форест», то болельщики «Ноттс Каунти» только этому рады, а когда «Сороки» в начале нашего века едва не прекратили существование, «Лесная армия» первой протянула руку помощи…

…Первоначальная расстановка сил в футболе Ноттингема сохранялась недолго, чему способствовало появление в составе «Форест» такой прогрессивной личности, как Сэм Уэллер Уиддоусон.

Он дебютировал за «Лесников» в 1869 году, когда ему исполнился 21 год. Названный в честь знаменитого персонажа романа Чарльза Диккенса «Посмертные записки Пиквикского клуба», Уиддоусон личностью разносторонней, в том числе и в спорте. Впрочем, для того времени мультиспортивные персонажи вроде Уиддоусона не были явлением уникальным, но далеко не все они вносили столь существенный вклад в развитие в данном случае футбола. В частности, Сэм активно занимался крикетом, а футбол тех лет был весьма травматичным видом спорта, невзирая на официально оформленный развод с регби, где захваты, удары и толчки были в порядке вещей. Ушибы, растяжения, переломы были привычным итогом любого футбольного поединка, и однажды Уиддоусон вышел на поле в приспособленных из крикета щитках. Он носил их поверх гетр, что только способствовало распространению находки. Хотя поначалу над Сэмом потешались и даже осуждали, но не прошло много времени, чтобы убедиться в полезности изобретения. Впрочем, это не мешало и не мешает некоторых игрокам до сих пор играть без щитков. Джордж Бест, к примеру, жаловался, что щитки не позволяют ему чувствовать себя комфортно. Но Бест – технарь, то есть жертва, однако и некоторые тафгаи вроде Билли Бремнера обходились без находки Уиддоусона.



121 - 28.06.2018 - 16:04
Обыграв затем дома «Бристоль Сити» (1:0) и «Дерби» (3:0), «Лесники» остались единственными, кто после трёх стартовых туров не потерял ни одного очка. «Это самый наэлектризованный футбол, что я видел за долгие годы», – не скрывал своего восторга комментатор матча с «Баранами» Хью Джонс. В Кубке Лиги «Ноттингем», опять же на своём поле, разгромил «Вест Хэм» 5:0. «Кто же их остановит?» – задалось вопросом одно из изданий.
Оказалось, что «Арсенал». «Канониры» на «Хайбери» разгромили дерзкого новичка 3:0, и Джон Лоусон из «Evening Post» сравнил случившееся «с возвращением к реальности будней после отпуска». «Форест» свалились на четвёртое место.У «Ноттингема» были свои моменты, но в целом команда отыграла плохо («возможно, провинциалы испытывали благоговейный трепет перед мраморными залами стадиона в северном Лондоне», – написал один из столичных репортёров). По воспоминаниям Иана Бойера, в понедельник Клаф больше часа устраивал разнос всей команде в целом и каждому игроку в частности. «Это не было монологом – каждый из нас тоже получил возможность высказаться. Но та взбучка определённо возымела положительный эффект на наш сезон».
Впрочем, Клафа тревожило не только поражение само по себе.
Во-первых, травму подколенного сухожилия получил ветеран Фрэнк Кларк. Левый защитник, отыгравший от звонка до звонка более двух лет, после матча с «Арсеналом», как оказалось, выбыл из строя на полгода. В составе его заменил универсал Колин Барретт. Во-вторых, Кенни Бёрнс познакомил защитника «Канониров» Ричи Паулинга с «глазвегианским поцелуем», то есть боднул соперника, когда этого не видел рефери матча мистер Чаллис. Зато увидела телевизионная камера. В те времена, правда, в подобных случаях игрока не наказывали, однако Клаф, всегда требовавший от своих футболистов играть честно, оштрафовал Бёрнса, а кроме того раскритиковал его в прессе. У шотландца уже было, скажем так, одно устное предупреждение – во время летнего товарищеского матча в Вольфсбурге, который проходил в рамках пивного фестиваля, он не принимал участия в игре и по этому поводу накачался местным пивом до беспамятства. «Бёрнс был напуган до смерти. Клаф звучал чертовски убедительно, когда пообещал выставить его из клуба, если подобное повториться», – вспоминал Кларк. Вместе с Бёрнсом «красное дерево» (так игроки «Ноттингема» между собой называли уведомление о штрафе из-за клубной эмблемы в углу конверта) получил и Ллойд, тоже «отличившийся» в одном из эпизодов, когда игра шла на другом участке поля.
Не был Клаф доволен своими защитниками и в следующем матче. «Нотттингем», сделав счёт 3:0 на поле «Вулверхэмптона», расслабился и пропустил дважды. Через неделю ворота «Лесников» защищал уже Питер Шилтон.Не то чтобы к Джону Миддлтону были какие-то серьёзные претензии. В конце концов он был вратарём молодёжной сборной Англии, и Клаф очень гордился тем, что сам заметил его. Но Тейлор, едва появившись в «Ноттингеме», только покачал головой. Сам бывший вратарь, помощник Клафа очень редко ошибался в своих оценках относительно потенциала футболиста, и он не был согласен с Брайаном, который видел в Миддлтоне будущего голкипера сборной Англии. «В Первом дивизионе нам будет нужен кто-то более опытный и более талантливый», – сказал он, когда Миддлтон в предсезонном матче с «Ноттс Каунти» пропустил лёгкий гол после удара от центральной линии.
Как бы ни защищал Клаф своего молодого вратаря, но перспектива заполучить Шилтона была соблазнительнее желания доказать свою правоту.
Шилтон с детства работал над собой как сумасшедший и не прекращал этого на протяжении своей долгой карьеры. Он выбирал самую большую лужу, становился в неё и требовал бить ему со всей силы – потому что именно так будет в настоящей игре: плохое поле и противник, стремящийся любой ценой отправить мяч в сетку. Шилтон до автоматизма оттачивал игру кулаком/кулаками на выходах, обращая внимание на то, каким образом действовать во время подач с фланга или из глубины поля, как бить по мячу, какую позицию занимать, чтобы нанести удар максимально эффективно. «Слишком часто у обозревателей складывалось впечатление, будто Шилтон постоянно ошибался, оценивая траекторию полёта мяча во время высоких подач, – писал Боб Уилсон в своей книге о вратарях «You’ve got to be crazy». – Всё из-за того, что он предпочитал ловить мяч у себя за головой – не над головой и не перед, как делает большинство вратарей. На самом деле это вовсе не ошибка, а следствие оригинального стиля, который он долго и прилежно оттачивал под руководством своего наставника в «Лестере» Джорджа Дьюиса. Юным футболистам, впрочем, опасно слепо перенимать такую манеру игры на выходах». У мастера бальных танцев Питер научился, как управлять своим телом, как ставить ноги, ожидая розыгрыша стандартных положений, как выходить навстречу форварду, вырвавшемуся с ним один на один. Не говоря уже про такие обязательные для любого вратаря азы, как броски из угла в угол, техника ловли мяча, упражнения на пластичность и прыгучесть.
«Такой вратарь обеспечивает твоей команде дополнительные 18 очков, – объяснял Клаф своё восхищение Питером. – 18 очков – это разница между выигрышем и невыигрышем чемпионата, между вылетом и сохранением прописки». Тейлор был того же мнения: «Есть вратари, которые выигрывают матчи, а есть те, кто помогает выигрывать матчи. Так вот, Питер Шилтон выигрывает матчи». Работая с «Дерби» и «Лидсом», Клаф предпринял две безуспешные попытки купить вратаря сборной Англии. Но именно теперь наступил самый подходящий для этого момент.
Шилтон переживал самый трудный период в карьере. Вратарь, который сменил Гордона Бэнкса сначала в воротах «Лестера», потом – сборной Англии и «Сток Сити», после чудовищной ошибки в решающем матче с поляками за выход на ЧМ-1974 сел в глубокий запас в национальной команде, а со «Стоком» в сезоне 1976/77 вылетел во Второй дивизион.
«Иногда ты выигрываешь матчи в самых неожиданных местах – там, где тебя даже нет», – сказал как-то Клаф, и эта фраза как нельзя точно объясняет одну из главных причин чемпионского успеха «Ноттингема». Данкан Хэмилтон, автор не раз упоминавшейся в этом материале книге о Клафе, вспоминал, что, по мнению Брайана, чемпионский фундамент был заложен в начале лета 1977 года, когда Футбольная Лига обнародовала календарь на новый сезон. «Я чуть было не лопнул от смеха, когда увидел, где начинает сезон «Сток Сити». Питер Шилтон в Мансфилде? Да это всё равно, что предложить Ричарду Бёртону сыграть в нескольких эпизодах «Улицы Коронации» (одна из самых легендарных «мыльных опер» в истории британского телевидения, – прим. А.И.)».
«Мансфилд», представляющий шахтёрский город в двенадцати милях к северу от Ноттингема, впервые в истории вышел во Второй дивизион. «Их стадион «Филд Милл» был настолько депрессивным местом, что даже скромная арена «Ноттингема» казалась роскошным дворцом», – писал Хэмилтон. «Сток» проиграл 1:2, и Клаф не сомневался, что Шилтон будет сговорчивее, лишь бы побыстрее удрать подальше от этого воспоминания.
122 - 28.06.2018 - 16:10
123 - 28.06.2018 - 16:25
Переговоры, однако, получились изматывающими. Шилтона представляли сразу два агента, а агентов Клаф на дух не переносил: «Когда-то был только один агент – агент 007. И он [*****] баб, а не целые футбольные клубы». Зарплата вратаря в «Стоке» составляла 22 тысячи фунтов в год, его агенты требовали 10% прибавки, Клаф был готов платить всего 17 тысяч. Спустя несколько дней Клаф и Тейлор встретились только с Шилтоном и предложили компромисс – 20 тысяч в год. И возможность выигрывать трофеи.
Шилтон сдался и «Ноттингем» обновил клубный трансферный рекорд, подписав за 270 тысяч фунтов вратаря сборной Англии.
Сумма, заплаченная за вратаря, который тогда всем казался сбитым лётчиком, вызвала бурю негодований в прессе и в самом клубе. Болельщики роптали, недовольные тем, что воспитанник «Ноттингема» Миддлтон потерял место в воротах и был оперативно продан в «Дерби». Журналисты упрекали Клафа в отсутствии здравого смысла. А руководство клуба… «Один из членов нашего комитета возмутился – зачем, мол, платить такие деньги за парня, который в игре участвует от силы минут пять», – вспоминал Клаф.
И вправду, в своём дебютном матче против «Астон Виллы» Шилтону нечем было заняться. «Ноттингем» легко забил дважды, а бирмингемцы почти не атаковали.
«У нас были Роббо, Вудкок, Бёрнс, Ллойд и Андерсон, были настоящие профи Кларк и Арчи Геммилл. И всё равно Шилтон был решающим фактором нашего успеха, – настаивал Клаф. – Он сделал разницу, честно. Он ошибался реже всех, даже реже, чем тренерский штаб».
С Миддлтоном «Ноттингем» пропустил шесть раз в пяти матчах. Шилтон пропустил шестой гол только в четырнадцатом своём поединке, сыграв «на ноль» в 23-х из 37-ми матчей Первого дивизиона. «Присутствие Шилтона в воротах придало уверенности всей команде, – продолжал Клаф. – Защитники чувствовали себя спокойнее, а нападающие знали, что им достаточно забить один гол и соперник ничего не сможет сделать в ответ. Так и выигрывается титул, так мы и выиграли свои. (…) Ну а если вдруг что-то шло не так, я всегда мог напомнить ему про Мансфилд. А он не хотел больше играть в Мансфилде»
124 - 28.06.2018 - 16:28
Прошло две недели после дебюта Шилтона, и в составе «Ноттингема» появился ещё один новичок. Купленный всего за 20 тысяч фунтов (плюс списанный вратарь Миддлтон) полузащитник Арчи Геммилл не просто сыграл против «Норвича» (1:1), но и вывел свою новую команду с капитанской повязкой. «Он стал последним паззлом в мозаике», – вспоминал Тейлор.
Клаф прекрасно знал этого техничного и при этом жёсткого игрока, который на ЧМ-1978 в ворота голландцев отправит один из самых красивых голов в истории мундиалей. Чтобы уговорить Геммилла в 1970-м перейти не в чемпионский «Эвертон», а в его «Дерби», чтобы завоевать симпатию его супруги Бетти, которая на дух не переносила «этого хвастуна из телика», Клаф остался ночевать в их доме на диване, с утра приготовил завтрак и помыл посуду. Теперь же обстряпать сделку было проще простого – Томми Дохерти принял «Дерби», а Геммилла с ним была давняя вражда ещё по сборной Шотландии. «Он мне сказал, что я постарел, потерял скорость и вообще не вписываюсь в картину команды, какую он себе представляет. Босс же пообещал мне выиграть в «Ноттингеме» ещё одно чемпионское звание плюс кубок. А если босс говорил тебе что-то, с вероятностью 99% это сбывалось».
«Шилтон, Бёрнс и Геммилл. Три игрока мирового класса – в этот момент я впервые подумал: похоже, этот Клаф и в самом деле хочет чего-то добиться в этом дивизионе», – подвёл итог Ллойд.
И всё-таки Клаф не был доволен дебютом Геммилла. «Он набрался в «Дерби» вредных привычек. Подозреваю, что последние годы они держали настоящего Арчи Геммилла в цепях, и теперь он постоянно отдаёт мяч назад, защитникам. Я не разрешал ему играть так, когда был менеджером «Дерби», не потерплю этого и сейчас. А ещё эта его борода…»
Но, в общем, новички легко вписались в игру команды, которая продолжала добывать победу за победой. Уит забивал без остановки, и, оформив покер в игре с «Ипсвичем» в начале октября (4:0) (четвёртый гол стал для него десятым в десяти стартовых матчах сезона), оказался первым игроком «Форест» с 1907 года, кому удалось отличиться четырежды в одном матче чемпионата. Все голы Уит забил после передач Робертсона. Шотландец был настолько хорош, что Тейлор стал переживать, как бы тот снова не стал набирать вес и всё не испортил. «Он регулярно звонил мне по утрам и задавал странные вопросы вроде «Это не бекон ли шкварчит на заднем плане? Ты что, опять расчехлил сковородку?»». «Ноттингем» после этой победы вернулся на чистое первое место.
Обозреватели и эксперты, впрочем, предпочитали осторожничать. Боб Уилсон, бывший вратарь «Арсенала», который в конце семидесятых был кем-то вроде сегодняшнего Гари Невилла – то есть главным авторитетом среди экспертов на ТВ, напомнил, что «Ипсвич» в 1962-м и «Тоттенхэм» в 1951-м сумели с ходу выиграть Первый дивизион, но «они-то поднимались в элиту не еле-еле, с третьего места, а в ранге чемпионов».
«Невозможно на протяжении всего сезона играть в тот динамичный и скоростной футбол, что удавался «Ноттингему» в первые два месяца. Этот мыльный пузырь скоро лопнет», – вынес вердикт Уилсон после домашней победы над «Ман Сити» (2:1), восьмой в одиннадцати турах. «Уилсон подставился под выстрел, и я его пристрелю. Оставьте это дело мне, – говорил Клаф команде. – Ваше же дело – играть. У нас достаточно таланта, чтобы справиться с любым соперником».
Следует отметить, что Клаф и Тейлор наладили в «Ноттингеме» весьма оригинальный тренировочный процесс. По ходу сезона они предпочитали не нагружать команду между матчами. «Он появлялся в понедельник, попыхивая сигарой, и говорил: «Чтобы я никого из вас не видел до четверга». Я пытался выторговать себе ещё один день: «Босс, мне бы лучше отдохнуть до пятницы», – вспоминал Бёрнс. – «В четверг чтобы был здесь, ленивый толстый говнюк. Но если я узнаю, что в эти дни кто-то из вас тренировался или бегал, того я оштрафую»».
Фрэнк Кларк, однако, считал, что в его возрасте как раз и следует тренироваться больше. Его вдохновлял пример Мохаммеда Али, потому во время таких пауз Кларк предпочитал поддерживать форму с помощью бега. Какой-то болельщик узнал его и написал об этом в газету, восторгаясь профессионализмом футболиста «Ноттингема». «Клаф же, прочитав заметку, пришёл в ярость: «Если я даю тебе выходной, это значит, что у тебя должен быть выходной». Я пытался с ним спорить, однако это было бесполезно. И он оказался прав – каким-то необъяснимым образом я отыграл 108 матчей подряд».
Это, разумеется, спорная методика, но и у неё есть сторонники среди современных гуру фитнесса. Например, Стив Блэк, работавший личным тренером легендарного Джонни Уилкинсона, а также сотрудничавший с рядом футбольных клубов, считает, что профессиональный футболист закладывает фундамент своей физической формы перед началом сезона, а затем его натренированный организм способен оставаться в тонусе благодаря игровому ритму.
Клаф таким образом пытался не перегружать игроков, сохраняя как можно дольше их свежесть. Помимо подобных пауз, во время зимних британских холодов он практиковал вылеты на три-четыре дня в тёплые края вроде обожаемой им Мальорки или Израиля.
125 - 28.06.2018 - 16:36
В начале ноября «Ноттингем» таки сбился с шага, потерпев два поражения в трёх матчах. Сначала, будто подтверждая слова Уилсона о том, что «они не умеют играть в Лондоне», «Лесники» уступили 0:1 «Челси», а затем, после волевой победы 2:1 дома над «Манчестер Юнайтед», «Лидс» (кто ж ещё?) одержал победу над лидером, забив единственный мяч в тот момент, когда Шилтон ещё явно не отошёл от удара по голове.
Как оказалось, поражение от «Лидса» стало третьим и последним для «Форест» в том чемпионате.
«Ноттингем» продолжал лидировать, опережая на два очка «Эвертон» и «Ковентри», однако болельщики не на шутку встревожились. И дело было не столько в результатах. После матча с «Челси» стало известно, что глава «Форест» Брайан Эпплби разрешил Футбольной Ассоциации рассматривать Клафа в качестве кандидата на пост менеджера сборной Англии. А все знали, как Клаф мечтал получить эту работу. Все знали, как много болельщиков по всей стране (но не из числа поклонников «Ноттингема») мечтают, чтобы эту работу получил именно Клаф.
Мечты оказались пустыми, опасения не оправдались.
Помимо Клафа, на пост претендовали Лори Макменеми из «Саутгемптона», Бобби Робсон из «Ипсвича», только принявший «Шеффилд Уэнсдей» Джек Чарльтон, Дэйв Секстон из «Манчестер Юнайтед», а также Рон Гринвуд, который работал со сборной после того, как Дон Риви летом соблазнился выгодным контрактом в ОАЭ. Далеко не с каждым из них было организовано собеседование и, к примеру, заявка Чарльтона вообще была проигнорирована и осталась без ответа, но Клаф был приглашён 4 декабря на встречу с избирательным комитетом. Собеседование, по его собственным впечатлением, прошло идеально. «Эта работа – наша», – позвонил он Тейлору. Питер Суэйлз, глава «Манчестер Сити» и член избиркома, потом рассказывал, что члены комитета были «на 90% против кандидатуры Клафа», но Брайан «неожиданно оказался лучше всех других кандидатов: уверенный в себе, он говорил здравые вещи и был очень патриотичен».
Вот только это не имело никакого значения: Футбольная Ассоциация ещё до встречи с потенциальными кандидатами на закрытом совещании без протокола приняла решение отдать работу Гринвуду. «Дипломатичность – качество, обязательное для менеджера сборной Англии, и оно явно не присуще Брайану Клафу», – объяснял в автобиографии секретарь ФА Тед Крокер. Гринвуд – другое дело. И тренер, кроме того, уважаемый. «Хороший парень, надёжный и скучный», – говорил о нём разобиженный Клаф.
Стоит признать, что после пропущенных трёх кряду больших турниров и, в особенности, после фиаско с Риви Футбольной Ассоциации нужен был не только умелый тренер, но, даже в большей мере, джентльмен и дипломат. Скандальный, заносчивый, неуправляемый, непредсказуемый и уж никак не «скучный» Клаф в глазах чиновников ФА был мало похож на первого и точно не являлся вторым.
В декабре «Ноттингем» ждала сложнейшая серия матчей: дома с «Ковентри», в гостях с «Манчестер Юнайтед» и снова на «Сити Граунд» с «Ливерпулем». Она и должна была дать ответы на многие вопросы, ведь за то время, что продолжалась история со сборной, «Форест» набрали в Лиге лишь пять очков из десяти возможных.
Первым делом «Ноттингем» обыграл «Ковентри» 2:1 (все голы были забиты в конце первого тайма в течение четырёх минут), однако в том поединке против своей бывшей команды травму получил Ллойд. Из-за перелома пальца на ноге Ларри выбыл на десять недель, и Тейлор срочно подыскал ему замену. Ещё 145 тысяч, и в Ноттингем вернулся Дэвид Нидем – он полгода провёл в «Куинз Парк Рейнджерс», а до этого здорово выступал в составе «Ноттс Каунти», отыграв за «Сорок» в чемпионате более четырёхсот матчей. В его лице «Лесники» получили классного защитника, полезно игравшего во время стандартов и у чужих ворот, Тейлор высоко ценил его за умение аккуратно обращаться с мячом даже под самым активным прессингом, но для Клафа пара Ллойд – Бёрнс всё равно оставалась неприкосновенной.
«Ты прекрасный защитник и отличный парень, Дэвид, – говорил Клаф Нидему. – Я хотел бы, чтобы моя дочь привела в семью именно такого мужа. Я терпеть не могу этого чёртового ублюдка Ллойда. Ненавижу его. Именно потому играть будет он, а не ты, Дэвид. Ты не такой мерзкий тип, как Ллойд, а в центре обороны, сынок, мне нужен ублюдок».
(решил выделить, т.к. сказано было шикарно!)
126 - 28.06.2018 - 16:38
Нидем дебютировал на «Олд Траффорд», «едва живой от волнения». Однако вскоре он убедился, что паниковать должен не он, а соперник его новой команды. Автогол Брайана Гринхоффа, дубль грезившего в детстве МЮ Вудкока и гол Робертсона принесли «Ноттингему» разгромную победу – 4:0. «Могло быть и 10:0, – заметил после игры Макговерн. – Даже наш правый защитник Вив Андерсон мог сделать хет-трик».
«Третий из четырёх голов, забитых «Форест» в тот день, наиболее точно выражал талант и настрой, приведшие их к титулу, – пишет в книге о Клафе Данкан Хэмилтон. – «Форест» проводили смертельные контратаки. Мяч, выбитый из штрафной, подхватил Геммилл, который рванул вперёд настолько быстро, что игрокам «Юнайтед» оставалось хватать пустоту. Их полузащитники осознали опасность слишком поздно. Он ушёл от одного соперника, протащил мяч на чужую половину поля по правому флангу и дерзко, но легко и выверено выложил мяч левее Робертсону. Тот проскользнул мимо вратаря так, словно играет в понедельник в дыр-дыр на тренировке, и пнул мяч в пустые ворота».
«Команда играла быстро и просто, – отмечает в своей истории «Ноттингема» Боб Бикертон. – Геммилл и Вудкок врывались в зоны на скорости, всегда поддерживаемые другими игроками. Уит, Робертсон и О’Нил уверенно работали с мячом. Непрекращающееся движение в атаке регулярно ставило в тупик оборону противника».
Барри Дэвис, комментировавший игру для «Match of the Day», тоже восхищался скоростным футболом «Лесников», на фоне которого манкунианцы «казались пешеходами»: «Лучшая игра, что я имел честь видеть в этом сезоне». Менеджер «Манчестер Юнайтед» Дэйв Секстон, освистанный трибунами, рассыпался в комплиментах: «Мне постоянно говорят – мол, мыльный пузырь «Форест» лопнет. Я же могу сказать в ответ, что, если это и пузырь, то огромный. Они не играли вдесятером. Кажется, в их команде было игроков шестнадцать-семнадцать. Когда они атаковали, на тебя неслись семеро. Когда у них не было мяча, девять их игроков вырастали перед тобой. (…) Да, мы могли проиграть крупнее и счёт мог быть двузначным». Клаф был определённо горд и результатом, и, самое главное, игрой своей команды: «Многие годы это место считалось храмом мастерства. Однако сегодня мои футболисты показали, что такое настоящее мастерство».
Тон газетных репортажей после этого матча резко изменился. Это был непростой сезон для «Красных дьяволов»: скандальное увольнение Томми Дохерти вскоре после победы в Кубке Англии за адюльтер с женой клубного врача, новый менеджер, которому никак не удавалось завоевать симпатии трибун, позиции в середине таблицы. Но «Манчестер Юнайтед» отнюдь не был посредственным соперником – в следующем туре манкуниацы доказали это, на выезде обыграв шедший вторым «Эвертон» со счётом 6:2. Словом, «Лесники» заслужили комплименты за свою игру.
«Сомневающимся пора понять – «Ноттингем Форест» готов выиграть чемпионат», – писал Том Джерман из «The Times». «Завсегдатаи «Олд Траффорд», – вторил ему Пол Фитцпатрик из «Guardian», – согласятся, что это была лучшая команда за многие годы. Они скорее удивятся, если «Форест» не станут чемпионами, чем наоборот».
Это был третий случай в сезоне, когда «Ноттингем» забил четыре гола в чемпионате. Третий и последний. После игры Тейлор, встретив главу клуба Брайана Эпплби, выразил надежду, что «председатель насладился спектаклем. Потому как больше подобных представлений не будет». «Победа вышла на первый план, – вспоминал Тейлор. – Мы стали одержимы обороной. Оглядываясь назад, мне кажется, мы перестарались. Нас стали называть «скучными», что я считаю несправедливым. Для нас лонгболы были неприемлемы. Мы старались держать мяч, а команда, которая не отдаёт мяч, не может быть скучной».
Небесспорное утверждение в том, что касается прямой последовательности между контролем мяча и зрелищем, но в тот момент победа действительно стала важнее всего. И болельщикам «Ноттингема» точно не было времени скучать.
Матч с «Ливерпулем», в котором важнее всего было не проиграть, принес ничью 1:1. «Разгромив МЮ и взяв очко с «Ливерпулем», мы убедились, что способны сделать это», – вспоминал О’Нил.
«Ноттингем» завершил год выездными победами над «Ньюкаслом» (2:0) и «Бристоль Сити» (3:1). Ведущий центральный защитник оказался в лазарете, главный бомбардир не забивал шесть матчей кряду, но команда, кажется, этого не замечала – впервые с 1894 года «Форест» выиграли четыре кряду выездных поединка Первого дивизиона. «Что скажешь?» – поинтересовался Нидем у Макговерна. Тот только пожал плечами: «Между нами и «Эвертоном» пять очков. Нас теперь никто не догонит. Мы будем чемпионами».
127 - 20.07.2018 - 15:07
Самый знаменитый матч в истории Кубка Англии

Пока готовится 10 часть истории Ноттингем Форест предложу для изучения или углубления ваших познаний - Самый знаменитый матч Кубка Англии.

В январе 2007 года на сайте TheGuardian.com было организовано очередное голосование. Пользователям предложили выбрать самый знаменитый поединок в истории Кубка Англии. С явным преимуществом победил матч, состоявшийся зимой 1972 года, когда в рамках Третьего раунда любительский «Херефорд Юнайтед» обыграл элитный «Ньюкасл Юнайтед».
Кубок Англии можно назвать не только самым древним, но и действительно демократичным турниром. Здесь и в самом деле любая «кухарка» хоть ненадолго, но может «встать у руля государства». Формат Кубка признает только слепую жеребьевку, а для выявления победителя достаточно одного матча. Что, конечно, увеличивает вероятность сенсаций.
В истории этого турнира есть немало примеров, когда маленькая команда укладывала своего Голиафа. Но почему больше всего запомнилась именно победа «Херефорда»? Ведь случай, когда любительский коллектив обыгрывал профессионалов, не редкость, и в истории того же «Ньюкасла» это был шестой подобный случай.
Объяснений может быть несколько. Например, то, что «Херефорд» победу одержал не в первом матче, воспользовавшись неудачей и недооценкой со стороны фаворита, а в переигровке. Но, видимо, наиболее точным будет такое объяснение — этот действительно легендарный матч настолько запомнился в первую очередь благодаря СМИ. Нет, они вовсе не создали миф на пустом месте. Однако благодаря телевидению гораздо чётче отложились в памяти титаническое сопротивление команды слесарей и продавцов, строителей и неудачливых футболистов, безудержный энтузиазм болельщиков, а потрясающий гол Ронни Рэдфорда из года в год крутят в заставках.
«Херефорд Юнайтед» выступал в Южной Лиге, и семь лет подряд выдвигал свою кандидатуру на членство в Футбольной Лиге. Обычно маленький клуб из Херефордшира получал от двух до четырех голосов, и никто не понимал, на что он рассчитывает. «Херефорд» не имел ни богатых покровителей или хотя бы руководителей со связями, ни примечательной истории. Разве что маленький и уютный стадион «Эдгар Стрит», который благодаря преданным болельщикам никогда не пустовал. Но в Англии и без того хватает клубов, которые могут похвастаться тем же. О «Херефорде» что-то слышали краем уха, когда в 1966 году игроком «Быков», а вскоре и менеджером клуба стал прославленный форвард «Лидса», «Ювентуса» и сборной Уэльса Джон Чарльз. Но этого было недостаточно.
В 1971 году играющим менеджером «Херефорда» стал Колин Эддисон. В 1960-х годах он сделал себе имя в составе «Ноттингема», после чего безуспешно пытался закрепиться в «Арсенале», а затем отбыл в «Шеффилд Юнайтед». «Я видел потенциал «Херефорда», хотя работать с командой было непросто», — вспоминал Эддисон, в тренерской биографии которого потом будут «Сельта», «Кадис» и даже мадридский «Атлетико». «Сегодня почти все клубы Конференции имеют либо профессиональный, либо полупрофессиональный статус, но у нас тогда действительно играли любители. Мало того, что у каждого из них была гражданская профессия, так они еще и жили в разных местах: Рики Джордж и Билли Мэдоуз — в Лондоне, Ронни Рэдфорд — в Челтнеме, Алан Джонс — в Суонси, Брайан Оуэн и наш капитан Тони Гаф — в Бате. В лучшем случае нам удавалось тренироваться раз в неделю. Потом игроки «Ньюкасла» вспоминали, что были поражены нашей выносливостью и уровнем физической готовности. Откуда что взялось? Мы поддерживали форму благодаря многочисленным матчам, и, к примеру, в том сезоне 1971/72 «Херефорд» провел 79 поединков».
В первых двух раундах Кубка Англии «Быки» провели сразу пять матчей — чтобы обыграть такой же любительский «Кингз Линн» им понадобилась переигровка (0:0, 1:0), а в противостоянии с «Нортхэмптоном» из Футбольной Лиги — даже две переигровки (0:0, 2:2, 2:1). Но игра стоила свеч, когда слепой жребий подарил «Херефорду» свидание с прославленным «Ньюкаслом».
128 - 20.07.2018 - 15:10
Да, это уже была не та команда, что в 1950-х годах имела репутацию «короля кубков». Но только в 1969-м Ньюкасл выиграл Кубок Ярмарок и в трех сезонах кряду участвовал в этом континентальном клубном турнире. Состав «Сорок» не был достаточно силен, чтобы претендовать на чемпионство, однако все равно мог похвастать игроками национальных сборных и звёздами с именем. Самой главной фигурой был, конечно же, 22-летний бомбардир Малколм Макдональд, который стучался в двери национальной сборной Англии, а в «Ньюкасле» уверенно заменил героев победы в Кубке Ярмарок Вина Дэвиса и Брайана Робсона. Летом 1971 года Супер-Мак перебрался в «Ньюкасл» из «Лутона», ошеломив на первой пресс-конференции появлением на «Роллс-ройсе» и обещанием забить 30 мячей за сезон. Журналисты оторопели от столь наглой самоуверенности, хотя о хвастливом нраве Макдональда были наслышаны. Себя самого он хвастуном не считал никогда, а подобные заявления называл «дополнительной мотивацией».
Как правило, слово свое Супер-Мак держал, он забивал много и сразу же завоевал авторитет в глазах болельщиков «Ньюкасла». Однако случались и казусы, как в этих самых матчах с «Херефордом». Существует немало версий, когда — до первого матча или перед переигровкой — и при каких обстоятельствах Макдональд озвучил обязательство «забить любителям десять мячей». Предыстория такова. В Первом раунде розыгрыша Кубка Англии нападающий «Борнмута» Тед Макдугал установил рекорд турнира, забив девять мячей в ворота любительского клуба «Маргейт». Супер-Мак якобы вызвался побить это достижение. Спустя годы Макдональд настаивает, что никогда не говорил ничего такого, но не отрицает, что подобное заявление в прессе от его имени все-таки имело место: «Я вёл колонку в одной из местных газет… Вернее, за меня ее писал журналист, они использовали мое имя, а я получал часть приличного гонорара. Вот газета и решила ради сенсации придумать это обязательство». Однако вратарь «Херефорда» Фред Поттер утверждает, что услышал про десять голов лично от Макдональда, с которым столкнулся в баре гостиницы в Ньюкасле. «Подобная наглость по-настоящему меня задела», — признается Поттер, ставший одним из главных героев сенсации.
В назначенный срок поединок на «Сент-Джеймс Парк» не состоялся. Из-за погодных условий матч удалось провести только девять дней спустя, и уже на 17-й секунде после подачи со штрафного Брайан Оуэн вывел гостей вперед. Но прошло совсем немного времени, и Супер-Мак с пенальти, а Джон Тудор с игры забили два мяча в ворота «Херефорда». Но почти сразу же Колин Эддисон решился на удар издали и сделал счет 2:2. «Они забили из ничего», — жаловался Макдональд. Но тут же признавал: «Этот гол придал им уверенности, они почуяли свой шанс и неистово защищали его».
«Херефорд» заслужил право сыграть с «Ньюкаслом» ещё раз — уже на своём поле. Приезд прославленной команды вызвал в городе небывалый ажиотаж. Все билеты были проданы вмиг, после чего руководство клуба приняло решение допечатать партию билетов, и по сей день никто достоверно не знает, сколько именно зрителей принял маленький «Эдгар Стрит». В официальном протоколе осталась цифра 14 313, но очевидцы утверждают, что на самом деле зрителей было как минимум на две тысяч больше.
Впрочем, футбольная Англия была уверена, что это событие будет громким только в масштабах Херефорда. «Ньюкасл» в 1960-е годы приучил к тому, что умел вот так на ровном месте опозориться в кубковом поединке, но раз уже команда Джо Харви не проиграла, то хоть и на выезде, а своё теперь возьмёт наверняка. Тем более что неважная форма команды в чемпионате оставляла надежду на попадание в Европу только через Кубок Англии. Съемочная бригада «Match of the Day» состояла сплошь из дебютантов: для режиссера Джона Шрусбери это был только третий случай самостоятельной работы, а будущая легенда комментаторского цеха Джон Мотсон вообще впервые должен был выйти в эфир. Им поставили задачу снять небольшой сюжет о дежурной победе «Ньюкасла», который пошел бы в самом конце передачи, после основных матчей Четвёртого раунда.
Да-да, розыгрыш Кубка уже добрался до следующей стадии, а «Херефорд» с «Ньюкаслом» никак не могли выявить победителя. «История с переигровкой превратилась в фарс, — рассказывал Макдональд. — На следующий день после домашнего поединка мы прибыли в Херефорд, и узнали, что из-за состояния газона играть невозможно. Мы вернулись домой, потом отправились в Хаддерсфилд, где сыграли матч чемпионата, опять заехали в Херефорд — и снова напрасно».
После третьего заезда «Ньюкасл» решил не мотаться туда-сюда, а ждать в гостинице в Вустере, пока распогодится. Руководство «Херефорда» утверждало, что делает всё возможное, дабы привести газон в нормальное состояние, каждый день синоптики обещали улучшение погоды, но инспекция во главе с арбитром матча и менеджерами клуба изо дня в день отказывалась от проведения матча. «Никто из нас не думал, что все настолько затянется, — пишет в своей книге Супер-Мак, — а потому мы не взяли с собой даже сменное бельё, и ходили в местный супермаркет, как на работу, чтобы закупить очередную партию трусов и носков на команду». Пока любители из Херефорда работали, профессионалы изнывали от скуки. Даже потренироваться толком не удавалось, да и что такое тренировка — ну час-другой времени. А чем дальше занять себя в этой глуши? Футболисты облюбовали один из пабов, но даже пить настроения не было. Всем хотелось только одного — чтобы этот проклятый матч наконец состоялся.
В общем, когда стало понятно, что пауза затянулась до неприличия, было принято решение играть в один день с матчами Четвертого раунда. На ночь местные фермеры устлали газон соломой, только проку от этого было чуть. «Каким мне запомнился тот день? Холодно, ветер, туман, отвратительно! — жаловался вратарь «Ньюкасла» Вилли Макфол. — Впрочем, соперник ведь играл точно в таких же условиях».
Ньюкасл, конечно же, превосходил «Быков» в классе, но время шло, а ворота Фреда Поттера оставались неприступными. Иногда доходило до смешного. Хотя «Сорокам» было явно не до смеха. Например, в первом тайме защитник «Быков» Мик Маклоклин со всей мочи вынес мяч и нокаутировал Джона Тудора. Однако от головы форварда «Ньюкасла» мяч срикошетил в перекладину, отскочил к Терри Хиббетту, который могучим ударом снова потряс перекладину. После перерыва Макдональд выскочил один на один, обыграл вратаря и… пробил выше ворот.
Подобные неудачи фаворита еще больше воодушевляли игроков «Херефорда». Врач команды Питер Азекс считает, что такого коллективного всплеска адреналина он в своей практике не встречал: «Я не могу объяснить, как наш правый защитник Роджер Гриффитс продержался на поле целый час, как оказалось, со сломанной ногой». Когда Макдональд после подачи с правого фланга в исполнении Вика Басби красиво выпрыгнул на дальней штанге и ударом головой наконец вывел «Ньюкасл» вперёд, «Херефорд» не только не пал духом, а нашел в себе силы для ответного гола, хотя до финального свистка оставалось менее десяти минут.
Исторический момент родился спонтанно. Ронни Рэдфорд выиграл мяч в середине поля, сыграл в стенку с Брайаном Оуэном и метров с 30-ти сразу же нанес сумасшедший удар в левый верхний угол. «Что за гол!» — истошно закричал комментатор Джон Мотсон, а трибуны просто сошли с ума. Директор клуба Гренвилл Смит в те дни служил в полиции и был на стадионе в оцеплении: «Я болел за команду с самого детства, и для меня этот матч значил столько же, сколько и для остальных болельщиков. Поэтому когда Рэдфорд забил тот гол, я был первым, кто, не помня себя от счастья, ринулся на поле. И только потом спохватился и принялся наводить порядок, заставляя болельщиков вернуться на трибуны».
Супер-Мак был в нескольких метрах за спиной Рэдфорда: «Перед ударом мяч подскочил на кочке, идеально лег на ногу Ронни и я понял, что произойдет необратимое». Рэдфорд соглашается, что без доли везения не обошлось: «Я бы не удивился, если бы мяч оказался на автостоянке за трибуной стадиона. Но раз он попал в створ, у Макфола не было ни единого шанса».
В дополнительное время вышедший на замену Рики Джордж поразил ворота гостей еще раз, тем самым спровоцировав новое вторжение болельщиков на поле. Вечером накануне игры Джордж поздно вернулся в отель и столкнулся с легендарным форвардом «Ньюкасла» 1950-х Джеки Милберном: «Будь я твоим менеджером, ты бы у меня давно лежал в постели». Джордж, набрав полную грудь воздуха, выпалил: «А если завтра я забью победный мяч, что скажете?» «Завтра» Джордж, по меткому замечанию Мотсона, вошел в историю.

https://www.youtube.com/watch?v=GGKBNyl2DpU
129 - 31.07.2018 - 14:47
Часть 10. Чемпионы. «Мы собираемся выиграть всё на свете» (январь-март 1978)

1978 год начался для «Ноттингема» домашним матчем с одним из преследователей – «Эвертоном». Как и с «Ливерпулем», «Форест» сыграли вничью 1:1, а сам поединок запомнился неоднозначной работой рефери.
Мистер Тоузленд из Кеттеринга спорный пенальти сначала поставил в ворота гостей, а затем – за пять минут до финального свистка – и в ворота хозяев. Кроме того, при счёте 1:0 он отменил два гола в ворота «Эвертона», а также дал команду продолжать игру, когда защитник «Ирисок» Терри Дарракотт, уже имея в пассиве предупреждение, сбил в собственной штрафной Джона Робертсона.
«Бесспорно, это был матч, который «Ноттингем» должен был выигрывать, но по крайней мере он его не проиграл», – справедливо замечает Джон Шипли в книге о чемпионском сезоне «Форест».
Легко переиграв в матче Третьего раунда Кубка Англии «Суиндон» (4:1), а затем сыграв вничью в гостях с «Дерби» (0:0), «Ноттингем» позволил мерсисайдским клубам приблизиться, однако всё равно отрыв от преследователей составлял солидные четыре очка.
Одержав разгромную победу на поле «Бери» в четвертьфинале Кубка Лиги (3:0), «Ноттингем» в конце января принимал «Арсенал». «Канониры» шли в таблице сразу за тройкой лидеров, а воспоминания о безоговорочном поражение от них на «Хайбери» ещё было свежо в памяти.
Гости могли открыть счёт на исходе получаса игры, если бы не великолепный сэйв Питера Шилтона, который вытащил сложнейший удар в исполнении Алана Сандерленда. А две минуты спустя после подачи с углового Дэвид Нидем открыл счёт, забив свой третий гол в пяти матчах (всего на счету запасного центрального защитника будет четыре точных удара). Травмированный Ларри Ллойд, чьё место в составе занял Нидем, честно признавался, что в тот момент был единственным, кого не радовала форма конкурента: «Этот гад был слишком хорош».
В середине второго тайма Арчи Геммилл сделал счёт 2:0, забив гол, который Би-Би-Си потом выберет лучшим в сезоне.

Отрыв от ливерпульских клубов и «Манчестер Сити» увеличился до шести очков. Тогда-то менеджер «Горожан» Тони Бук, чьей команде как раз предстояло сыграть с «Форест» в Четвёртом раунде Кубка, заметил, что «должно произойти землетрясение, чтобы позиции «Ноттингема» на вершине таблицы пошатнулись».

Примерно в то же время «Ноттингем» решил штурмовать не только вершины таблицы Первого дивизиона Футбольной Лиги, но и музыкальных чартов.
Брайан Клаф, большой ценитель творчества Фрэнка Синатры («Ты же в курсе, что Синатра как-то раз встретился со мной?» – любил говорить он, когда речь заходила о музыке), выбрал не один из шедевров американского исполнителя, а религиозный гимн с названием «He’s Got the Whole World in His Hands».
Ноттингемская группа «Paper Lace», которая выиграла тогдашний аналог шоу «X Factor» и пару раз оказывалась в топ-10 британских чартов, помогла записать песню в студии «Warner Bros», где тогда же писались такие монстры, как Фрэнк Заппа и «Van Halen». Разумеется, оригинальный текст был полностью изменён, а в нём воспевались как отдельные игроки «Ноттингема», так и команда в целом. «Форест», чей последний серьёзный трофей – Кубок Англии – был завоёван почти двадцать лет назад, амбициозно обещали «выиграть всё на свете» на том простом основании, что «у нас, чёрт возьми, лучшая команда в стране», которую «никто не посмеет остановить».
Клаф не только с удовольствием исполнил песню вместе с командой, но заставил сделать то же самое Питера Тейлора и Джимми Гордона. Пожилой тренер, в отличие от Клафа с Тейлором, даже активно засветился в клипе, который был снят на пустом стадионе «Сити Граунд».
Задорная песня с дерзким текстом продержалась в британских чартах шесть недель, не поднявшись, впрочем, выше 24-го места. Зато она ворвалась в десятку в Швеции, а в Нидерландах так и вовсе оказалась на первом месте.
Теперь, чтобы не сесть в лужу, «Ноттингему» оставалось всего ничего – воплотить в жизнь громкое заявление, сделанное в песне.

(We all agree: Nottingham Forrest go magic!)

We’ve got the whole world in our hands.
We’ve got the whole wide world in our hands.
We’ve got the whole world in our hands.
We’ve got the whole world in our hands.

We’ve got the best team in the land.
We’ve got the best damn team in the land.
We’ve got the best team in the land.
We’ve got the whole world in our hands.

There’s Tony and Robbo and Martin O’Neil,
There’s Spider and Needham, they’ll never yield,
There’s Archie the Gemmill all over the field.
We’ve got the best team in the land.

There’s Colin and Withey and Larry Lloyd too,
McGovern and Burnsy their pushing them through,
And Peter the keeper with nothing to do.
We’ve got the best team in the land.

We’re gonna win,
We’re gonna win everything,
So stand up and sing
For Cloughy the king.

Peter Taylor and Ian and Johnny O’Hare,
Jimmy the trainer, he’s taking good care.
No one can stop us, they wouldn’t dare –
We’ve got the best team in the land
130 - 31.07.2018 - 14:49
Успешное выступление в кубковых турнирах означало, что «Ноттингем» и вправду «собирается выиграть всё на свете». Победы над «Манчестер Сити» (2:1) и «Куинз Парк Рейнджерс» (1:1, 1:1, 3:1) позволили «Форест» пробиться в четвертьфинал Кубка Англии всего лишь в четвёртый раз после победы в этом турнире в 1959 году. Но ещё более впечатляющего успеха команда добилась в Кубке Лиги.
Кубок Футбольной Лиги, считающийся третьим главным турниром в английском футболе, появился намного позже традиционных соревнований – Кубка Англии и чемпионата. Причём произошло это во многом случайно. Секретарь Футбольной Лиги Алан Хардакер в конце 1950-х был озабочен начавшимся падением посещаемости, которая в результате послевоенного бума в сезоне 1948/49 достигла рекордной отметки в 41,2 миллиона зрителей. Один из предложенных им вариантов предполагал сокращение дивизионов до 20-ти команд, что, как рассчитывал Хардакер, могло уменьшить количество ничего не решавших матчей и обострило бы борьбу на обоих полюсах таблицы. Чтобы компенсировать потерю дохода из-за сокращения количества матчей, было предложено посреди недели проводить кубковый турнир, аналогичный Кубку Англии, но с участием исключительно клубов четырёх дивизионов Футбольной Лиги.
Главы клубов категорически отказались от сокращения команд в дивизионах, но вот идея с новым турниром им понравилась. Ничего не теряя в чемпионате, они получали дополнительный источник дохода в виде выручки от продажи билетов и потенциальных премиальных за успешное выступление в Кубке Лиги. Доволен остался и президент ФЛ Джо Ричардс – его имя было выгравировано на новом кубке.
Алчность присуща любому времени, сколь бы романтичным оно не казалось по прошествии многих лет.
Впрочем, поначалу далеко не все клубы жаловали своим вниманием новый турнир. Например, в первом розыгрыше, который состоялся в сезоне 1960/61, пять клубов элитного дивизиона («Арсенал», «Тоттенхэм», «Вулверхэмптон», «Вест Бром» и «Шеффилд Уэнсдей») вообще проигнорировали Кубок Лиги. В следующем сезоне количество отказников увеличилось вдвое. «Ноттингем» в новом турнире выступал с переменным успехом (вылет сначала в Четвёртом раунде, а затем – в Третьем), после чего клуб принял решение тоже отказаться от участия. Отказ продлился четыре года, пока в сезоне 1966/67 Футбольная Лига не решила поднять престиж своего детища, договорившись о проведении финала на «Уэмбли» и пообещав победителю место в одном из еврокубков – Кубке ярмарок.
Впрочем, даже столь манящая перспектива не улучшила результаты «Форест» в этом турнире. В том же сезоне 1966/67, в котором команда под руководством Джонни Кэри стала вице-чемпионом, она вылетела от первого же соперника – «Бирмингем Сити» (1:1, 1:2). И вообще до сезона 1977/78 «Ноттингем» всего лишь дважды добрался в этом турнире до Четвёртого раунда, но ни разу не прошёл дальше, коллекционируя поражения от команд вроде «Оксфорда» (1969/70, 0:1 дома) и «Миллуолла» (1973/74, 0:0 в гостях и 1:3 в переигровке на своём поле). Более того, «Ноттингем» в рамках Кубка Лиги никогда не обыгрывал соперника, который в чемпионате шёл в таблице выше.
Однако теперь команда Клафа легко преодолевала соперника за соперником, стабильно демонстрируя высокую результативность. Начав борьбу за трофей со Второго раунда, «Ноттингем» забил пять мячей в ворота «Вест Хэма» (5:0), по четыре – «Ноттс Каунти» (4:0) и «Астон Виллы» (4:2), три – «Бери» (3:0), а также семь в двух полуфиналах с «Лидсом» (3:1 в гостях и 4:2 дома). «Лесники» впервые за 19 лет получили возможность взять трофей на «Уэмбли».
Тейлору, однако, этого было мало. «Кубок чемпионов – вот тот турнир, что по-настоящему заводит меня, – признавался он. – Это кубок всех кубков, и хотя сейчас мы наслаждаемся нашими достижениями, в перспективе мы думаем об этом грандиозном соревновании».
131 - 31.07.2018 - 14:52
При этом и Клаф, и Тейлор, невзирая на близость требла и перспективу сыграть в следующем сезоне не просто в Европе, а побороться за «кубок всех кубков», в самый разгар событий по очереди устроили себе отпуск в Испании.
Клаф хорошо запомнил рассказ менеджера «Тоттенхэма» Билла Николсона, который, ведя свою дочь под венец, вдруг понял, что совершенно не помнит, как она росла и, возможно, вообще не знает её так, как он знает своих футболистов. Потому-то Клаф в своих клубах повсюду таскал за собой сыновей Саймона и Найджела (младший потом станет нападающим «Ноттингема» и менеджером «Дерби»), часто их можно было увидеть во время матчей на тренерской скамье рядом с отцом. Журналист из Ноттингема Данкан Хэмилтон писал о том, как часто Клаф ему напоминал: «Семья должна быть на первом месте. У тебя ещё будет достаточно времени, чтобы отстучать на печатной машинке всю ту прелестную чушь. А вот время, проведённое с твоими близкими, бесценно – и ограниченно».
«Он считал, что «подобные перерывы позволяют не терять интерес», – пишет в биографии великого тренера Джонатан Уилсон. – Для его критиков, разумеется, подобное было проявлением лени. На самом деле это была ещё одна причуда Клафа, которая, когда дела шли хорошо, казалась гениальной, а когда плохо – нестерпимым своенравием. Но учитывая его стиль работы, легко понять, почему ему нужно было время от времени делать такие перерывы. «Ни один менеджер, – утверждал он, – не способен на протяжении десяти месяцев подряд дважды в неделю появляться в раздевалке и делать вид, что нет ничего важнее следующего матча»».
На этот раз Клафу пришлось срочно прервать отпуск. Сначала «Ноттингем», к середине первого тайма обыгрывая в гостях «Норвич» 3:0, с трудом удержал ничью 3:3. При этом команда впервые пропустила больше одного гола, когда её ворота защищал Питер Шилтон. Затем в переигровке Пятого раунда Кубка «Форест» дома позволили «Куинз Парк Рейнджерс» сравнять счёт. «Лесникам» повезло вытащить удачный жребий, и вторая переигровка должна была состояться опять же на «Сити Граунд» всего три дня спустя. Клаф даже с пляжа на Мальорке видел, что его команде определённо нужна была встряска. И она её получила.

За пять минут до выхода на поле Клаф внезапно ворвался в раздевалку. «Он выглядел загоревшим и здоровым, но был зол как чёрт, – вспоминал Ллойд. – «Ах вы долбаные засранцы! – заорал он. – Из-за вас мне пришлось бросить Мальорку, чтобы протащить вас дальше в Кубке мимо этой кучи дерьма из Лондона!» Вот и вся установка на игру».

Уже на 2-й минуте Мартин О’Нил открыл счёт, а когда в середине второго тайма гости опять отыгрались, Тони Вудкок моментально оформил дубль. 3:1, и Клаф отправился догуливать свой отпуск на пляже.
«Но мы явно выглядели уставшими, – вспоминал ту часть кампании Робертсон. – Это был невероятный сезон и нет ничего странного в том, что мы начали чувствовать все те нагрузки, что выпали, по сути, на одних и тех же людей. Мы проявили потрясающий характер и стойкость, добыв несколько очень важных результатов, позволивших нам сохранить отрыв от «Эвертона» и «Ливерпуля», наших самых реальных преследователей».
Примерами таких результатов, добытых на зубах, стали домашние победы над вылетевшими в итоге «Вест Хэмом» благодаря двум голам, забитым в самом конце матча после розыгрыша штрафного и с пенальти (2:0), и «Лестером», когда единственный гол Робертсон оформил, реализовав один из фирменных своих пенальти.
В промежутке между этими матчами «Ноттингем» 11 марта сыграл на поле «Вест Брома» четвертьфинал Кубка Англии. Теперь уже эту игру пропустил Тейлор, сменивший Клафа на курортах Мальорки. Кроме него отсутствовали дисквалифицированный правый защитник Вив Андерсон, а также травмированные центрбек Ллойд и универсал Колин Барретт. «Компьютер команды» Джон Макговерн вернулся на поле после травмы, но было заметно, что он ещё не восстановился до конца.
В лице «Вест Брома» «Лесники» получили очень неприятного соперника. Не прошло и трёх месяцев как «Дроздов» принял малоизвестный тогда Рон Аткинсон, но они уже успели в Кубке Англии пройти «Манчестер Юнайтед» и «Дерби», демонстрируя фрагменты игры, которую в британской прессе конца 1970-х назовут «сексуальным футболом».
«Вест Бром» победил со счётом 2:0, нанеся «Ноттингему» первое поражение с 19 ноября. Клаф заявил, что его команда слишком много думала не об этой игре, а о финале Кубка Лиги, который должен был состояться ровно через неделю. «Но после того, что я увидел на «Хоторнс», – кипятился Брайан, – только Мартин О’Нил и Альберт, водитель нашего автобуса, могут быть спокойны за свои места на «Уэмбли»».
Редкий случай, когда Клаф открыто похвалил О’Нила. «Я считал себя отличным футболистом, а он всегда думал иначе», – вспоминал Мартин. На самом деле это не совсем так, и Клаф, без сомнений, ценил способности северного ирландца. О’Нилу не нравилось, что вся игра команды заточена под Робертсона, который действовал на левом фланге полузащиты. Ему же хотелось играть в центре, где Клаф отдавал предпочтение прекрасно взаимодействовавшему дуэту Макговерна и Геммилла. Джон делал всю незаметную и черновую работу («Как-то я подсчитал, что «Nottingham Post» не упоминала меня в отчётах двенадцати матчей подряд»), что позволяло Арчи смело идти вперёд. «У меня была возможность восемь, десять, двенадцать раз за матч делать рывки в атаку, – говорил Геммилл. – Если нашу атаку останавливали, Макговерн тут же оказывался в нужном месте, завладевал мячом и мы начинали всё заново».
В задачи же О’Нила входило много работы без мяча перед штрафной. Он должен был смещаться в зону инсайда, открывая зону и подыгрывая стремительным подключениям из глубины правого защитника Андерсона. Кроме того, Мартин «должен был поддерживать того толстяка, что играл слева». Это привносило в игру средней линии необходимый баланс, так как О’Нил был настоящим работягой, который прилежно реагировал на все действия Робертсона на противоположном фланге, и это позволяло команде избегать разрывов в построениях. После приобретения Геммилла Клаф с Тейлором попробовали именно шотландца на правом фланге полузащиты, но очень скоро убедились, что О’Нил с этой ролью справляется намного лучше. «Иногда мяч по пятнадцать минут не появлялся на нашем фланге, но я уставал не меньше тех, кто играл слева. Если Робертсон начинал обыгрывать защитника, мне нужно было тут же делать рывок на дальнюю штангу. Если он убирал мяч под себя, я должен был моментально бежать обратно. Мне это, понятное дело, не очень-то нравилось. Как-то я не выдержал и высказал всё Клафу. «Не совсем понимаю, чего ты хочешь, – сказал он в ответ. – Дай Робертсону мяч и немного газона, и он превращается в настоящего художника. А от тебя только и требуется, что побежать на дальнюю штангу и забить после его передачи»».
И эта тактика отменно работала. Три сезона кряду О’Нил был в числе лучших бомбардиров, регулярно забивая двузначное количество голов – как правило, стремительно врываясь со своего фланга в штрафную.
132 - 31.07.2018 - 14:55
Перед финалом Кубка Лиги Клаф назвал свою команду «девственниками «Уэмбли»», «Ливерпуль» же, по меткому выражению журналиста Даниэла Тейлора, «мог считать этот стадион чуть ли не вторым своим домом».
Одна из газет сравнила перспективу встречи «Ноттингема» с «Ливерпулем» с Армагеддоном. В воротах Рэй Клеменс, конкурент Шилтона в сборной, закалённая многими сезонами четвёрка защитников, два кавалера Ордена Британской Империи – Иан Каллаган и Томми Смит, наконец, самый дорогой британский футболист того времени Кенни Далглиш. В прошлом сезоне команда Боба Пейсли выиграла Кубок чемпионов, а в этом, за три дня до матча на «Уэмбли», она не заметила сопротивления «Бенфики» в четвертьфинале КЕЧ, выиграв по сумме двух поединков 6:2.
И тем не менее Пейсли помнил, сколь тяжело пришлось его команде в матче первого круга с «Ноттингемом». Он нанёс визит Клафу на «Сити Граунд», чтобы решить с помощью жребия, какая из двух команд будет играть в финале в привычных красных цветах. Жребий бросал одиннадцатилетний сын Клафа Найджел и форму пришлось сменить «Ливерпулю». «Даже чёртов жребий у тебя не выиграть», – проронил Пейсли. Клаф только сдержанно улыбнулся в ответ.
Кадровая ситуация, а также явно потяжелевшая игра команды внушали тренерскому штабу немало опасений перед финалом. Барретт так и не успел восстановиться, Макговерн получил разрешение выйти на поле только в последний момент, а ещё три игрока – Геммилл, Нидем и, самое главное, Шилтон – вообще не играли в том сезоне в Кубке Лиги за «Ноттингем», потому как были заиграны в своих прежних клубах (у «Ливерпуля» по той же причине не было полузащитника Грэма Сунесса, который зимой перешёл из «Мидлсбро»).
В самом первом матче этого турнира ворота «Форест» защищал Джон Миддлтон, но, едва на его место пришёл Шилтон, а сам вратарь молодёжной сборной Англии отправился в «Дерби», Клафу с Тейлором ничего не оставалось, кроме как выпускать в матчах Кубка Лиги 17-летнего Криса Вудса. Сын фермера из Линкольншира был постоянным партнёром Клафа по пятничным играм в сквош, однако к первой команде, в общем-то, не имел никакого отношения. Но он был талантлив, что не могло ускользнуть от Клафа с Тейлором. «Я в нём не сомневался ни секунды, – утверждал Брайан в одной из автобиографий. – Он ведь был вратарём, не так ли? Он был амбициозен. Как и любой футболист, он жаждал сыграть на «Уэмбли», он хотел быть как Питер Шилтон. Ну вот ему и выпал шанс всё это осуществить. Возраст никогда меня не волновал. Если в «Дерби» я выпустил против «Ливерпуля» шестнадцатилетнего Стива Пауэлла, тогда почему не дать сыграть восемнадцатилетнему Вудсу? Он был на два года старше – почти что чёртов ветеран! И он был в порядке».
18 марта 1978 года Вудс, будущий голкипер сборной Англии, в свои 18 лет и 124 дня стал самым молодым вратарём в истории финалов больших турниров на «Уэмбли». И героем этого матча. «Мы защищались всю игру», – честно признавал потом Клаф. На самом деле у «Форест» были свои неплохие моменты, а перед самым концом основного времени только великолепный сэйв Клеменса не позволил Вудкоку принести своей команде победу. Но всё-таки «Ливерпуль» атаковал намного чаще. Оборона «Ноттингема» старалась не пускать соперника в штрафную, а если это и случалось, великолепно действовал игравший без перчаток Вудс.
Особенно сложно стало после перерыва. «Если бы не Вудс, нас бы разорвали где-то 7:0», – уверен Робертсон. «Большинство обозревателей согласилось, что во втором тайме мерсисайдцы полностью переиграли «Ноттингем», – пишет в истории того сезона Джон Шипли. – После перерыва они вели непрекращающуюся осаду. (…) От скорости атак «Ливерпуля» захватывало дух, футболисты рвались вперёд при первой же возможности».
«Не понимая, почему счёт никак не может измениться, я бросил пробегавшему мимо [полузащитнику «Ливерпуля»] Джимми Кейсу: «Эй, что тут происходит?» – вспоминал в своих мемуарах «Oh, ref!» рефери финала Пат Партридж. – Он подмигнул мне в ответ: «Гол лишь дело времени, Пат. Мы обязательно выиграем этот матч»».
Однако пробить юного вратаря так и не удалось за два часа игрового времени – 0:0.
«Я думал, что буду нервничать больше, чем нервничал на самом деле», – ответил на комплименты смущённый Вудс.
После матча некоторые обозреватели не скрывали своего удивления, почему перед дополнительным временем Клаф с Тейлором оставались сидеть на своих местах и не подошли к игрокам, ждавшим возобновления игры. Тейлор в ответ вспомнил кубковый матч «Дерби» пятилетней давности, когда они с Клафом тоже не стали ничего говорить команде перед началом овертайма, и в результате всё равно «Тоттенхэм» был обыгран 5:3. «Если бы мы считали нужным что-то сказать, мы бы сказали».
«А что они вообще могли сказать? – даже по прошествии лет, не скрывал раздражения защитник «Ливерпуля» Томми Смит. – Единственный план «Форест» на игру заключался в том, чтобы держать оборону, и в нём нечего было менять. (…) Никогда в своей карьере я не играл в другом таком матче, когда вся игра шла в одни ворота, но не завершилась победой команды, владевшей преимуществом».
На самом деле «Ливерпуль» в одном из эпизодов первого тайма сумел-таки отправить мяч в сетку. На 39-й минуте Терри Макдермотт, набежав по центру к линии штрафной, нанёс удар низом в угол, однако празднование получилось недолгим. Во время атаки Далглиш забежал за линию защитников «Ноттингема» и в момент удара Макдермотта был ближе к воротам. Он не располагался перед вратарём, не пересекался с траекторией полёта мяча, но в те времена этого было достаточно, чтобы зафиксировать офсайд. Пат Партридж, судивший, кстати, и кубковый поединок «Лесников» с «Вест Бромом», не сомневался в правильности своего вердикта ни секунды. «Решение отменить гол было абсолютно правильным», – заключил комментатор ITV Брайан Мур, после игры отдельно разобравший этот эпизод.
И никто, конечно, не подозревал, что ждёт Партриджа четыре дня спустя, когда 22 марта эти же команды вышли на поле «Олд Траффорд» в переигровке финала.

Ноттингем Форест – Ливерпуль 0:0

«Ноттингем»: Крис Вудс – Вив Андерсон, Ларри Ллойд, Кенни Бёрнс, Фрэнк Кларк – Мартин О’Нил, Джон Макговерн (к) (Джон О’Хейр, во 2-м тайме), Иан Бойер, Джон Робертсон – Питер Уит, Тони Вудкок. Менеджер – Брайан Клаф

«Ливерпуль»: Рэй Клеменс – Фил Нил, Томми Смит, Фил Томпсон, Эмлин Хьюз (к) – Джимми Кейс, Иан Каллаган, Терри Макдермотт, Рэй Кеннеди (Дэвид Фейрклаф, 91) – Кенни Далглиш, Стив Хайуэй. Менеджер – Боб Пейсли

Рефери: Пат Партридж (графство Дарем)
133 - 05.09.2018 - 13:06
История "Ноттингем Форест" Часть 11. «Мы сделали это красиво, с честью и солидно». Первый Кубок Лиги и чемпионство (март-май 1978)

Чтобы футболисты немного развеялись в преддверии переигровки финала с «Ливерпулем», Питер Тейлор вывез их на день в курортный город Скарборо (и заодно игроки помогли затащить платяной шкаф в квартиру, что купил там тренер – зачем же два раза ездить?).
Шкаф не таскал только Джон Макговерн. Из-за проблем с пахом он так и не доиграл матч на «Уэмбли», оставшись в Ноттингеме и пытаясь восстановиться к переигровке. Ему это не удалось, и Джон вернулся на поле только через месяц. Его место в центре полузащиты получил тот, кто вышел на замену в игре с «Ливерпулем» – бывший нападающий Джон О’Хейр.
По общему признанию, в переигровке «Ноттингем» сумел улучшить свою игру в пас и не оборонялся уже настолько откровенно, как на «Уэмбли». Джон Робертсон играл немного глубже со смещением в центр, что, по задумке Брайана Клафа с Тейлором, должно было сделать игру команды в средней линии более компактной и отрезать Кенни Далглиша от мяча. «Большая часть игры прошла в переполненном центре поля, порой напоминая шахматы», – пишет Джон Шипли.
Тем не менее после матча говорили вовсе не о тактике, а о работе рефери Пата Партриджа.
В конце первого тайма в течение всего лишь восьми минут он показал подряд три жёлтые карточки. У «Ноттингема» предупреждения получили Питер Уит с Вивом Андерсоном, а вот карточка, показанная игроку «Ливерпуля», стала сенсацией, ведь этим игроком оказался Иан Каллаган, который был предупреждён впервые за все свои 849 матчей клубной карьеры. Ветеран, имевший на футбольном поле репутацию джентльмена, получил карточку за блокировку соперника: в глазах обозревателей – безобидную, но по мнению рефери – умышленную. «Неправда, что это предупреждение стало первым для Каллагана, – оправдывался потом Партридж. – За четыре года до этого ему показали карточку в одном из товарищеских матчей».
Впрочем, это событие стало интересным скорее для будущих паб-квизов, а вот случившееся на 52-й минуте в одночасье превратило «Ноттингем» в непримиримого врага «Ливерпуля» того времени.
После очередной атаки мерсисайдцев Фрэнк Кларк выбил мяч на чужую половину поля. Уит сделал скидку на Тони Вудкока, который отдал выверенный пас на ход О’Хейру. Вспомнив о своих инстинктах нападающего, Джон рванул к мячу. Ему был 31 год, до травмы Макговерна он появился на поле в том сезоне всего лишь три раза и «потом смеялись, будто я взял такси, чтобы догнать передачу Вудкока». Но он догнал и, приблизившись к штрафной, уже занёс ногу для удара, когда защитник «Ливерпуля» Фил Томпсон, не имея ни малейших шансов достать мяч, цинично и откровенно его сбил. «Это был мой единственный шанс, – вспоминал Томпсон. – Мне нужно было сбить его. Знаю, звучит плохо, но на моём месте так поступил бы любой профессионал».
Словом, Томпсон ни тогда, ни годы спустя не снимал с себя вины. Он не был согласен лишь с одним – что сбивал соперника в пределах штрафной площади. А именно так считал Партридж, бежавший следом «ярдах в двадцати пяти» (версия Томпсона)/«девяти-десяти» (версия рефери).
«Когда упал О’Хейр, я инстинктивно знал, что это пенальти, – написал в мемуарах Партридж. – Я был убеждён, что фол случился в пределах штрафной площади, однако всё равно бросил взгляд на своего лайнсмена Чарли Коттама, чтобы ни в чём не сомневаться. Чарли был на одной линии с участниками эпизода, держа флажок горизонтально вдоль груди. Этого было достаточно… Я указал на одиннадцатиметровую отметку».
О’Хейр, по его словам, был, «наверное, в шаге от штрафной», Томпсон же доказывал, что до пенальти оставалась «добрая пара ярдов». Телевизионный повтор хладнокровно подтвердил, что скорее прав О’Хейр, чем Томпсон. Как бы там ни было, это был штрафной, а не пенальти, но Робертсон уже подошёл к мячу и ударом в левый от себя угол открыл счёт.
Три минуты спустя Терри Макдермотт после передачи Далглиша отправил мяч в ворота, но, как и в матче на «Уэмбли», Партридж его гол не засчитал. Другой помощник рефери, Брайан Робинсон, «поднял флажок, сигнализируя, что Макдермотт подработал мяч рукой, и я дал свисток прежде, чем тот переиграл Криса Вудса».
Телевизионная картинка и в этом случае зафиксировала ошибку судейской бригады – мяч отскочил от груди полузащитника «Ливерпуля». «Клянусь на Библии, что не касался мяча рукой», – добавлял в отчаянии Макдермотт.
«Ноттингем» завоевал всего лишь третий трофей в истории. В 1898 и 1959 годах «Форест» брали Кубок Англии, а теперь клубный музей пополнил Кубок Лиги. Победа в этом турнире гарантировала участие в Кубке УЕФА, однако команда была нацелена на большее.
Фрэнк Макги из «Daily Mirror» заметил, что спорные моменты финала не должны умалять заслуг «Ноттингема», который, по его мнению, заслуживает называться лучшей командой сезона. Норман Фокс писал в «Times», что «Ливерпулю» «следует винить только себя – они пострадали из-за собственных ошибок».
134 - 05.09.2018 - 13:23
Мерсисайдцы, разумеется, считали иначе, и Томпсон впоследствии был оштрафован Футбольной Ассоциацией на 300 фунтов за свои эмоциональные высказывания в прессе, когда он обещал при случае повторить то, что сделал. Странным образом выступление другого защитника «Ливерпуля» – Смита – осталось без внимания. «Не пойму, сегодня рефери играл за них, что ли? – возмущался он. – Это просто смешно. Он назначил пенальти, не засчитал наш гол. Его следует пристрелить».
Партридж и тогда, когда его по горячим следам стали допрашивать телевизионщики, и потом в автобиографии подчёркивал, что считает «своё решение верным» и «случившееся никоим образом не помешает ему спать сном честного человека». В своей книге «Oh, ref!» он несколько страниц рассуждал о вреде телевидения, создающего дополнительное давление и плохо влияющее на репутацию судейской бригады, а также посмеялся над тем, как плохо футболисты и те, кто говорят о футболе, знают собственно правила игры. Дело в том, что Томпсон в своём эмоциональном выступлении сигнал лайнсмена – флажок, располагающийся горизонтально вдоль груди – привёл как доказательство отсутствия пенальти, хотя по инструкциям тех лет это как раз подтверждало, что пенальти, по мнению помощника рефери, был.
Клаф тоже заявил после матча, что «спорить не о чём» и пенальти «был назначен справедливо». Впоследствии в одной из автобиографий Брайан станет рассуждать о том, что это была своего рода компенсация за все те случаи, «когда гости «Анфилда» жаловались по поводу пенальти, назначавшихся в пользу «Ливерпуля»».
Тейлор, выйдя к телекамере в обнимку с Робертсоном, заявил уверенным тоном: «Очевидный пенальти. Никто ведь не спорит с этим, не так ли?» Репортёр Джералд Синстадт тут же поинтересовался у Робертсона, что говорит на этот счёт О’Хейр. «О, он говорит, что это был стопроцентный пенальти… Стопроцентный…» Звучал, впрочем, Робертсон неуверенно, и Тейлор перехватил инициативу: «Ваши камеры ведь всё увидели?» Синстадт кивнул: «Да, и, думаю, они показывают, что фол был до штрафной».
Тейлор ничуть не растерялся, а только ухмыльнулся в ответ: «А ещё они показывают, что кубок у нас. И это самое главное».
О’Хейр же в своём репертуаре имеет немало историй про то, как и двадцать, и тридцать лет спустя его «тепло» встречали на «Анфилде» и Томпсон, и рядовые работники клуба: «Тебе здесь не рады, лживый засранец».

Ноттингем – Ливерпуль 1:0

Гол: Робертсон, 54, п

«Ноттингем»: Крис Вудс – Вив Андерсон, Ларри Ллойд, Кенни Бёрнс (к), Фрэнк Кларк – Мартин О’Нил, Джон О’Хейр, Иан Бойер, Джон Робертсон – Питер Уит, Тони Вудкок. Менеджер – Брайан Клаф

«Ливерпуль»: Рэй Клеменс – Фил Нил, Томми Смит, Фил Томпсон, Эмлин Хьюз (к) – Джимми Кейс (Дэвид Фейрклаф, 64), Иан Каллаган, Терри Макдермотт, Рэй Кеннеди – Кенни Далглиш, Стив Хайуэй. Менеджер – Боб Пейсли

Рефери: Пат Партридж (графство Дарем)
135 - 05.09.2018 - 13:51
136 - 05.09.2018 - 13:57
137 - 05.09.2018 - 13:59
138 - 05.09.2018 - 14:04
Завоёванный трофей придал команде сил в оставшихся матчах чемпионата. Из-за занятости «Ноттингема» в кубковых турнирах «Эвертон» приблизился как-то на расстояние двух очков, однако у «Форест» постоянно было в запасе три-четыре матча. То есть оставалось право на ошибку, которое «Ноттингем», кажется, не собирался использовать. Аккуратные победы на своём поле («Ньюкасл» – 2:0; «Челси» – 3:1), и ничьи на выезде («Мидлсбро» – 2:2; «Манчестер Сити» – 0:0) – железный рецепт чемпионства. Если вдруг «Ноттингем» терял дома очко («Лидс» – 1:1), то случилось это спустя десять дней после тяжелейшей победы на поле «Астон Виллы». В том поединке бирмингемцы владели ощутимым преимуществом, но за четыре минуты до финального свистка Вудкок забил после очередной голевой передачи Робертсона.
Когда пенальти, снова реализованный Робертсоном, помог минимально обыграть на «Сити Граунд» «Куинз Парк Рейнджерс» (1:0), стало понятно, что ничья в следующем матче – на поле «Ковентри» – досрочно делает «Ноттингем» чемпионами.
Эту игру обычно вспоминают, чтобы подтвердить вклад Питера Шилтона в успех. «Ковентри» проводил отличный сезон, вёл борьбу за выход в Кубок УЕФА и демонстрировал результативную игру (только «Эвертон» в итоге забьёт в чемпионате больше). Особенно успешно команда Гордона Милна выступала на своём поле, где, к примеру, она обыграла и «Ливерпуль», и обе манчестерские команды.
В общем, у обороны «Ноттингема», в составе которой не было дисквалифицированного Ллойда, а также у Шилтона ожидаемо было много работы. «У нас было чувство, что в тот день можно было ударить тысячу раз по воротам Питера, и он всё равно не пропустил бы», – делится воспоминаниями Колин Барретт. Мощный нападающий Мик Фергюсон, одно время даже лидировавший в списке бомбардиров чемпионата, сыграл впервые после травмы, и его действия на втором этаже несли постоянную угрозу воротам гостей. Дважды после его скидок игрок молодёжной сборной Шотландии Иан Уоллес пробивал немного неточно, а на 36-й минуте случился тот самый момент, воспетый потом во всех мемуарах непосредственных участников тех событий и ставший символом невероятного сезона.
Уоллес возле правого угла вратарской обыграл Барретта и набросил мяч на дальнюю штангу. До ворот было метра три, Фергюсон всё делал правильно – мощный удар головой в упор. Шилтон в момент передачи был на ближней штанге, однако успел сместиться и перевести мяч на угловой.
«Не хочу, чтобы от меня ждали чего-то невероятного, но в то же время я сам жду от себя невероятного», – написал Шилтон в своей биографии, увидевшей свет в 1982 году. Это действительно был невероятный сэйв. Боб Уилсон, разбирая этот эпизод в своей книге о вратарях, приходит к выводу, что «тот сэйв стал наиболее ярким результатом всех тех дополнительных тренировок, которыми изнурял себя Питер, и проявлением всех его вратарских инстинктов».
«Да, это тот самый сэйв, благодаря которому люди меня помнят», – соглашается Шилтон. После чего признаётся, что он не знает, как у него «это получилось», а затем перечисляет всё то, о чём писал Уилсон: «реакция», «тяжёлые тренировки» и «желание отразить любой удар». «До сих пор ко мне подходят пожилые уже болельщики, жмут руку и говорят, что были в тот день на том самом матче и видели тот сэйв».
Клаф же хотел бы, чтобы вклад Шилтона оценили не только по тому, как он вытащил безнадёжный мяч после удара Фергюсона. «Я бы напомнил об эпизоде, когда мяч метался по нашей штрафной, перед нашими воротами была толпа игроков в синих футболках, но Питер Шилтон в конце концов выбил мяч. Такие моменты, а не только захватывающие сэйвы, делают вратаря особенным».
Матч так и завершился 0:0. «Ноттингем» стал чемпионом.
Никакого истеричного празднования в раздевалке «Форест» не было. Немного шампанского, как будто была сделана обязательная работа, результат которой просто не мог быть иным. На следующий день рано утром Клаф помогал в газетном киоске своему брату Джерри. Шумно и с размахом команда отметила свой успех уже по окончании сезона. Конечно же, на Мальорке, в рыбном ресторанчике.

До конца исторического чемпионата «Ноттингему» оставалось отыграть ещё четыре матча, три из них на выезде.
В первом из них «Лесники» своей игрой в первом тайме на поле «Ипсвича» настолько вывели из себя Клафа, что, устроив команде разнос в раздевалке, он решил заменить единственного номинального нападающего Уита. «Ты был хуже всех!» – таков был вердикт Брайана об игре форварда, сделавшего в матче первого круга с «Трактористами» покер. Вместо него на второй тайм вышел левый защитник Кларк. (Учитывая, как неожиданно для Уита начался следующий сезон, в этом решении Клафа было больше расчёта, чем эксцентрики. Но об этом – в следующей части.)
Самому же Кларку было не очень-то весело. «Мы заработали угловой, а я понятия не имел, где мне стоять и что делать – я ведь теперь центральный нападающий». Однако на 78-й минуте он оказался в нужном месте после мощного удара О’Хейра и заковырял в сетку мяч, отскочивший от защитника. Это был первый и единственный гол Фрэнка Кларка за 506 матчей, сыгранных в Футбольной Лиге. «Ноттингем» победил 2:0.
Перед следующим матчем – на своём поле с «Бирмингемом» (0:0) – состоялось вручение трофея. Клаф, конечно же, был в центре внимания. Схватив трофей, он потащил следом за собой явно смущённого Тейлора. Пока тренеры совершали круг почёта, команда, наряженная в обычные спортивные костюмы, стояла в сторонке и, переминаясь с ноги на ногу, ждала своей очереди. Добравшись до них, Клаф протянул чемпионский кубок в направлении Шилтона, давая понять, что не только он с Тейлором, но и вратарь достойны чествования в первую очередь. После этого Брайан пригласил сфотографироваться с командой полицейских, которые и держали все завоёванные трофеи, оттеснив почти всех футболистов на задний план.
139 - 05.09.2018 - 14:06
140 - 05.09.2018 - 15:41
В двух оставшихся матчах «Форест» тоже сыграли вничью (2:2 на поле «Вест Брома» и 0:0 на «Анфилде»), опередив в итоговой таблице «Ливерпуль» на семь очков. Мерсисайдцы тогда же защитили своё звание сильнейшей команды Европы, обыграв на «Уэмбли» в финале Кубка чемпионов «Брюгге». «В следующем сезоне мы попытаемся выиграть Кубок чемпионов в третий раз подряд, а «Форест», я уверен, станет для нас самым главным соперником в Европе», – Боб Пейсли даже не представлял тогда, насколько же он окажется прав.
«Вулверхэмптон» и «Челси», год назад финишировавшие во Втором дивизионе выше «Форест», и на этот раз оказались в таблице рядом друг с другом – но на 15-м и 16-м местах.

Сезон 1977/78:

Игроки (16): Робертсон – 42, Бёрнс – 41, Уит, Андерсон, О’Нил – по 40, Шилтон – 37, Вудкок – 36, Барретт – 35, Геммилл – 34, Макговерн – 31, Бойер – 29, Ллойд – 26, Нидем – 16, Кларк – 13, О’Хейр – 10, Миддлтон – 5

Бомбардиры (12): Уит, Робертсон – по 12, Вудкок – 11, О’Нил – 8, Бойер, Бёрнс, Макговерн, Нидем – по 4, Андерсон, Геммилл – по 3, автоголы – 2, Барретт, Кларк – по 1

За весь чемпионат «Ноттингем» потерпел всего три поражения, ни разу не проиграв на своём поле и пропустив дома лишь 8 мячей. Общий показатель в 24 пропущенных мяча стал на тот момент рекордом элитного английского дивизиона.
Помимо всего прочего, «Ноттингем» разобрал и все индивидуальные призы. Клаф, ставший всего лишь третьим менеджером в истории Футбольной Лиги, который привёл к чемпионству две разные команды (до него подобное удалось Тому Уотсону и Герберту Чепмену, после него – сэру Кенни Далглишу), получил награду как лучший менеджер сезона (в довесок к четырём званиям Менеджер месяца). Кенни Бёрнса, чьё появление в центре обороны в начале сезона многим обозревателям показалось безумием, сами же журналисты назвали Игроком года. За ним следом расположились Мартин О’Нил с Вудкоком. Футболисты назвали лучшим Шилтона, ему в опросе уступил Арчи Геммилл, а Робертсон оказался в числе шести претендентов. Молодым игроком года стал Вудкок. Геммилл забил самый красивый гол сезона по версии Би-Би-Си («Арсеналу» в матче чемпионата), а Робертсон – по версии ITV (в кубковом матче с «Манчестер Сити»).
Игроки «Ноттингема» получили признание, как принято говорить, и на международном уровне. Шилтон вернулся в ворота сборной Англии, Вудкок дебютировал в национальной команде, Барретт и Дэвид Нидем сыграли за вторую сборную, О’Нил, как обычно, защищал цвета Северной Ирландии. Были представители «Ноттингема» и на чемпионате мира в Аргентине, куда сборная Англии не пробилась, зато принимали участие шотландцы, в составе которых оказались Бёрнс, Геммилл и Робертсон.
Отмечая среди главных причин успеха «Ноттингема» прекрасную игру обороны во главе с Шилтоном, а также вдохновенные действия Робертсона, обозреватели обращали внимание на то, что в составе чемпиона не было ярко выраженного бомбардира. Но, с другой стороны, угроза чужим воротам могла исходить буквально от любого игрока «Лесников». В чемпионате из 14-ти полевых игроков ни разу не забили только Ллойд с О’Хейром, но и у них было по голу в рамках Кубка Лиги.
«На протяжении сезона «Форест» использовали всего шестнадцать игроков, и в районе Нового года был отрезок, когда в девяти подряд матчах чемпионата выходил один и тот же состав, – подводит итог Даниэл Тейлор. – Резонный вопрос, что было бы, если б команду сразил кадровый кризис, однако именно такое постоянство состава помогло наладить безупречную ритмичную игру в пас, за которой так приятно было наблюдать: не поднимая мяч, широко, остро и изящно».
Суммы, которые «Ноттингем» платил в том сезоне за новичков, могли шокировать почтенное руководство клуба, однако они в конце концов были оправданы не только двумя трофеями, но и доходами. Выручка от продажи билетов составила 1,19 млн фунтов, от продажи символики – 118 тысяч. Ещё 91 тысячу клуб заработал за выход в четвертьфинал Кубка Англии, а 223 тысячи – за победу в Кубке Лиги.
141 - 08.10.2018 - 14:15
Часть 12. Лучшие в Европе. «Матч века» (июль-сентябрь 1978)
«Казалось, в этом сезоне невозможно совершить что-то такое, что могло бы превзойти успехи предыдущего», – так один из историков «Ноттингема» Пит Аттауэй начинает главу, посвящённую сезону 1978/79. «Форест» дебютировали в Кубке чемпионов, но летом 1978 года «даже сама мысль победить в этом турнире могла показаться безудержной фантазией».

Помимо «Ноттингема» в этом турнире стартовали оба финалиста прошлого сезона – «Ливерпуль» и «Брюгге», полуфиналист «Ювентус», действующий обладатель Кубка УЕФА ПСВ, на тот момент шестикратный обладатель КЕЧ «Реал», а также «Кёльн» и «Монако».
Как и год назад, «Ноттингем» летом не носился по трансферному рынку с мешком денег. Брайан Клаф и Питер Тейлор готовили свою команду к дебюту в Кубке чемпионов на Балканах. Перед чемпионским сезоном «Форест» выиграли все шесть товарищеских матчей, но теперь тренерский штаб не слишком-то переживал по поводу результата. Клаф с Тейлором хотели, чтобы игроки попробовали себя в матчах с более опытными на европейской арене соперниками. В конце июля команда отправилась в Югославию и Грецию, где уступила со счётом 2:3 «Црвене Звезде», а затем трижды кряду сыграла 1:1 – с загребским «Динамо», «Осиеком» и АЕКом из Афин.
Впрочем, в первом официальном матче сезона «Ноттингем» не просто победил, а сделал это с разгромным счётом. 12 августа 1978 года «Лесники» на «Уэмбли» в матче за Charity Shield, известный у нас как Суперкубок Англии, не оставили камня на камне от обладателя Кубка «Ипсвича» – 5:0. Джон Робертсон разрывал оборону соперника весь вечер, установив окончательный счёт на последних минутах. Помимо него забивали Мартин О’Нил (дважды), Питер Уит и Ларри Ллойд. «Форест» завоевали очередной трофей, а когда после матча менеджер поверженного соперника Бобби Робсон в разговоре с Клафом заметил, что, по его мнению, счёт не в полной мере отражает ход матча, Брайан ответил в своём стиле: «Согласен, играй мы в полную силу, забили бы все десять».
(Во время этого матча в очередной раз повздорили Клаф и О’Нил. Брайан заменил полузащитника, который рвался оформить хет-трик, что вывело того из себя. «Что, боишься, что третий забью?» – зло бросил О’Нил. Клаф за словом в карман не полез: «Чтобы игра продолжилась, надо было бросить второй мяч – один тебе, а другой командам».)
События последующих недель подтвердили скорее правоту Робсона, чем Клафа. Отправившись сразу после матча на «Уэмбли» на турнир в Виго, «Ноттингем» снова не впечатлил: опять ничья 1:1, теперь уже с хозяевами предсезонного турнира «Сельтой», и поражение со счётом 0:1 от «Порту». В одном из этих матчей травму получил Ллойд, из-за чего основной центральный защитник пропустил четыре матча в чемпионате и ещё парочку в Кубке Лиги.
Защиту чемпионского звания «Ноттингем» начал дома. «Тоттенхэм», в составе которого дебютировали только что выигравшие с Аргентиной чемпионат мира Осси Ардилес и Рики Вилья, играл лучше. Матч завершился вничью 1:1, но у «Ноттингема» явно не шла игра впереди, и потому, когда в понедельник, через день после матча, стало известно, что Клаф продал в вылетевший во Второй дивизион «Ньюкасл» лучшего бомбардира двух последних сезонов Уита за 250 тысяч фунтов, никто не мог понять, что происходит.
Уит отказался подписывать новый контракт, и Клаф назвал сделку «удачным бизнесом», ведь клуб заработал на продаже своего форварда 200 тысяч. Впрочем, тратить эти деньги Клаф не спешил – по замыслу тренерского штаба, молодые нападающие резервной команды Стив Эллиотт и Гарри Бёртлз должны были заменить опытного бомбардира. Был ещё Джон О’Хейр, но ему уже было 32, играл он всё реже и обычно уже не в атаке, а в полузащите. Уит же, наоборот, был на самом пике карьеры, ему было 27 лет, и бизнес, насколько бы он ни был удачным, не имел значения. Клаф аргументировал свою позицию тем, что, по его мнению, Уит не соответствовал уровню Кубка чемпионов. Форвард вскоре докажет обратное, когда не просто выиграет этот трофей в составе «Астон Виллы», но и станет автором единственного гола в финале с «Баварией». Чувствовалось, что на самом деле в таком отношении Клафа было что-то личное.
Тейлор впоследствии расскажет, что его напарник всегда придирался к Уиту. Даже когда тот сделал покер в матче прошлого чемпионата с тем же «Ипсвичем», Клаф присвоил себе мяч, положенный Питеру как герою поединка в качестве сувенира, а прессе заявил, что «Уит получит мяч лишь в том случае, если научиться с ним обращаться». Ну а когда в конце сезона форвард попал в неудачную полосу и перестал забивать (одиннадцать матчей без голов из двенадцати), ему доставалось за всё и всегда. «Уит был великолепен, и даже когда он не забивал, всё равно оставался лучшим форвардом Англии», – сокрушался О’Нил, один из главных антагонистов Клафа.
142 - 08.10.2018 - 14:26
Эллиотт, самый результативный нападающий резервной команды, получил свой шанс первым. Через месяц ему исполнится двадцать, но к тому моменту на нём уже будет поставлен крест. В дебютном матче Эллиотт мог принести команде победу над «Ковентри», но попал в штангу, а поединок завершился 0:0. С таким же счётом «Ноттингем» сыграл и с «Куинз Парк Рейнджерс», и с «Вест Бромом», и даже с «Олдхэмом» в Кубке Лиги. На тот момент только четыре команды во всей Футбольной Лиге имели настолько же беззубую атаку: аутсайдер Третьего дивизиона «Оксфорд», а также «Крю», «Торки» и «Дарлингтон», замыкавшие таблицу Четвёртого дивизиона. В переигровке «Ноттингем» мучился с «Олдхэмом» ещё целый тайм, и только после перерыва «Лесники» забили четыре гола подряд в течение шестнадцати минут (4:2). Но Клаф не спешил радоваться. «Я ещё никогда не был настолько подавлен, как сейчас, – заявил он. – Два гола с угловых, ещё один – с пенальти. Мы и близко не играем как должны».
143 - 08.10.2018 - 14:28
144 - 08.10.2018 - 14:31
Тем не менее в следующем матче «Ноттингем» снова победил, и эта была первая победа в пяти турах чемпионата – 2:1 дома над «Арсеналом», после проигранного первого тайма. В стартовом составе «Лесников» дебютировал 16-летний Гари Миллз, который стал самым молодым игроком команды в Футбольной Лиге. В атаке вместо Эллиотта вышел Бёртлз, не появлявшийся в первой команде с марта прошлого года, когда «Ноттингем» был командой Второго дивизиона. Он старался, цеплялся за мяч и бесстрашно бросался в борьбу, но голы забили Робертсон (с пенальти) и Иан Бойер. Клаф, впрочем, остался доволен увиденным и сообщил Бёртлзу, что он выйдет в стартовом составе и в ближайшую среду.
Следующим соперником «Ноттингема» должен был стать «Ливерпуль». Турнир? Кубок чемпионов.
«Мы не особенно-то и заморачивались этим Кубком чемпионов, мы надеялись на милую поездку куда-нибудь в Европу, – вспоминал Ллойд. – И только Клаф твердил нам: «Если мы собираемся выиграть этот трофей, рано или поздно нам придётся встретиться с «Ливерпулем». Так что мы можем убрать их с нашего пути уже в Первом раунде».
Для Клафа с Тейлором это был на тот момент лучший из возможных вариантов. Соперник сложнейший, соперник, завоевавший подряд Кубок УЕФА и два Кубка чемпионов, но в то же время соперник, хорошо известный и изученный, к тому же явно не любивший играть с «Ноттингемом». «Клаф собрал нас всех и спросил: «Вы в курсе, о чём сейчас говорят в раздевалке «Ливерпуля»?» – рассказывал Джон Макговерн. – По его мнению, их головы поникли, когда они узнали, что им придётся снова играть с нами».
О’Нил считает, что это был не более чем психологический ход тренера, ведь «Ливерпуль», после событий в финале Кубка Лиги, горел желанием взять поскорее реванш, да и просто на старте того сезона команда Боба Пейсли была в отличной форме. Если «Ноттингем» в пятом туре одержал первую победу в чемпионате, то «Ливерпуль» – пятую. Тот самый «Тоттенхэм», с которым у «Ноттингема» было столько проблем в первом туре, «Красные» разгромили на своём поле 7:0. «Ипсвич» и «Бирмингем» пропустили от них по три гола, «Манчестер Сити» – четыре, и только «Куинз Парк Рейнджерс» – всего лишь два, да и то в первом туре. Да, «Ливерпуль» сразу же выбыл из Кубка Лиги, уступив на поле «Шеффилд Юнайтед» 0:1, но исход этого противостояния ясно давал понять, что аппетиты мерсисайдцев связаны с турниром поважнее.
Итак, «Ливерпуль» уверенно лидировал в таблице Первого дивизиона, выиграв все пять матчей с общим счётом 19:2 и набрав 10 очков (до начисления трёх очков за победу в Англии оставалось ещё три года). Также удачно стартовали «Ковентри» и «Эвертон», потерявшие всего лишь по одному очку. У «Вест Брома», который в прошлом сезоне остановил «Ноттингем» в Кубке Англии, было 8 очков, у «Астон Виллы» – 7. Следом, на 6-м месте, шли «Лесники», не проигравшие ни разу (как и команды первой четвёрки), но зато победившие всего лишь однажды. «Ноттингем» набрал 6 очков, а в пяти матчах с его участием в сумме было забито лишь пять голов (3-2). «Ливерпуль» забивал голы забавы ради, а «Форест» рождали их в муках.
Какие бы выводы не напрашивались после изучения турнирной таблицы, но слова Клафа о реакции в стане «Ливерпуля» на жеребьёвку были не такими уж беспочвенными. «Мы не хотели так рано встречаться с «Форест», – признавался впоследствии Кенни Далглиш. – Мы уважали их за невероятный успех, когда они стали чемпионами сразу после выхода в Первый дивизион. Они были отличной командой».
Если Далглиш уважал «Ноттингем» и считал его отличной командой, то другие игроки «Ливерпуля» не особенно-то вспоминали слова их менеджера Боба Пейсли, который ещё до жеребьёвки назвал «Форест» главной командой, способной помешать мерсисайдцам выиграть третий кряду Кубок чемпионов. «Мы настолько мощно начали сезон, так легко забивали голы, что, сохраняй мы концентрацию и настрой, вопрос мог быть лишь в том, сколько именно мы наколотим этому новичку на европейской сцене», – передавал тогдашнее настроение Грэм Сунесс. Пресса почти единодушно с ним соглашалась. Редж Дрюри из «News of the World» зашёл настолько далеко, что призвал всю страну, или, если точнее, футбольную её часть, «желать победы «Ливерпулю»». «Чтобы трофей остался в Англии, победить должна мерсисайдская команда».
Менеджеры двадцати клубов Первого дивизиона не были настроены настолько радикально, но, когда каждому из них был задан вопрос, кто из двух представителей Англии выйдет в следующий раунд Кубка чемпионов, только трое отдали предпочтение «Ноттингему»: Алан Дикс («Бристоль Сити»), Джон Нил («Мидлсбро») и Кен Шеллито («Челси»).
Клаф защищался практически в одиночку, его поддержал разве что Джефф Пауэлл из «Daily Mail». Появившись в передаче «ATV Today», Брайан пытался убедить, что и его команда «могла забить «Шпорам» семь мячей», после чего напомнил, что в прошлом сезоне «Ливерпуль» сумел отличиться в четырёх матчах с «Ноттингемом» лишь однажды. Но когда в конце передачи он взял в руки обвешанный ленточками «Ливерпуля» Кубок чемпионов, ведущий Гари Ньюбон не мог не отметить, что они «идеально смотрятся вместе».
145 - 08.10.2018 - 14:33
«Матч века» – так «Evening Post» отреагировала на события, которые разыгрались на «Сити Граунд» 13 сентября 1978 года. Разумеется, это было явным преувеличением, но если оценивать случившееся глазами болельщика «Ноттингема», то характеристика уже не станет казаться настолько гиперболизированной.
В этом матче было всё, чтобы действительно выделить его из общего ряда. Дебютант обыгрывает искушённого еврокубкового бойца, у которого, по меткому замечанию Клафа, было в этом турнире «лет пятнадцать форы», а героем вечера на «Сити Граунд» стал Гарри «Откуда-он-чёрт-возьми-взялся?» Бёртлз. Всего за пару лет до этого матча Бёртлз укладывал ковролин в новостройках, зарабатывал по шестьдесят фунтов в неделю и считал, что неплохо устроился в жизни, ведь он забивал голы в Воскресной Лиге за местную любительскую команду «Лонг Итон Роверс» соперникам, гордо носившим названия вроде «Кухни и ванные от Кламбера», а потом и вовсе пошёл на повышение – в «Лонг Итон Юнайтед», который выступал в Лиге графств Мидленда. Сюжет, от которого британская пресса на следующий день после матча с «Ливерпулем», просто сошла с ума.
Клаф сделал всего одну замену в составе, который обыграл в чемпионате «Арсенал». Миллз, которому до 17-летия оставалось ещё два месяца, предсказуемо не вышел на поле, а его позицию в полузащите занял Арчи Геммилл.
Битва Макговерна с Сунессом за контроль в центре поля стала одним из важнейших противостояний матча.
Бёрнс, наблюдавший за нею из-за спины Макговерна, вспоминал: «Сунесс без передышки лупил и лупил Джона, но тот, словно ванька-встанька, каждый раз через мгновение оказывался на ногах». На защитника «Ливерпуля» Фила Томпсона произвело впечатление фото, на котором Сунесс держит за горло Макговерна. «Сегодня часто вспоминают разборки между игроками «Манчестер Юнайтед» и «Арсенала», но на фоне зарубы между Сунессом и Макговерном все они выглядели бледно», – считает он. Томпсон восторгался товарищем по команде, но настоящим победителем той дуэли стал его соперник, который даже в такой момент сохранял хладнокровие и оставался невозмутимым.
Макговерн прекрасно понимал, чего добивался Сунесс. Грэм был не только одним из самых безжалостных тафгаев своего времени, он одновременно был одним из лучших полузащитников мира. Он умел играть на высочайшем уровне как с мячом (ball), так и с «мячиками» (balls) соперников. Вудкок вспоминал эпизод, случившийся в начале матча, когда он заметил, как прыгает ему в ноги Сунесс, потому постарался подскочить как можно выше, но всё равно был скошен неистовым шотландцем. Да и как Тони мог забыть тот момент, если до сих пор на его ноге заметен след от того удара? Но Макговерн оставался для лидера «Ливерпуля» главной целью. «Что бы он ни делал, я не собирался сводить с ним счёты и гоняться за ним. Важно было сохранять концентрацию, – говорит полузащитник «Форест». – Сунесс хотел контролировать центр поля. Я добивался того же. Мы оба знали, что это даст нашим командам шанс на победу». Макговерн не избегал борьбы, но и не позволял себе увязнуть в ней настолько, чтобы пострадала команда. «Грэм был сильнее меня в физическом плане», – он понимал всю бесперспективность агрессии против Сунесса. «После очередного приёмчика Макговерн просто смотрел сквозь Грэма и возвращался на свою позицию, – пишет Даниэл Тейлор. – А если минуту спустя нужно было схлестнуться за ничейный мяч, он был тут как тут». «Вот потому-то Джон и был нашим капитаном», – заключает Бёрнс.
«Ноттингем», чья игра в атаке в первых матчах сезона не могла не разочаровывать, против команды, известной своей вышколенной игрой в обороне, выбрал стратегию быстрых атак. Высокая скорость командных движений позволяла «Лесникам» нивелировать главную проблему в нападении – если без Уита некому было придерживать мяч и цепляться за территорию, нужно было добиться того, чтобы мяч и игроки синхронно двигались в нужном направлении. Брайан Глэнвилл в «Sunday Times» впоследствии назвал выигрышным решение Клафа атаковать оборону «Ливерпуля» на скорости.
Никому не известный Бёртлз поражал своей работоспособностью, а в одном из эпизодов он едва не открыл счёт. Оказавшись с мячом на левом фланге атаки, Гарри, увидев перед собой Томпсона, резко убрал мяч левой ногой под себя, тут же пробросил его мимо защитника и, невзирая на острый угол и расстояние до ворот «Ливерпуля», нанёс мощнейший удар под перекладину. Рэю Клеменсу стоило немалых трудов, чтобы перевести мяч на угловой.
Хозяева не сбрасывали обороты, и на 26-й минуте добились своего. «Ноттингем» инстинктивно почувствовал момент, когда «Ливерпуль» немного ослабил прессинг и решил взять передышку. Бёрнс с мячом спокойно пересёк центральную линию и отдал пас к штрафной. Мяч ещё только подлетал к Бойеру, а Вудкок уже начал рывок за спину Эмлину Хьюзу. Последней надеждой защитников «Ливерпуля» был офсайд, но тщетно – нападающий оказался один на один с Клеменсом и, выманив вратаря на себя, отдал аккуратный пас набегавшему в штрафную параллельным курсом Бёртлзу. Тому оставалось просто ударить по пустым воротам. Комментатор матча Хью Джонс даже запнулся, называя ещё непривычную фамилию футболиста, который в третьем поединке в своей пока ещё совсем короткой профессиональной карьере поразил ворота сильнейшей команды Европы.
«Самый обыкновенный гол, какие я забивал пачками в Воскресной Лиге, – соглашается Гарри. – Но именно этот гол значил для меня всё. Я никогда не забуду рёв 38 тысяч болельщиков, и этот сентябрьский вечер навсегда останется одним из самых главных в моей карьере».
146 - 08.10.2018 - 14:34
В детстве Бёртлз был одним из этих болельщиков. Он прекрасно помнит команду Джонни Кэри, которая в 1967 году дошла до полуфинала Кубка Англии и стала вице-чемпионом страны. Он был среди тех, кто поставил свою подпись под обращением к руководству клуба, чтобы оно пригласило Клафа с Тейлором, когда те со скандалом покинули «Дерби». Но он и не мечтал, что однажды будет достаточно хорош, чтобы облачиться в красные цвета любимых «Лесников».
Работая на стройке укладчиком ковролина, Бёртлз немало забивал на любительском уровне, и в городе стали шептаться, будто им заинтересовался «Манчестер Юнайтед». Слухи о самородке дошли до Клафа, который не мог допустить, чтобы у него из-под носа увели хоть кого-нибудь.
Как оказалось, Бёртлз уже взял на заметку скаут «Ноттингема» Морис Эдвардс. «В октябре 1976 года я почти что случайно оказался на матче Кубка Англии, в котором «Бертон Альбион» принимал «Лонг Итон», – пишет он в своих воспоминаниях скаута «Brian and Peter: A Right Pair». – Хозяева легко победили 5:0, но меня поразил хлипкий на вид форвард «Лонг Итона», который весь матч в одиночку сражался с обороной соперника и не собирался сдаваться». Неделю спустя Эдвардс отправился на другой матч «Лонг Итона», невзирая на холод и проливной дождь. «Это был Кубок Дербишира, и я следил за игрой из своего автомобиля. В дополнительное время Бёртлз получил мяч у центральной линии, мгновенно набрал скорость, по лужам ушёл от двух защитников и ударом с линии штрафной переиграл голкипера».
На следующем матче Клаф решил составить компанию Эдвардсу, но Бёртлз уже на 15-й минуте получил травму, хотя вернулся на поле и сцепив зубы продолжал играть. «Я не мог упустить такой шанс», – вспоминал Гарри. Клаф же не увидел в молодом нападающем ничего особенного. «Боврил, что мы выпили в перерыве, был лучше, чем Гарри Бёртлз», – любил повторять он, когда его потом спрашивали о первом впечатлении от игры Бёртлза. (Боврил – густой солёный соус тёмно-бурого цвета, с лёгким запахом дрожжей и мяса; в качестве бульона был распространён на британских стадионах, невзирая на сомнительные вкусовые качества. – прим. А.И.) Однако Клафу всегда нравились нападающие, готовые сражаться за любой мяч, потому Бёртлз был приглашён на просмотр.
За его игрой в составе резервной команды против «Ковентри» наблюдал Тейлор, который и должен был вынести окончательный вердикт. Ронни Фентон, тренер резерва, хорошо знал Бёртлза – он был менеджером «Ноттс Каунти», когда отчислил юного Гарри за то, что «тот был недостаточно хорош». Спустя несколько лет Бёртлз по-прежнему не впечатлял своими физическими качествами. Он был щуплый и хилый настолько, что его хотелось первым делом накормить, а потом, как говорится, обнять и долго плакать. Кроме того выяснилось, что слухи об интересе «Манчестер Юнайтед» не соответствовали действительности, а на самом деле за Бёртлзом следил другой «Юнайтед» – из Питерборо.
В середине второго тайма матча с резервной командой «Ковентри» Тейлор уже собирался уходить, когда наконец он увидел финт в исполнении Бёртлза, который заставил его задержаться – в нём всё-таки что-то есть, и даже если защитники команд Первого дивизиона легко его проглотят, он всё равно будет искать выход, пока не добьётся своего. «Лонг Итон» получил за нападающего две тысячи фунтов, а Бёртлз подписал контракт с зарплатой в шестьдесят фунтов в неделю – ровно столько же он получал, укладывая ковры, и он ничего не выиграл, став профессиональным футболистом. Ничего, кроме всё ещё призрачной возможности ухватиться за мечту.
В марте 1977 года Бёртлз дебютировал в первой команде, сыграв в матче Второго дивизиона против «Халл Сити». Клаф поставил нападающего в ненавистный тому центр полузащиты, и Гарри, конечно же, не впечатлил. Бёртлз вернулся в резерв, в чемпионском сезоне сыграв за первую команду только в трёх товарищеских матчах. Он был одним из постоянных партнёров Клафа по игре в сквош, но летом 1978-го на предсезонные сборы в Югославию с первой командой поехал не он, а Эллиотт. «Мансфилд», уже вылетевший обратно в Третий дивизион, но сыгравший свою роль в переходе Питера Шилтона в «Ноттингем» (см. часть 9), звал Бёртлза к себе и предлагал целых 110 фунтов в неделю. Гарри же раздумывал о том, чтобы вообще уйти из футбола, когда Фрэнк Кларк, один из ветеранов команды, набиравший с резервом форму после травмы, решил поддержать старательного форварда. «У тебя есть контракт ещё на год. Сиди и не рыпайся. В футболе никогда не знаешь, что ждёт тебя завтра». Кларк признаётся: он не был уверен, что Бёртлз прислушался к нему – настолько тот был подавлен. Но его совет оказался пророческим.
За четыре дня до матча с «Ливерпулем» Клаф вспомнил о Бёртлзе, выпустил его против «Арсенала», но теперь уже поставил в атаку. «Если кто и заслуживает места в составе на первый матч Кубка чемпионов, то именно этот мальчик», – таков был вердикт тренера после игры.
«Когда Бёртлз отправил мяч в сетку ворот «Ливерпуля», он понял, что все его мытарства в резерве не были напрасными», – заключает один из биографов великой команды «Ноттингема» Даниэл Тейлор. Клаф, ещё недавно надеявшийся, что все уже позабыли про тот трансфер аматора, теперь сравнил свою команду с «умирающим в пустыне», для которого появление Бёртлза стало всё равно что «зелёный оазис с ручейком спасительной влаги».
Одного гола вам не хватит! – буквально выплюнул вслед ликующему Бёртлзу разозлившийся не на шутку Томпсон.

«Ливерпуль» явно завёлся и позабыл обо всех тех «пятнадцати годах форы», что были у них в этом турнире. «Как для команды, которая хорошо разбирается в природе матчей в еврокубках, «Ливерпуль» в первом матче на «Сити Граунд» допустил очень серьёзную ошибку, – напишет впоследствии Далглиш. – Пропустив после удара Гарри Бёртлза, мы самонадеянно бросились отыгрываться». Сэр Кенни называет такую реакцию «наивной», высказав вполне обоснованное предположение, что она скорее всего «была вызвана тем фактом, что нам противостоял привычный по чемпионату соперник. В чемпионате ты всегда стараешься победить, чтобы набрать очки. В противостоянии, судьба которого решается по сумме двух матчей, 0:1 после первого поединка не кажется таким уж плохим результатом. Например, в прошлом сезоне мы так прошли «Боруссию» из Мёнхенгладбаха». «С нашей стороны это было своего рода харакири», – соглашается Клеменс.
«Ноттингем» после того, как счёт был открыт, заиграл ещё более уверенно. В конце концов на своём поле «Лесники» не проигрывали уже почти полтора года. В том числе и «Ливерпулю». До перерыва Бёртлз мог забить ещё раз – после розыгрыша углового. Гости всё больше и больше открывались, что давало дополнительные возможности любящим быструю игру хозяевам.
147 - 08.10.2018 - 14:37
Более половины матча хозяева переигрывали «Ливерпуль» практически во всём, признаёт журналист, но после перерыва в игре гостей наступили явные улучшения. Особенно когда вместо Терри Макдермотта вышел ещё один игрок в атаку – Дэвид Джонсон. В одном из эпизодов Питер Шилтон вытащил мяч из-под перекладины после опасного удара Далглиша, однако в целом защитники «Ноттингема» настолько плотно и цепко действовали с игроками атаки мерсисайдцев, что тем приходилось уходить на фланги, откуда следовали подачи, ничуть не смущавшие Ллойда с Бёрнсом.
Впрочем, счёт 0:1 ещё не был приговором для «Ливерпуля». Их болельщики на мотив одного из хитов «Boney M» «Brown Girl in the Ring» пели о том же, о чём прокричал Томпсон на ухо Бёртлзу. Хьюз напоминал игрокам «Ноттингема», что им ещё придётся сыграть на «Анфилде», и уж там-то они поймут, что «одного гола недостаточно». «Лесники» начинали уставать, и О’Нил, в тот вечер сидевший рядом с Клафом и Тейлором на скамейке запасных, вспоминает, что тренеры тогда думали лишь о том, как бы продержаться и не пропустить. Наверное, к счастью для хозяев «Ливерпуль» не просто забрал мяч под свой контроль, он очень уж хотел забить. «Мы пытались сравнять счёт и были наказаны излюбленным «Форест» способом», – сетует Далглиш.
Шла 87-я минута. Далглиш в середине поля сумел зацепиться за мяч, развернуться и, оценив ситуацию, перебросить его на правый фланг на Джимми Кейса. Сунесс, бросив свою позицию в середине поля, попытался открыться за спину левому защитнику «Ноттингема» Колину Барретту. Тот, кажется, выдвинулся вперёд слишком далеко и оказался в уязвимой позиции. Но Кейс, заметив рывок Сунесса, выполнил неудачную передачу и Барретт, выставив ногу, перехватил мяч. Тот отскочил к Филу Нилу, который попытался протолкнуть-таки его на ход Сунессу.
Впрочем, Барретт не стоял на месте, не стал отходить назад, а наоборот – бросился прессинговать Нила, игнорируя азы игровой дисциплины. «Если бы у меня не получилось, меня наверняка ждал бы штраф, – вспоминал потом Барретт. – Мне рассказывали, что Питер Тейлор чуть не сошёл с ума, наблюдая за моей авантюрой и требуя, чтобы я, псих ненормальный, немедленно возвращался в оборону».
Защитник и на этот раз добился своего. Мяч отскочил к Бёртлзу, который опередил Кейса, рванул в штрафную, где ушёл от Томпсона и выполнил подачу вдоль ворот. Вудкок аккуратно сбросил мяч головой, а Барретт, который так и не остановился, ударом с лёта вколотил его в сетку. «Пока мяч летел ко мне, я успел подумать: «Какого чёрта наш левый защитник делает здесь?»» – смеялся потом Вудкок.
«Это была моя ошибка, – вспоминал события того матча спустя почти сорок лет Сунесс. – Я бросил свою зону, побежал в атаку и не сумел остановить их контрвыпад. Джо Фаган потом растерзал меня в клочья. Это стало мне хорошим уроком». «Самое печальное, – жаловался после игры Пейсли, – что мы-то знали, что «Форест» попытаются сделать и тем не менее мы позволили им уничтожить нас».
Для игроков «Ноттингема» это был гол громадного значения. 2:0 – этого уже «вполне достаточно». Вив Андерсон, кажется, по-доброму завидовал своему товарищу по обороне: «Если разобрать этот гол, он был феноменальным от начала и до конца. Колин прервал их атаку у центральной линии, а затем завершил контратаку ударом из пределов штрафной площади. Фантастика просто». Робертсон в автобиографии «Super Tramp» пошёл ещё дальше, назвав этот гол «важнейшим во всей истории клуба», потому как, по мнению полузащитника, «без него мы могли и не добиться затем всех тех побед».
К сожалению, этот гол стал не только самым главным событием в карьере Барретта, но и, по сути, его лебединой песней. Следующие два матча чемпионата «Ноттингем» снова свёл вничью, ведя в счёте и на поле «Манчестер Юнайтед» (1:1), и дома с «Мидлсбро» (2:2). Игра с «Речниками», состоявшаяся накануне ответного визита на «Анфилд», закончилась для Барретта порванными связками колена. После без малого трёх лет неудачных попыток вернуться в футбол, Барретт завершил карьеру, когда ему было всего 29.

Ноттингем – Ливерпуль 2:0

Голы: Бёртлз, 26, Барретт, 87

«Ноттингем»: Питер Шилтон – Вив Андерсон, Ларри Ллойд, Кенни Бёрнс, Колин Барретт – Арчи Геммилл, Иан Бойер, Джон Макговерн (к), Джон Робертсон – Гарри Бёртлз, Тони Вудкок. Менеджер – Брайан Клаф

«Ливерпуль»: Рэй Клеменс – Фил Нил, Фил Томпсон, Эмлин Хьюз (к), Алан Кеннеди – Джимми Кейс, Терри Макдермотт (Дэвид Джонсон, 55), Грэм Сунесс, Рэй Кеннеди – Кенни Далглиш, Стив Хайуэй. Менеджер – Боб Пейсли

Рефери: Эрих Линемайр (Австрия)
148 - 08.10.2018 - 14:40
«Знаю, теперь я рискую оказаться в меньшинстве, но я верю, что «Ливерпулю» не занимать мастерства, отваги и воли, чтобы всё равно одолеть «Форест», – написал Майкл Чартерс. – Ответный матч обещает стать одним из тех эпических европейских вечеров, каких «Анфилд» повидал уже немало».
Клаф, бравировавший перед первым матчем, теперь заговорил иначе. «На своём поле «Ливерпуль» способен забить семь голов, не то что три. Не знаю, хватит ли нам преимущества двух мячей, но я определённо доволен игрой своей команды». Это был ещё один из знаменитых психологических ходов Брайана: похвалить, но и убедиться в том, что никто не собирается витать в облаках.
«Ноттингем» остановился в гостинице в центре Ливерпуля, а за ужином Клаф выставил на стол несколько бутылок шабли. «Немного алкоголя поможет вам спокойнее уснуть», – посоветовал он. Клубный автобус «Лесников» вырулил к «Анфилду» едва ли за полчаса до начала матча, а рядом с Клафом восседал Билл Шенкли. Оба непринужденно болтали, а на коленях у Клафа покоилась внушительная коллекция банок с пивом. «Не знаю, почему Клаф решил пригласить Шенкли», – удивлялся Бёртлз. Возможно, чтобы легендарный менеджер «Ливерпуля» напомнил сказанные им как-то давно слова: «Анфилд» и вправду запугивает игроков соперника, но только плохих.
Выгрузив команду из автобуса, Клаф сразу же повёл её к Копу. «Тем самым он хотел, чтобы мы выразили своё почтение болельщикам «Ливерпуля» и в то же время показали, что они могут до хрипоты петь о том, что «они никогда не будут одни», но на нас это не подействует», – вспоминал Бёртлз. Игроков «Ноттингема», перебрасывающихся шутками и улыбающихся, Коп встретил гулом и свистом. С трибун полетела всякая всячина, в том числе и теннисный мячик. Робертсон подхватил его, подработал и непринуждённо вогнал в верхний угол ворот. «Настроение на трибунах моментально изменилось и Коп стал нам аплодировать».
«Ливерпуль» атаковал неистово и мощно. «Всё равно что выдержать осаду Аламо (битва, положившая конец контролю Мексики над Техасом. – прим. А.И.)», – вспоминал, непроизвольно поеживаясь, Фрэнк Кларк. Для него, подменившего получившего травму Барретта, это был первый матч в сезоне, но и он, и остальные игроки «Ноттингема» были к осаде готовы. В конце первого тайма Кларк получил рваную рану ноги, ему наложили семь швов, но он вернулся на поле и продолжал сражаться до самого финального свистка. За центральную линию отошли Бёртлз с Вудкоком, в защите отрабатывал даже Робертсон. Геммилл получил задание поддерживать на правом фланге обороны Вива Андерсона, присматривая за подключениями из глубины поля левого защитника гостей Алана Кеннеди. Макговерн должен был помогать центральным защитникам Бёрнсу и Ллойду. Один из лучших своих матчей за «Форест» сыграл Бойер, родившийся в Уирроле, «на том берегу» реки Мерси. Компактная игра в обороне и дисциплина прежде всего – преимущество в два мяча было солидным, но никто не собирался искушать судьбу. Дэвид Лейси из «The Guardian» увидел в организованной обороне «Лесников» признаки той «выездной модели», с помощью которой «победитель двух последних сезонов в Кубке чемпионов регулярно доводил до исступления своих соперников». «Команда Клафа не просто припарковала автобус, она поставила его на ручной тормоз, а ключи выбросила в ближайший водосток», – пишет один из историков «Форест».
У Далглиша было пару ударов, которые заставили Шилтона потрудиться, но самый опасный нападающий «Ливерпуля» был надёжно закрыт Ллойдом. «Я понимал, что с Кенни нельзя играть плотно, ведь если он принимал мяч и моментально разворачивался, ты рисковал остаться у него за спиной. Потому я держался в ярде от него и встречал его лицом к лицу, когда он разворачивался». После игры Ллойд не скрывал своей радости от успеха в противостоянии с бывшей командой («Мне платит зарплату «Ноттингем», я защищаю цвета этой команды – с какой радости мне нельзя радоваться?»), а в раздевалке веселил всех, заглядывая в карман пиджака и уговаривая воображаемого Далглиша наконец выбраться на свободу. «Впрочем, все мы знали, насколько трудно Ллойди было на самом деле», – замечал Робертсон.
В пятом матче подряд «Ливерпуль» с «Ноттингем» так и не сумел забить хотя бы гол. Это было, по мнению Тейлора, одно из самых безукоризненных и дисциплинированных выступлений команды. Ничья 0:0.
«Для них это был первый опыт в Кубке чемпионов, однако они проделали всю работу настолько великолепно, что владелец трофея, а не они, выглядел зелёным новичком», – сделал комплимент победителям Далглиш.
«На следующее утро я сидел в своём кабинете и чувствовал себя препаршиво, – признавался Пейсли. – Я написал в дневнике: «Снова нам не удалось забить сопернику, которого мы полностью переигрывали от начала и до конца. (…) …я действительно верил, что мы были способны выиграть Кубок чемпионов третий раз подряд». Но как только я закрыл дневник, сразу же позвонил своему букмекеру, чтобы поставить на победу «Форест» в этом турнире».
Игроки «Ноттингема», участвовавшие в матчах с «Ливерпулем», получили по тысяче фунтов на каждого за матч, а также две тысячи за проход в следующий раунд. Руководство клуба роптало, но Клаф был настойчив: в Европе нет задачи более сложной, чем выбить «Ливерпуль». До конца турнира ни за одного поверженного противника игроки «Форест» не получали таких щедрых премиальных, как за выход в 1/8 финала.
Вместе с «Ливерпулем» борьбу на стадии Первого раунда прекратили «Ювентус», «Брюгге», «Монако» и «Порту». Дышать стало легче.
149 - 09.12.2018 - 13:17
История "Ноттингем Форест" Часть 13. Лучшие в Европе. «А Тревор Фрэнсис сегодня не забил» (октябрь 1978 – май 1979)
С соперником по 1/8 финала Кубка чемпионов «Ноттингему» повезло. И не столько потому, что жребий подарил «Форест» встречу с греческом АЕКом, а не с «Реалом» или, скажем, киевским «Динамо». Просто именно с этим соперником команда из Англии была знакома очень хорошо – не далее как в августе на компактном стадионе этого афинского клуба «Ноттингем» сыграл товарищеский матч. Он запомнился не столько результатом, сколько невероятной атмосферой на трибунах. Греческие болельщики бесновались так, что Иан Бойер после жеребьёвки в первую очередь вспомнил о них: «Что же они устроят на матче Кубка чемпионов? Сожгут нафиг весь стадион?»
Кажется, Брайана Клафа это совсем не волновало, и он попросту отказался общаться с греческой прессой. И ладно бы «Ноттингем», приземлившись в Афинах, стал бы тренироваться как сумасшедший, но нет же – Клаф потащил команду на пляж. Греческие газеты заклеймили тренера «диктатором», призвав своего чемпиона «отодрать британских снобов как можно разгромнее». «Снобы», впрочем, отнюдь не нежились на пляже и не нарушали режим – Клаф решил, что лучшим способом размяться после перелёта и подготовиться к завтрашнему матчу станет игра в регби на песке.
Предматчевую установку «диктатор» проводил в центральном круге. Это был более чем эффективный способ убедить всех – и своих игроков прежде всего – в том, что «Ноттингем» не так-то просто запугать. «Форест» победили 2:1, а атмосфера если на кого и повлияла, то скорее на уругвайца Мильтона Виеру. В середине первого тайма он сорвался, ударил наотмашь Кенни Бёрнса и получил красную карточку. Первый настоящий выезд «Ноттингема» на континент продемонстрировал, что эта команда способна спокойно сделать свою работу, не тушуясь ни перед значимостью события, ни перед накалом обстановки.
Поездка в Афины не обошлась без внутреннего скандала. Перед вылетом не было указаний по поводу формы одежды, но вся команда не сговариваясь появилась в фойе отеля в клубных костюмах. Видимо, это было натренированное чутьё, подсказывавшее, что с Клафом лучше по умолчанию придерживаться дисциплины. В джинсах вышел только Ларри Ллойд, за что и получил от Клафа, который не упустил возможности в очередной раз сцепиться с защитником. Это был его излюбленный метод держать всех в ежовых рукавицах, но в данном случае ситуация выглядела настолько несправедливой и надуманной, что Ллойд пошёл на принцип и наотрез отказался переодеваться. Клаф оштрафовал его на сто фунтов, Ларри продолжал пререкаться и в результате вообще не попал в состав на следующий матч – с «Ипсвичем». В понедельник после победы в том поединке 1:0 Ллойд решил вручить Клафу письменное требование трансфера, но Брайан, как оказалось, слинял на неделю в Испанию, а когда вернулся, защитник уже успокоился.
Ллойд заплатил сто фунтов штрафа. «Я знал, что его невозможно победить. Я честно пытался, но никто не мог одолеть Клафа».
В ответном матче с АЕКом, в котором Бёрнса не было из-за дисквалификации, а Джона Макговерна – из-за травмы, Клаф отдал Ллойду капитанскую повязку. «Форест» играли здорово, победив с разгромным счётом 5:1, что стало повторением клубного рекорда в еврокубках (осенью 1967-го в розыгрыше Кубка ярмарок «Лесники» разгромили 4:0 «Айнтрахт» из Франкфурта-на-Майне). В их игре физическая мощь гармонично переплелась с интеллектом, а игра в пас была безукоризненна. «Не думаю, что в этом сезоне найдётся кто-то, способный их остановить», – заключил после матча тренер АЕКа, легендарный Ференц Пушкаш.
«Ноттингем» легко вышел в четвертьфинал, куда не удалось пробиться ни киевскому «Динамо», ни победителю Кубка УЕФА ПСВ, ни «Реалу». Английской прессе, впрочем, продолжающиеся поражения фаворитов виделись признаком падения общего уровня турнира. Кир Реднидж, к примеру, даже написал, что УЕФА пора задуматься либо о новом формате, либо вообще о новом турнире – исключительно для топ-клубов.
четвертьфинале Кубка чемпионов «Ноттингем» получил в соперники швейцарский «Грассхоппер», который как раз выбил «Реал». Матчи этой стадии турнира были запланированы аж на начало марта, так что команда Клафа имела уйму времени, чтобы заняться внутренними делами.
За одиннадцать дней до первого матча с АЕКом «Ноттингем» обыграл дома «Вулверхэмптон» со счётом 3:1 и установил новый рекорд Футбольной Лиги – 35 матчей без поражений. Предыдущее достижение принадлежало «Лидсу» Дона Риви, обойти который для Клафа было по понятным причинам делом принципа. Однако «Лесники» на этом не останавливались и продолжали улучать свой же рекорд, пока тот не составил 42 матча.
«Если два матча кряду завершались вничью, нам самим начинало казаться, будто начинается кризис, – вспоминал Ллойд. – Мы тут же собирались и пытались разобраться, что происходит. «Так, ты явно набрал лишние килограммы. А что мешает тебе? Ну а с тобой что не так?» Мы воспринимали отсутствие побед как что-то недопустимое. О нас разное говорили, но нам было плевать: мы знали, что мы чертовски отличная команда, которая просто не способна проигрывать».
Ллойд считает, что количество матчей без поражений уже не имело значения, никто не гнался за рекордами, команде просто нравилось не проигрывать. Однако на самом деле публика уже настолько привыкла к успехам, что, как вспоминал Клаф, «Сити Граунд» однажды стал роптать, наблюдая за тем, как «Ноттингем» безуспешно пытается открыть счёт. Это был конец сезона, четвёртый матч за восемь дней, включая полуфинал Кубка чемпионов, а соперником был «Манчестер Юнайтед». Но болельщикам не было до этого никакого дела, и они провели команду на перерыв жидкими аплодисментами. «Чего хотят все эти люди? – обратился к Клафу секретарь клуба Кен Смейлз. – Крови?»
Серия наконец прервалась там, где она, пожалуй, и должна была прерваться – 9 декабря 1978 года на «Анфилде». Мотивация «Ливерпуля» была запредельной – желание взять реванш за поражения в финале Кубка Лиги и в Первом раунде Кубка чемпионов усиливалось турнирной ситуацией. У «Ливерпуля» было уже два поражения, но он по-прежнему лидировал, набрав на шесть очков больше, чем «Ноттингем», сыграв при этом на два матча больше. «Форест» по разным причинам не смог выставить оптимальный состав: Колин Барретт был серьёзно травмирован, Бёрнс восстанавливался после операции на коленном хряще, Тони Вудкок вернулся из сборной с рваной раной на лодыжке, Мартин О’Нил не успел выздороветь, а Джон Макговерн пропустил из-за травмы весь ноябрь и впервые вышел на поле.
«Ливерпуль» открыл счёт перед перерывом с пенальти, забив «Ноттингему» впервые за более чем шесть с половиной часов. В самом начале второго тайма Терри Макдермотт, чьи голы в марте не были засчитаны в финале и в переигровке финала Кубка Лиги, оформил дубль, и сцены празднования каждый раз, по словам Смейлза, «напоминали истерию». Алан Хансен и Грэм Сунесс впоследствии вспоминали об этом матче как об одном из лучших, что они сыграли в составе «Ливерпуля». «Не думаю, что видел игроков «Ливерпуля» такими же счастливыми, как в тот день», – вспоминал Питер Шилтон. «Они уничтожили нас, – признал потом Клаф – У нас не было шансов». Во втором тайме, как свидетельствует репортёр «LiverpoolEcho» Иан Харгрейвз, ««Анфилд» начинал иронично аплодировать, если «Ноттингему» удавалось пересечь центральную линию». И всё-таки после финального свистка Клаф, как пишет Даниэл Тейлор, «сделал то, что не делал никогда прежде. Он подошёл к бровке и стал ждать свою команду. Он всматривался в расстроенные лица своих футболистов, а потом стал аплодировать».
На самом деле в данной ситуации была уместна целая овация. 42 матча – ровно такой была продолжительность полного сезона в тогдашнем Первом дивизионе Футбольной Лиги. Один год и девятнадцать дней без единого поражения в чемпионате – впоследствии Клаф не раз подчёркивал, что именно это достижение считает самым главным в своей карьере менеджера. «Нас никогда так и не оценили по достоинству за это, – писал он впоследствии в одной из своих книг. – Возможно, потому что тогда мы и так не сходили с первых полос. (…) Чем больше я думаю о тех сорока двух матчах, (…) тем больше я убеждаюсь, что это совершенно феноменальное достижение, почти нереальный успех, достойный места в футбольной истории».
Глава клуба Стюарт Драйден преподнёс Клафу с Тейлором новый контракт на четыре года (как раз в декабре «Сандерленд» предпринял запоздавшую лет на пятнадцать попытку назначить Брайана менеджером, и эту ситуацию дуэт мастерски использовал себе на пользу), а также памятный серебряный поднос, на котором были выгравированы все эти составившие рекорд матчи. Двадцать одна победа и двадцать одна ничья – «классический рецепт чемпионства: два очка дома и очко на выезде», как отметил в «TheGuardian»Дэвид Лейси.
«Будь на месте «Форест» любой другой клуб, его изображение поместили бы на монеты вместо изображения королевы», – не успокаивался Клаф.
Два месяца спустя, 9 февраля 1979 года, английский футбол преодолел «звуковой барьер». «Ноттингем Форест» установил новый трансферный рекорд, вдвое превзойдя предыдущий, который продержался всего лишь месяц (нападающий Дэвид Миллз перешёл из «Мидлсбро» в «Вест Бром» за 516 тысяч фунтов). 24-летний форвард «Бирмингем Сити» и сборной Англии Тревор Фрэнсис стал первым в истории британским футболистом, купленным за один миллион фунтов. «Мы можем позволить себе платить такие деньги благодаря тому, что в предыдущие годы менеджмент хорошо поработал», – сказал в выпуске новостей Би-Би-Си Питер Тейлор. «Ноттингем», укомплектованный игроками, которые совсем ещё недавно прозябали во Втором дивизионе, оказались ненужными большим клубам элиты или вообще, как Гарри Бёртлз, играли неизвестно где, вдруг провозгласил, что отныне он готов бросить вызов признанным грандам не только на футбольном поле, но и на трансферном рынке.
Брайан Клаф, правда, не очень-то стремился преодолеть этот самый «звуковой барьер», скорее всего понимая, что сумма с шестью нулями создаст лишнюю шумиху и чрезмерное давление и на клуб, и на футболиста. «Этот миллион больше нужен был Джиму Смиту, менеджеру «Бирмингема»», – вспоминал он. Клаф якобы настаивал, чтобы сумма трансфера осталась шестизначной, а Смит, «если ему так хочется, пусть сам доплатит» не то фунт, не то пятёрку (показания в этом месте не совпадают).
На самом деле непосредственно сам Фрэнсис был оценен в 975 тысяч, однако полная сумма трансфера составила даже не миллион, а больше – миллион и сто пятьдесят тысяч. «Ноттингем» заплатил сверху 8% НДС (78 тысяч), ещё 10% составили другие отчисления (97,5 тысяч, из которых футболист получил половину).
Слухи о переходе Фрэнсиса бродили несколько недель. Было понятно, что нападающий не хочет больше оставаться в команде, которая проваливала сезон, набрав к тому времени всего восемь очков в 23-х матчах. Сам Фрэнсис вышел на поле в составе «Бирмингема» всего восемь раз, успев, правда, забить трижды. На него претендовали «Ливерпуль» с «Эвертоном», но самыми настойчивыми были «Ноттингем» и «Ковентри». Шансы «Сити» казались выше, ведь Фрэнсис был в отличных отношениях с Джимми Хиллом, одним из руководителей «Ковентри», а также совладельцем клуба «Детройт Экспресс». Только прошлым летом Тревор хорошо заработал, забив 22 гола в 19-ти матчах в составе этого клуба американской Лиги НАСЛ, а летом 1979-го он собирался ещё раз «намазать хлеб маслом и с обратной стороны тоже» (так один из английских обозревателей назвал контракт Фрэнсиса, который за три летних визита в США должен был в сумме получить 200 тысяч фунтов). Однако «Ковентри» остановился на 900 тысячах фунтов и преодолевать миллионный рубеж не собирался. Тогда это сделал «Ноттингем».
150 - 09.12.2018 - 13:20
Переговоры Клафа с Фрэнсисом получились изматывающими. Менеджер «Форест» применил свой знаменитый приём, отправившись играть в сквош и заставив футболиста скучать в офисе битый час. «Клаф – главная звезда «Ноттингема». Ему причитается больше поклонов и расшаркиваний, чем любому другому игроку, включая Фрэнсиса или Шилтона», – напишет в конце того сезона Кир Реднидж. Фрэнсис во время переговоров стал свидетелем ещё одного эпизода, говорившего о статусе Клафа в клубе: «В кабинет заглянул председатель, который хотел узнать, как продвигаются переговоры. В ответ он услышал: «Господин председатель, когда будут новости, вы о них услышите, а пока проваливайте!» Я никогда не слышал, чтобы кто-то так говорил с председателем футбольного клуба».
Но Фрэнсис и сам оказался парнем не промах. Клафу не нравилась перспектива отпустить форварда летом на заработки в Штаты. «Будет больше пользы, если он всё лето проваляется на испанских пляжах, а не будет бегать по американским полям», – сказал он как-то в прессе. Фрэнсис очень хотел играть в команде Клафа, однако он не хотел терять и контракт с «Детройтом». И в ходе пятичасовых переговоров нападающий добился своего.

Тревор Фрэнсис родился в Плимуте, что в футбольном плане – глухая и труднодоступная провинция. В Девоне приятно встретить старость, но здесь не сделаешь футбольную карьеру, потому любому мало-мальски талантливому подростку нужно было быть готовым к переезду на север. Фрэнсиса завербовал «Бирмингем», и его отец, обыкновенный служащий газовой службы, поначалу возил его на тренировки и на матчи. Дорога в оба конца составляла около семисот километров и для того, чтобы хватало на бензин, мать взялась обшивать всю округу. К счастью, футбольные университеты Тревора закончились очень скоро – Фрэнсису ещё не было 17-ти лет, когда он сделал покер в матче Второго дивизиона с «Болтоном», а всего «Супербой» отличился 15 раз в первых 15-ти поединках за «Бирмингем». Переполох был такой, что, когда вундеркинд не сумел поразить ворота соперника, один из выпусков спортивных новостей Би-Би-Си начался со слов ведущего: «А Тревор Фрэнсис сегодня не забил».
За восемь лет выступлений на «Сент-Эндрюс» Фрэнсис забил 118 голов в чемпионате, но «Бирмингем» ни разу не финишировал выше 10-го места, а в сезоне 1978/79 стремительно нёсся обратно во Второй дивизион. Было понятно, что пути форварда и команды расходятся.
«Ноттингему» нужен был нападающий, да и вообще «Лесникам» просто не помешало бы вливание свежей крови, ведь предыдущий трансфер клуб осуществил аж за 14 месяцев до этого. Но сумма сделки означала, что её будут рассматривать не как рядовую и будничную.
Когда в 1905 году Альф Коммон перебрался из «Сандерленда» в «Мидлсбро» за одну тысячу фунтов, сумма трансфера вызвала столь сильное возмущение, что даже британский парламент не смог остаться в стороне. Похожую реакцию семьдесят четыре года спустя спровоцировал Клаф, родившийся и начинавший свою карьеру в Мидлсбро, а затем перешедший в «Сандерленд», а затем заплативший один миллион фунтов за молодого человека, который «просто пинает мячик».
В мартовском номере «WorldSoccer» вышел материал Лесли Вернона, недвусмысленно озаглавленный «Сделка на один миллион фунтов повредит футболу». Автор в первых строках назвал себя поклонником Клафа, который виделся ему этаким благородным рыцарем на страже светлой стороны футбола, а потому «особенно грустно», что именно Клаф «нанёс такой удар по любимой игре». Сумму, заплаченную за Фрэнсиса, Вернон назвал «глупой», а сам поступок «и сейчас, спустя несколько недель, кажется таким же разрушительным». «Учитывая теперешний экономический климат, когда наши улицы завалены мусором, когда рассерженные санитары скорой помощи, учителя и врачи устраивают пикеты, вся эта история кажется по меньшей мере неприличной».
Впрочем, Вернон быстро вернулся от социально-экономической ситуации в Британии конца семидесятых к игре, обвинив Клафа в том, что тот «одним росчерком пера изменил весь английский футбол». «На следующий день после сделки каждый британский профессиональный футболист должен был испытать бурную радость, потому что его стоимость вдруг выросла. Иными словами, трансферный рынок, который в лучшие времена можно назвать идиотским, взлетел до небес». Автор соглашается, что сезоном ранее «Манчестер Юнайтед» уже потратил миллион, когда подписал двух игроков «Лидса» – Джо Джордана и Гордона Маккуина, а летом 1978-го «Тоттенхэм» выложил даже больше, но за четверых футболистов, среди которых были аргентинцы Осси Ардилес и Рики Вилья. «Однако они по крайней мере не откладывали все яйца в одну корзину», – замечает Вернон, после чего удивляется, зачем Клаф согласился заплатить столь чудовищную сумму за игрока, который, во-первых, летом связан контрактными обязательствами с «Детройтом», а во-вторых (а вот это уже существенно), не сможет помочь команде в важнейших матчах этого сезона – согласно тогдашним правилам УЕФА, в розыгрыше Кубка чемпионов Фрэнсис имел право выйти на поле не раньше финала. А туда ещё надо было выйти, преодолев сопротивление швейцарского клуба «Грассхоппер», а также неведомого тогда ещё соперника по полуфиналу. «Если бы эту сделку осуществил кто-то другой, Брайан Клаф был бы первым, кто заклеймил его – во весь голос, не выбирая слов и не стесняясь в выражениях!»
151 - 09.12.2018 - 13:22
В пятницу 9 февраля Тревор Фрэнсис подрулил к клубному офису на своём «Ягуаре» в сопровождении разодетой в меха супруги Хелен, а на следующий день он дебютировал в составе «Ноттингема» перед двумя десятками зевак, которые даже не подозревали увидеть на матче третьей команды «Форест» самого дорого футболиста в истории британского футбола. Не ожидал ничего подобного и соперник – третий состав «Ноттс Каунти», укомплектованный школьниками и не проходившим в состав «Сорок» защитником Дэвидом Маквеем, страдавшим жутким похмельем после затянувшегося пятничного загула. Фрэнсис, за пару недель до перехода в «Ноттингем» получивший небольшую травму, мало что помнит о том матче, который прошёл на продуваемой всеми ветрами площадке недалеко от берегов Трента, но соглашается, что «это был более чем странный дебют». Настоящий дебют состоялся 24 февраля, когда Фрэнсис вышел на замену вместо О'Нила в матче с «Бристоль Сити». Как оказалось, Клаф и Тейлор не спешили выводить из состава ради рекордсмена кого-то из пары нападающих Бёртлз – Вудкок, а потому Фрэнсис чаще всего действовал в полузащите на правом фланге, а то и вовсе в её центре.
Конечно же, Фрэнсис нужен был для больших матчей, и у «Ноттингема» их снова было достаточно. Только вот игрок стоимостью один миллион фунтов во время таких событий превращался в кого-то вроде мальчика на побегушках. «В перерыве матча с «Грассхоппером» я решил налить себе чайку, но Клаф, увидев это, разорался: «Пусть это делает тот, кому нечем заняться. Тревор, твой выход»», – вспоминал Кенни Бёрнс. Фрэнсису оставалось повторить то, что он сказал, получая награду лучшему игроку Мидленда 1977 года, в ответ на замечание Клафа достать руки из карманов: «Да, сэр».
Фрэнсис был заигран за «Бирмингем» в кубковых турнирах. Из Кубка Англии «Ноттингем» выбыл вскоре после его подписания, дома уступив в Пятом раунде «Арсеналу» 0:1 (с начала прошлого сезона это было уже третье поражение в пяти матчах с «Канонирами»), а вот в Кубке Лиги команду ждал второй подряд финал.
В автобусе по пути в гостиницу Клафу не понравилась тишина. Команда просто сидела и молчала, что могло быть свидетельством либо чрезмерного волнения, либо неуместного безразличия. О чём бы это ни свидетельствовало, менеджер понимал, что до добра оно не приведёт. Потому вместо отбоя Клаф объявил всеобщий сбор в гостиной отеля, куда следом за футболистами вошли официанты с дюжиной бутылок шампанского и ещё бо́льшим набором пива. «Никто не уйдёт спать, пока эти запасы не опустеют», – объявил Клаф, после чего принялся вместе с Тейлором развлекать игроков байками времён их работы в «Хартлипулс». «Кто-то налегал на шампанское, кто-то предпочитал пиво, некоторые вообще не пили – я следил лишь за тем, чтобы все мы были вместе и чтобы все расслабились», – вспоминал позже Брайан.
К завтраку спустились далеко на все, многие мучились похмельем, а Бёртлз обнаружил болезненные ссадины на коленях – после часа ночи поднимаясь в номер, он споткнулся на лестнице, а остаток пути, как оказалось, с большим трудом преодолел на четвереньках.
За десять дней до финала Клаф использовал другой метод работы с коллективом. Ему очень не понравилось то, как команда отыграла первый тайм четвертьфинала Кубка чемпионов с «Грассхоппером». Тейлор был очень серьёзен, предупреждая об опасности недооценки соперника, но общее настроение выразил Арчи Геммилл: «Эй, мы «Ноттингем Форест», мы чемпионы Англии и победители могучего «Ливерпуля», а они… Кто они вообще такие?» «Они» выбили «Реал», а их нападающий Клаудио Сульсер забил девять мячей в четырёх матчах Кубка чемпионов, в том числе все три в поединках с Королевским клубом. Хорош был и второй форвард – шустрый Раймондо Понте, которого пару лет спустя «Ноттингем» даже подпишет. В общем, Сульсер открыл счёт уже на 11-й минуте, а «Форест» только к перерыву отыгрались, а во втором тайме забили ещё три мяча – 4:1. Но вместо привычного выходного Клаф на следующее утро устроил команде встречу с болельщиками – в одной из местных шахт. «Мы спускались всё ниже и ниже в железной клетке, а затем ползли на корточках по забою, чтобы поблагодарить шахтёров за их поддержку», – рассказывал капитан команды Макговерн.
Недоволен был Клаф и первым таймом финала на «Уэмбли». «Саутгемптон» играл отлично, особенно хорош был опытнейший Алан Болл, для которого главный стадион Англии давно превратился в родной дом. Кроме всего прочего, Болл не скрывал своего отношения к Клафу и при каждом удобном случае пытался подчеркнуть это. В его глазах Брайан был «зацикленным на себе диктатором» и «переоценённым менеджером», и когда с его передачи левый защитник Дэвид Пич открыл счёт на 16-й минуте, Болл с демонстративным ликованием пробежал возле тренерской скамьи «Форест».
В перерыве слово взял «зацикленный на себе диктатор» и «переоценённый менеджер»: "Не смейте оправдывать свою бездушную игру похмельем. Вы должны помнить, что с трибун на вас смотрят ваши родные и ваши болельщики. Просто заберите наконец мяч и начните играть в пас» - заявил Клаф.
152 - 09.12.2018 - 13:24
Преображение было удивительным», – констатирует Даниэл Тейлор. Забрав мяч, «Лесники» нащупали свою игру, поймали ритм и уже не останавливались. Теперь им не мешали ни тяжёлое похмелье, ни тяжёлое поле (та зима в Англии выдалась долгой и холодной, ещё за несколько дней до матча газон «Уэмбли» был укрыт снегом). Бёртлз, невзирая на разбитые колени, сделал дубль, ещё два его гола арбитр Питер Ривз отменил из-за спорных офсайдов, а в одном из эпизодов оформить хет-трик помешал защитник, выбивший мяч с линии ворот. Отличился и Вудкок, воспользовавшись гениальной передачей Геммилла, а «Саутгемптон» лишь незадолго до финального свистка сократил счёт, чудом избежав разгрома. 3:2, и «Ноттингем» стал первым клубом в истории Кубка Лиги, который выиграл этот турнир второй сезон подряд.
Клаф упивался триумфом и чувствовал себя на вершине футбольного мира. Он делал всё, что хотел, и возразить ему тогда не мог даже властный секретарь Футбольной Лиги Алан Хардакер, которого за глаза часто называли Калигулой. Перед матчем Клаф хотел вывести команду вместе с Тейлором, но получил отказ и тогда просто предоставил это право ассистенту. После финального свистка он потащил в королевскую ложу на церемонию награждения менеджера «Саутгемптона» Лори Макменеми – до того момента тренерам по священным 39-ти ступенькам «Уэмбли» путь был заказан. Хардакер сделал вид, что именно так и было запланировано, вручив Клафу с Макменеми пустые коробки от медалей.
Кубок же Лиги Клаф забрал домой, водрузил его на телевизор, взял себе порцию картошки с рыбой и стал смотреть выпуск вечерних новостей – там опять говорили об его команде.
153 - 09.12.2018 - 13:25
Четыре дня спустя «Ноттингем» оформил выход в полуфинал Кубка чемпионов, сыграв 1:1 на поле «Грассхоппера». Шилтон свидетельствует, что, невзирая на плотный график, команда сумела как следует отпраздновать завоевание Кубка Лиги. В чемпионате «Форест» шли ровно, но «Ливерпуль» никого не подпускал к себе на достаточно близкое расстояние, что только усиливало ожидания от полуфинала Кубка чемпионов.
На этот раз «Ноттингем» получил в соперники худший из возможных вариантов – «Кёльн», сделавший в сезоне 1977/78 «золотой дубль» и после вылета «Ливерпуля» считавшийся у букмекеров главным фаворитом турнира. Ворота этой команды защищал Тони Шумахер – как уже тогда было понятно, наследник легендарного Зеппа Майера. Оборону составляли защитники сборной ФРГ Бернхард Кульманн (чемпион мира 1974 года), Герберт Циммерманн и Харальд Конопка. В полузащите действовали ещё один победитель ЧМ-1974 Хайнц Флоэ и молодой талант Бернд Шустер. В атаке играл отличный бомбардир Дитер Мюллер, который был способен забивать за матч по шесть раз. Бельгиец Роже ван Гол был немецким вариантом Тревора Фрэнсиса – первым, за кого клуб Бундеслиги заплатил один миллион марок. Тренировал эту команду Хеннес Вайсвайлер, сделавший «Боруссию» (Мёнхенгладбах) одной из сильнейших не только в Западной Германии, а затем работавший с «Барселоной». Словом, матчи с представителем ФРГ можно было смело назвать преждевременным финалом, тем более что вторую пару составили австрийская «Аустрия» и шведский «Мальмё» под руководством 32-летнего англичанина Бобби Хафтона, который во второй половине девяностых войдёт в тренерский штаб «Ноттингема» в качестве помощника Дэйва Бассетта.
«Больше всего на свете мне нравилось драть немцев в еврокубках», – вспоминал впоследствии Клаф. От него, как от представителя поколения, пережившего войну, нельзя было ждать другой реакции, но вот «отодрать» «Кёльн» не получилось. Поединок на «Сити Граунд» стал украшением не только сезона, но и одним из лучших матчей в истории этого стадиона. «Это был один из тех вечеров, – не скрывая волнения вспоминал спустя годы О’Нил, – когда ты понимал, что именно чувствовали великие игроки вроде Пушкаша и ди Стефано. Ты теперь знал, что как раз таким и должен быть настоящий футбол. Я уходил с поля с мыслью о том, что только что сыграл в настолько атмосферном матче, который только можно вообразить». Дэвид Лейси в репортаже для «TheGuardian» поделился похожими ощущениями, назвав поединок «душераздирающим» от эмоций и «по-настоящему особенным».
К 20-й минуте «Ноттингем» проигрывал со счётом 0:2. Оборона, ослабленная травмой Бёрнса и дисквалификацией Вива Андерсона, а также нетипично неуверенной игрой Шилтона, явно не справлялась с соперником. «Мне кажется, в тот момент мы всей командой посмотрели на Питера Тейлора, пытаясь понять, что за чушь он говорил нам всё это время о «Кёльне»», – поделился О’Нил.
Дело в том, что Тейлор, так расхваливавший «Грассхоппер» перед четвертьфиналом, теперь не оставил камня на камне ни от игры «Кёльна», ни от отдельных его исполнителей. «Изучая соперника, я пытаюсь понять две вещи: хороши ли они в воздухе и достаточно ли быстры? Ответ на оба вопроса – нет, – говорил тренер. – У них совсем нет скорости и мы их просто уничтожим. Тем более на таком поле». Перед полуфиналом в Ноттингеме два дня почти без остановки шёл проливной дождь и от газона не осталось живого места. «Но состояние поля, кажется, их совсем не волновало – это была самая быстрая команда, с которой нам доводилось встречаться», – и спустя годы невольно поёживается от воспоминаний О’Нил.
Ван Гол открыл счёт на 6-й минуте, а затем помог отличиться Мюллеру. Перед самым перерывом ван Гол снова убежал к воротам, однако мяч после его удара задел штангу и под вздох облегчения стадиона улетел за пределы поля. Это был важнейший момент противостояния, ведь незадолго до этого Бёртлз сократил счёт.
«Ноттингем» отошёл от последствий блицкрига и бросился отыгрываться. Обоюдоострый футбол смотрелся на одном дыхании и «Форест» посредством атак явно обрёл уверенность в себе. «Некоторые наши игроки не смогли бы пробиться в состав «Ливерпуля» или «Арсенала», – писал впоследствии Шилтон, – но мы идеально дополняли друг друга. «Ноттингем Форест» Брайана Клафа был командой в истинном значении этого слова».
Одним из таких игроков, кому не нашлось места в так называемом большом клубе, но который «идеально дополнял» товарищей по «Форест», был универсал Иан Бойер. Игрок, которого в своё время жестоко освистывали болельщики «Манчестер Сити», считая недостойным носить футболку их клуба, по мнению Клафа, в «Ноттингеме» был «воплощением профессионала». За 14 сезонов на «Сити Граунд» он сыграл на всех позициях, в том числе вратарской, а в битве с «Кёльном» именно он, «мастер на все руки», как часто называл его один ведущих журналистов того времени Хью Джонс, повёл команду за собой. Удар Бойера в перекладину при счёте 0:2 встряхнул и команду, и болельщиков, а в начале второго тайма он сравнял счёт.
Но если Бойер стал в том матче мотором команды, то её душой оставался Джон Робертсон. Душа же самого Роббо в тот момент разрывалась на части и рыдала взахлёб. На следующий день должны были состояться похороны его брата Хьюи, который вместе с супругой погиб в автокатастрофе за четыре дня до поединка с «Кёльном». Клаф отправил Робертсона домой, но семья настояла на том, чтобы Джон вышел на поле, «потому что именно этого и хотел бы Хьюи». На 63-й минуте Роббо нетипичным для себя ударом в падении головой вывел «Ноттингем» вперёд. «Помню, как после этого я посмотрел на небо, думая о Хьюи, и мысленно сказал: «Это для тебя, братишка». На мгновение я почувствовал себя наедине со своими мыслями и странным образом этот гол дал мне силы пережить потерю».
В конце матча в составе гостей вышел на замену японец Ясухико Окудера, с чьим дальним ударом на 81-й минуте совершенно неожиданно Шилтон не сумел справиться. «К тому времени поле подсохло, а потому я решил, что мяч подскочит вверх, а вместо этого он прошмыгнул у меня под руками в ворота», – объяснял потом Питер.
Захватывающий матч завершился вничью 3:3, что для «Ноттингема» означало безрадостную перспективу. Никому в истории Кубка чемпионов не удавалось выйти в финал в ситуации, когда нужно было побеждать в ответном полуфинале на чужом поле.
Английская пресса ставила на «Форест» крест, хотя, к примеру, Дональд Сондерс в «DailyTelegraph» отмечал, что перспективы команды «определённо лучше, чем они казались» в середине первого тайма, но даже он отдавал место в финале «Кёльне». Однако Клаф был само спокойствие. «Можно подумать, что он после матча был расстроен, что он швырялся чашками с чаем в раздевалке, – рассказывал Бёртлз. – Ничего подобного. Он не распекал нас, он был очень спокоен, сразу же сказав нам: «Вы лучше их. Они считают, что уже вышли в финал, но мы обыграем их». Никакой паники, никакой наигранной театральщины». Затем Клаф вышел к телевизионщикам и в послематчевом интервью Гари Ньюборну спокойно сказал, глядя прямо в камеру: «Надеюсь, никто здесь не настолько глуп, чтобы списывать нас со счетов». Это был гениальный ход мастера психологических войн. «Мы, конечно, видели это интервью, и благодаря ему мы снова поверили в себя», – признавался Макговерн.
Много лет спустя в беседе с журналистом Данканом Хэмилтоном Клаф, однако, признавался, что на самом деле он в тот момент был очень расстроен: команда забила три мяча, а всё равно не победила, откуда, мол, взяться оптимизму. И если бы не Тейлор, не факт, что Брайан сумел бы сделать тот самый гениальный психологический ход. Питер без остановки повторял словно мантру: «Всё, что нам нужно – один гол и клин-шит. Это не такая уж непосильная задача». «Я пытался его урезонить, чтобы он поменьше болтал об этом, – рассказывал Клаф. – Но впоследствии понял, что прав был он, а не я. Нужно было не только вселить уверенность в свою команду, важно было при этом заронить зерно сомнения в души соперников».
154 - 09.12.2018 - 13:27
Игроки «Кёльна» в самолёте пили шампанское, поздравляя друг друга с удачным результатом, клуб уже был готов начать печать билетов на финал и уже якобы забронировал номера в отеле Мюнхена, где должен был состояться решающий матч, а местные турфирмы предлагали болельщикам «по самым выгодным ценам прекрасное времяпровождение в столице Баварии».
За четыре дня до ответного матча «Кёльн» потерпел разгромное поражение в Мюнхене от «Баварии» со счётом 1:5. Неужели зерна сомнения укоренились и проросли?
Тренерский штаб «Ноттингем» выбрал идеальную тактику на матч, а команда великолепно воплотила её на поле. Гости, которым нужна была только победа или же ничья с совсем уж диким счётом вроде 4:4, 5:5 и так далее, не спешили идти вперёд. Они действовали настолько спокойно, что Ллойд, по его воспоминаниям, сделал то, что никогда в жизни не позволял себе раньше: «Мы гнались за мячом вместе с Мюллером, и в подобных ситуациях я либо отдавал пас Шилтону, либо выбивал куда подальше. Вместо этого я перебросил мяч через себя, развернулся и отыграл мяч вперёд. Да, мы настолько были уверены в себе».
А вот игроки «Кёльна» в середине первого тайма стали демонстрировать явные признаки сомнений и неуверенности. «Они не могли понять, что же им делать дальше: атаковать, рискуя пропустить контратаку, или же просто играть на удержание. Перемена в их настроении не ускользнула от нас», – вспоминал О’Нил.
К середине второго тайма характер игры не изменилась и Барри Дэвис, комментировавший матч для Би-Би-Си, заметил, что «пришло время рискнуть». Вскоре после этого «Ноттингем» заработал угловой, после розыгрыша которого Бойер, воодушевивший команду на отыгрыш в первом матче, переправил мяч в сетку.
«Кёльн» лихорадочно бросился сравнивать счёт, и в одном из эпизодов, когда мяч вылетел в аут недалеко от Клафа, тот вскочил со своего места, подобрал мяч и быстро подал его немецкому футболисту. «Да, мы настолько были уверены в себе». На последней минуте после удара Конопки мяч летел в угол ворот «Ноттингема», однако Шилтон в великолепном броске напомнил, что привычка ошибаться в двух матчах подряд за ним не водилась.
«Ноттингем» переписал и эту историю, одержав решающую победу в ответном полуфинале Кубка чемпионов на чужом поле.
155 - 09.12.2018 - 13:29
В чемпионате«Форест» финишировали следом за «Ливерпулем», потерпев те же три поражения, что и в чемпионском сезоне. Очков было набрано на четыре меньше, но в пяти из шести предыдущих кампаний этого хватило бы для коронации. Команда Боба Пейсли проиграла даже на один матч больше, однако, в отличие от «Форест», намного реже играла вничью, опередив в итоге «Лесников» на восемь очков и пропустив 16 мячей, в том числе всего лишь четыре на своём поле. Когда же было нужно, «Ливерпуль» сумел воспользоваться рецептом «Ноттингема» и сыграть вничью: сразу же после победы над «Кёльном» команда Клафа принимала мерсисайдцев и для неё это был последний шанс угнаться за лидером. Матч завершился 0:0, а в следующем туре «Ноттингем» на последних секундах проиграл 0:1 в Вулверхэмптоне, и с этого момента все мысли были только о финале в Мюнхене.
Соперником «Ноттингема» стал шведский «Мальмё», который шесть из восьми матчей в розыгрыше Кубка чемпионов сыграл «на ноль». «Мальмё» был укомплектован «крепкими сынами земли великанов», как назвал их Бёртлз, которым хватило по одному голу, чтобы выбить «Монако» и «Аустрию», два – киевское «Динамо», но которые оказались способны, когда это понадобилось, забить пять раз в двух матчах с польской «Вислой». Все игроки того состава «Мальмё» родились в пределах этого города, что помогло Бобби Хафтону создать в коллективе атмосферу единства и даже братства.
За неделю до срока Клаф с Тейлором прибыли в Швецию на разведку. Они познакомились с Хафтоном, которого Брайан тут же обставил в сквош. Сделав комплимент сопернику, назвав того «мастером оборонительного искусства», Клаф на самом деле был обеспокоен тем, насколько посредственной была шведская команда – уж лучше бы она была хороша. Тейлор сдержанно донёс впечатления от игры «Мальмё» до команды: «В атаке они полагаются на стандарты, в обороне – на искусственные офсайды. Помните об этом, и у вас не возникнет никаких проблем».
«Ноттингем» прибыл в Мюнхен за несколько дней до финала, а Клаф, отдыхавший с семьёй на Крите – только за день. Ему нужно было разобраться с проблемой, которая казалась куда как более серьёзной, чем «Мальмё» – выбор состава.
Во-первых, победа над «Кёльном» давала возможность Тревору Фрэнсису наконец сыграть в большом матче за «Ноттингем». Клаф держал футболиста в неведении до самого дня финала, и впоследствии Брайан подчёркивал, что Тревор не вышел бы на поле только потому, что за него заплатили миллион, если бы он был уверен в готовности некоторых игроков.
Вот в этом и заключается проблема «во-вторых». Геммилл, О’Нил и левый защитник Фрэнк Кларк провели финишный отрезок сезона в лазарете, однако ближе к финалу приступили к тренировкам.
Геммилл надорвал мышцу паха, пытаясь угнаться за ван Голом, и не играл с первого матча против «Кёльна». Шесть недель он восстанавливался, а перед вылетом в Мюнхен без происшествий отыграл полчаса в финале Кубка Ноттингемшира против «Мансфилда» (победа 3:1; «Форест» играли основой плюс ветеран Джон О’Хейр на позиции Геммилла). «Клаф обещал мне, если я буду здоров, то обязательно сыграю. Я чувствовал себя хорошо и говорил себе, что место в составе у меня в кармане».
У Кларка были проблемы с подколенным сухожилием, которые усугубились в матче предпоследнего тура с «Лидсом».
За неделю до этого О’Нил в домашнем поединке с «Манчестер Сити» получил настолько сильный удар по бедру, что появилась большая гематома, которая никак не проходила. «Мне порекомендовала врача, который с помощью инъекций мог снять отёк в течение недели. Единственная проблема – для меня он мог найти свободное окно только на пять утра. Я терпеть не могу уколы, однако семь дней подряд являлся к нему ни свет ни заря».
«Мы трое тренировалась вместе со всеми, но знали, что кого-то из нас, а то и сразу двоих в составе не будет, – рассказывал Кларк. – В глубине души мы понимали, что Тревор будет играть. Но кто из нас выйдет на поле?»
Утром в день финала все трое на вопрос Клафа ответили, что считают себя здоровыми и готовыми сыграть. «Потрясающе. Я в восторге, – услышали они от тренера. – Жаль того, что все вы лжёте, а я могу рискнуть только одним из вас». После чего указал на Кларка: «Играешь ты, Фрэнк».
Кларк признаётся, что из всех троих именно он был наименее готов к матчу – «в лучшем случае процентов на девяносто», и, кажется, это было очевидно всем. «Несколько лет спустя я спросил у Клафа, почему же он выбрал меня. «Я подумал, что из вас троих, – сказал он мне, – у тебя меньше всего оснований пытаться меня обмануть». Конечно же, его решение обрадовало меня, но Арчи с Мартином отреагировали очень плохо».
О’Нил, по всей видимости, просто устал от постоянной ругни с Клафом, а потому ничего другого и не ждал. Он предпочёл замкнуться в себе и молча переживал решение тренера. А вот Геммилл чувствовал себя обманутым и преданным, а потому устроил скандал.
«Ты со своим дружком просто насрали мне в душу», – кричал Геммилл пытавшемуся его успокоить Тейлору.
Летом Арчи уйдёт в «Бирмингем» и, хотя в середине восьмидесятых он вернётся в тренерский штаб к Клафу, Брайан знал, что Геммилл так до конца и не простил ему тот день в Мюнхене.
156 - 09.12.2018 - 13:31
Перед посадкой в автобус Клаф заметил двухдневную щетину на лице Бёртлза и дал тому пять минут, чтобы привести себя в порядок – «иначе играть будет кто-то другой». «Больше, чем в тот день, я нервничал только когда появлялись на свет наши дети. Клаф понял моё состояние и придумал, как отвлечь меня от переживаний по поводу предстоящего финала», – объяснял Бёртлз. «Хорошо, что Гарри не перерезал себе горло», – шутил Ллойд, вспоминая, как Бёртлз вернулся в автобус с многочисленными следами порезов на лице.
Состояние Бёртлза легко понять, ведь нервничали и куда более опытные игроки. В самом начале матча Бёрнс неудачно скинул мяч Шилтону, но полузащитник «Мальмё» Ян-Улов Киннваль паниковал не меньше, нанеся безобразный удар по воротам.
Если называть вещи своими именами, безобразным получился и сам финал. «Мальмё», который из-за травм недосчитался сразу шестерых игроков, тесно прижался к своим воротам и 15 раз поймал соперника в искусственное положение «вне игры». Но «Ноттингем» действовал терпеливо, без суеты, зная, что главный момент обязательно возникнет и тогда нужно будет его просто использовать. Он случился перед самым окончанием первого тайма. Бойер отдал мяч на левый фланг Робертсону. Рядом с ним моментально выросли два шведа. Роббо фирменным финтом качнул их в одну сторону, затем толкнул мяч в другую, тем самым выиграв необходимые полметра. И выполнил ювелирный навес в штрафную.
«Когда он получил мяч, я был в добрых сорока, а то и пятидесяти ярдах от ворот, – вспоминал Фрэнсис. – Мне постоянно вдалбливали, что я должен быть на дальней штанге, когда мяч оказывается у Робертсона. Я знал, что мне следует со всех ног нестись на свою позицию, ведь если он обыграет защитника и выполнит подачу, а меня не окажется в нужном месте, Брайан Клаф в раздевалке не оставит от меня мокрого места».
Бёртлз в последний момент понял, что не достаёт до летевшего на дальнюю штангу, «но краем глаза я увидел рядом какую-то красную вспышку». Это был Фрэнсис, он успел вовремя, чтобы в прыжке головой отправить мяч в сетку.
30 мая 1978 года Тревор Фрэнсис забил гол, короновавший «Ноттингем Форест» лучшей командой Европы.

Ноттингем – Мальмё 1:0
Гол: Фрэнсис, 45+1

«Ноттингем»: Питер Шилтон – Вив Андерсон, Ларри Ллойд, Кенни Бёрнс, Фрэнк Кларк – Тревор Фрэнсис, Иан Бойер, Джон Макговерн (к), Джон Робертсон – Гарри Бёртлз, Тони Вудкок. Менеджер – Брайан Клаф

«Мальмё»: Ян Мёллер – Роланд Андерссон, Кент Йонссон, Магнус Андерссон, Ингемар Эрландссон – Роберт Притц, Стаффан Таппер (к) (Клас Мальмберг, 34), Андерс Юнгберг, Ян-Улав Киннваль – Торе Сервин, Томми Ханссон (Томми Андерссон, 82). Тренер – Бобби Хафтон

Рефери: Эрих Линемайр (Австрия)
157 - 09.12.2018 - 13:33
Клаф прямиком из Мюнхена отправился обратно на Крит, а команду с Кубком чемпионов встречал весь город. «Когда мы въехали в черту Ноттингема, нас шокировало, что на улице не было вообще никого, – вспоминал Ллойд. – Это просто унизительно, говорили мы друг другу. Чтобы изобразить «радость на улицах», мы с Роббо выскочили на первом же светофоре и бежали за автобусом, скандируя «Мы взяли кубок! Мы взяли кубок!» Но потом мы повернули за угол…»
https://www.youtube.com/watch?v=NUavAhoFX8A
158 - 09.12.2018 - 13:38
Во время чемпионата Европы 1996 года Жозе Моринью, тогда ещё никому не известный, впервые оказался в Ноттингеме. Он помнил команду Брайана Клафа, знал всё о ней, но он оказался не готов к потрясению, которое его ждало после знакомства с городом и стадионом. «Милый стадион, милый город, но всё… всё такое маленькое. Вы, должно быть, шутите? Как этот клуб мог выиграть Кубок чемпионов, да ещё и дважды? Я не верю в чудеса, но я верю, что только талант способен их творить. История «Ноттингема» убеждает, что здесь, в этом маленьком городке, было много талантливых людей, которые и вписали в историю футбола это чудо».

«Даже спустя много лет у меня перехватывает дух, когда я думаю о том, сколько нам удалось совершить за столь короткий срок», – признаётся Шилтон.

«Мне не нравится, когда нынешние эксперты начинают утверждать, будто сегодня выиграть Лигу чемпионов намного сложнее, чем в наши времена, когда был Кубок чемпионов, – ворчит Робертсон. – Мне вообще не понять их аргументов. Сегодня ты можешь отстать от чемпиона на 20, а то и больше очков, и всё равно у тебя будет возможность побороться за трофей в Европе наравне с чемпионами. (…) Нынешняя Лига чемпионов превратилась в однообразную рутину, наши же приключения в Европе были похожи на волшебные путешествия».
159 - 02.07.2019 - 14:14
«Истинное величие нашего достижения можно оценить, пожалуй, только вспомнив названия клубов, которые выигрывали Кубок чемпионов до нас, – считает Джон Робертсон. – Как будто изучаешь футбольный список «Кто есть кто». Конечно, «Реал» (Мадрид), потом «Милан» и их знаменитые земляки из «Интера», «Аякс», «Бавария» (Мюнхен), наши «Манчестер Юнайтед» и «Ливерпуль»… А разве можно забыть волшебный миг триумфа «Селтика» в Лиссабоне в 1967-м? Но прежде ни один город масштабов трёхсоттысячного Ноттингема не выигрывал главный приз европейского футбола, чем мы невероятно гордились».
Даниэл Тейлор, автор книги о самом великом периоде в истории «Ноттингема», считает, что победа «Форест» в Кубке чемпионов 1979 года, «полностью изменила пейзаж английского футбола, а также начистила до блеска корону города». Благодаря футболу «от Ноттингема несколько лет исходили неведомые доселе волшебные флюиды. Город изменился вместе с командой». Наиболее точно суть этих изменений передал Ларри Ллойд: «Раньше нам по старинке ставили пинту пива, теперь же покупали водку с колой».
«Ноттингем перестал быть городом только лишь Робина Гуда, Дэвида Герберта Лоренса, велосипедов Рали, сигарет Джон Плейер и фармацевтической компании «Boots», – продолжает уроженец Ноттингемшира Тейлор. – Он обзавёлся новым символом и как будто расправил плечи». Об этом небольшом городе вспомнили, когда «целый мир в сопровождении жён пришёл поглазеть на Кубок чемпионов».
Сам «Ноттингем» пытался соответствовать новому имиджу успешного и преуспевающего клуба. Миллион фунтов за Тревора Фрэнсиса, два с половиной миллиона фунтов за модернизацию трибуны. Работы, правда, шли не так быстро, как хотелось бы Клафу, который как-то пожаловался в прессе, что «строители ещё медленней моей линии обороны». Но теперь на трибуне были корпоративные ложи, а название клуба – чего в Англии тогда не было ни у кого – было выведено с помощью сидений разного цвета. Появился и новый кабинет для трофеев – более просторный, само собой.
Тогда, по горячим следам, никто не спешил снимать душещипательные фильмы и писать такие же книги. Сам по себе финал в Мюнхене разочаровал нейтральную публику. В этом скучном и пресном матче не было ни романтики, ни чуда, ни очарования. «Только посмотрите на этот «Мальмё». Это даже не команда английского Третьего дивизиона, иначе их нападающие должны были воспользоваться чудовищной ошибкой Кенни Бёрнса. Тогда у «Ноттингем Форест» могло и не быть той тоскливой победы со счётом 1:0», – бухтел Эмлин Хьюз.
Джонатан Уилсон в своем изложении жизни Брайана Клафа вообще пишет, что победа в Мюнхене вызвала «странное чувство начавшегося заката». Впрочем, с чего должно было быть иначе? «Ноттингем» за каких-то четыре года проделал путь от 16-го места Второго дивизиона до звания лучшей команды Англии, а потом и Европы. Чего ещё можно было ждать? В раздевалке, сразу после победы над «Мальмё», Фрэнк Кларк с высоты своих лет резюмировал: «Лучше быть не может». Вскоре, отказавшись от нового контракта, 35-летний защитник объявил о завершении карьеры, чтобы начать новую – тренерскую, которая со временем приведёт его на «Сити Граунд».
Сезон 1979/80 ознаменовался массовыми, особенно по меркам первых лет работы Брайана Клафа и Питера Тейлора, изменениями в кадровом составе. Тревожило то, что теперь не все они были удачными. Скаут Морис Эдвардс в мемуарах делится размышлениями, что, по его наблюдениям, именно тогда Тейлор «перестал проявлять прежнее рвение в вопросе рекрутинга новых игроков. Не уверен, здоровье ли тому причиной, а может, и разногласия с Брайаном по поводу своей загруженности, но он определённо не выказывал знакомого мне энтузиазма».
Летом был продан Арчи Геммилл. «Медаль за победу в финале не значила для меня ровным счётом ничего, – признавался он. – В раздевалке я зашвырнул её на массажный стол, и она свалилась на пол. Тренер приказал мне поднять её, я послал его и пошёл в душ». Во время предсезонки, когда Клаф был на Майорке, Геммилла вызвал Питер Тейлор и сказал, что на его место клуб покупает Эйсу Хартфорда, а «тобой интересуется Джим Смит, и мы хотим, чтобы ты ушёл в «Бирмингем»».
Хартфорд, пришедший на смену Геммиллу, продержался в команде чуть больше двух месяцев. Эйса был полузащитником, который за счёт выносливости и решительности умел диктовать ход игры в середине поля, а его передачи позволяли обострять ситуацию у чужих ворот. Он рано сделал себе имя в «Вест Броме», едва не перешёл в «Лидс», но медобследование выявило у него проблемы с сердцем.
Это, впрочем, не остановило сначала «Ман Сити», а потом и «Ноттингем», который выложил за шотландца 500 тысяч фунтов. Клафу с Тейлором хватило первых трёх матчей в чемпионате, чтобы понять свою ошибку: Эйса был на поле настолько незаметен, что в одном из матчей его вообще пришлось заменить. «Он чертовски шикарный игрок, но мы не собираемся ради него перестраивать игру всей команды», – подвёл черту Тейлор. Хартфорд редко ошибался в передачах, но, как заметил его тренер в «Ман Сити» Малколм Эллисон, «уступал мяч только взаймы». «Он не видел дальше двадцати ярдов, играл в пас точно, но слишком коротко», – объяснял Тейлор в своей книге «WithClough,ByTaylor». Идея же заключалась в следующем: раз уж соперники стали использовать против Джона Робертсона двойную, а то и тройную опеку, тогда от центрального полузащитника требуется без промедления переводить мяч на противоположный фланг.
160 - 02.07.2019 - 14:15
«Эвертон» отдал за Хартфорда 400 тысяч, но проблема в полузащите «Ноттингема» никуда не делась. Иан Бойер, а также ветеран Джон О’Хейр и 17-летний Гари Миллз поочерёдно использовались в качестве временного решения. Тревор Фрэнсис, который вернулся с травмой после летнего выступления за «Детройт» и не играл до октября, тоже был отправлен на проблемную позицию в полузащите. Клаф даже предпринял попытку вернуть Геммилла. «Сынок, я ошибся, – начал он телефонный разговор. – Если согласишься, станешь получать в два раза больше». Но Арчи был твёрд. «Мне важны были мои принципы, и я остался с «Бирмингемом» во Втором дивизионе, хотя мог бы всё-таки сыграть в финале Кубка чемпионов», – вспоминал он впоследствии тот разговор.
(Мартин О’Нил, тоже явно разочарованный решением Клафа не ставить его в состав на финал, спустя годы признал правоту тренера. «Клафи всегда подчёркивал, что я не был готов к матчу и знаете что? Оказалось, он всё-таки был прав. Через неделю после Мюнхена я играл за Северную Ирландию против Дании и мне пришлось уйти с поля в перерыве». [На самом деле в отборочном матче О’Нил был заменён на 65-й минуте, но очевидно, что он был не в лучшей форме, как и вся команда, со счётом 0:4 уступившая на выезде аутсайдеру группы.])
Крис Вудс после победы над «Ливерпулем» в финале Кубка Лиги в марте 1978 года сыграл только в двух неофициальных матчах и был на скамейке запасных в Мюнхене. Ему ещё не исполнилось 20-ти, но он уже был готовым вратарём и с радостью воспользовался предложением «Куинз Парк Рейнджерс». Вместо него на роль дублёра Питера Шилтона был подписан 35-летний Джим Монтгомери, рекордсмен по матчам за «Сандерленд», герой сенсационной победы этой команды в Кубке Англии 1973 года. Монтгомери обладал великолепной реакцией и кошачьей пластикой, но ничего этого болельщики «Ноттингема» не увидели – играл по-прежнему только Шилтон.
Фрэнк Грей же переходил из «Лидса» за полмиллиона фунтов, чтобы играть. Кларк вошёл в тренерский штаб «Сандерленда», Колину Барретту никак не удавалось восстановиться после тяжелейшей травмы колена, полученной перед ответным матчем с «Ливерпулем» в Кубке чемпионов прошлого сезона, и «Ноттингему» нужен был сильный левый защитник. Тейлор склонялся к приглашению Стива Бакли из «Дерби», однако понимал, что руководство «Баранов» сделает всё, чтобы трансфер не состоялся. Поэтому, по наводке Эдвардса, «Ноттингем» обратил внимание на Грея.
Младший брат Эдди Грея, одного из сильнейших левых крайних 1960-70-х, преимущественно действовал в полузащите, но Тейлор запомнил, как уверенно тот сыграл слева в обороне в конце сезона 1978/79, когда «Форест» дважды в течение месяца встречался с «Лидсом». Быстрый, техничный, отлично читающий игру Фрэнк легко освоился в коллективе и быстро наладил взаимопонимание с Робертсоном. Он не был идеален в отборе, но «с Питером Шилтоном в воротах, Ларри Ллойдом и Кенни Бёрнсом в центре обороны мы могли себе позволить роскошь использовать одновременно двух атакующих фулбеков – Грея и Вива Андерсона», – объяснял Тейлор. За весь сезон Грей пропустил лишь один матч, а Барретт, так и не набрав форму, ушёл в «Суиндон».


К списку вопросов
Опции темы Поиск в этой теме
Поиск в этой теме:

Расширенный поиск




Copyright ©, Все права защищены