К списку форумов К списку тем
Регистрация    Правила    Главная форума    Поиск   
Имя: Пароль:
Коронавирус Кубани
Рекомендовать в новости

Английский футбол.История "Ноттингем Форест".

0 - 12.10.2011 - 15:13
Доброго дня.

На фоне праздничной атмосферы выхода сборной России в финальную часть ЧЕ хотелось бы вместе с вами окунуться в события конца 19 века и проследить за историей становления как английского футбола так и историей развития некогда прекрасного клуба Ноттингем Форест в частности, ныне переживающий тяжелые времена.Эта история интересна будет я думаю для всех любителей английского футбола нашего форума.Она во многом позновательна и наверняка дополнит ваши познания.В настоящий момент готовы две части.А в дальнейшем будет дополняться и я её буду выкладывать.Пишется она Алексеем Ивановым специально для сайта nottinghamforest.ru


Часть 1. Хоккей, Гарибальди и революция в тактике

Ноттингем XIX века не был городом, в котором «улицы были вымощены золотом». Типичный промышленный город – серый и унылый, с тяжелыми условиями труда и высоким уровнем преступности на улицах, словом, превосходный экспонат для Чарльза Диккенса. В 1970-е годы Ноттингем не был особенно радостным местом для жизни, а за сто с лишним лет до того – и подавно. Но есть что-то, что объединяло эти две эпохи – футбол.

Работягам, жившим в позапрошлом веке, долгое время было откровенно не до развлечений. У них был только один выходной день – воскресенье, пока по фабричному законодательству от 1856 года они не получали свободное время после двух часов дня в субботу. Они могли занять себя традиционными забавами вроде травли медведя или кукольного представления, а в 1865 году в городе открылся Королевский театр. В то же время в Ноттингеме стремительную популярность набирал спорт. Летом можно было заняться греблей на реке Трент, сыграть в крикет или же рискнуть деньгами на скачках. Зимой, когда река Трент замерзала или укатывалась после выпавшего снега дорога, жители Ноттингема любили сыграть в разновидность хоккея под названием «шинни».

Согласно легенде, очередной матч в шинни был прерван из-за появления некоего молодого человека. Он спешил рассказать землякам о том, как стремительно развивается в Шеффилде игра с мячом под названием футбол. Но убедительнее любого рассказа стал принесенный мяч, и шиннисты, отбросив в сторону импровизированные клюшки, с азартом принялись гонять мяч.

Футбол как народная забава, конечно же, был известен в Ноттингеме и раньше. Но теперь речь шла уже о полноценной игре, с оформившимся сводом правил и даже единой Футбольной Ассоциацией, появившейся на свет в 1863 году. Футбол подкупал своей простотой, в эту игру можно было играть, не дожидаясь заморозков – в жару и в холод, под дождем и в слякоть. И хотя перспективность футбола с самого начала оценил далеко не каждый из 15-ти собравшихся в декабре 1865 года в отеле «Клинтон Армз», что на Шервуд-стрит, но все они горели желанием по крайней мере попробовать. Эти 15 молодых людей собирались в «Клинтон Армз» регулярно после матча в шинни – здесь был отличный эль и вкусно кормили. Они поддержали инициативу клубного секретаря мистера Дж. С. Скримшоу и преобразовались в футбольный клуб. Кроме Скримшоу, на том историческом собрании присутствовали секретарь Дж. С. Милфорд, казначей У. Браун, капитан команды и капитан по жизни Уолтер Роу Смит, а также господа Баркс, У. П. Браун, Дафт, Гэмбл, Хоксли, Хауитт, Хасси, Растолл, Ревис, Ричардсон и Томлинсон.

Название «Форест» появилось быстро – в честь тогдашней поляны клуба. Тогда же и возникли клубные цвета, не менявшиеся с тех пор никогда. Уильям Браун получил задание закупить комплект красных кепок с кисточкой – закупить в магазине игрока команды Чарльза Дафта. Красный цвет был выбран принципиально. Именно тогда романтически настроенная молодежь Англии увлекалась героической персоной Итало Гарибальди, лидера освободительного движения в Италии, в результате которого произошло объединение страны. Его Солдаты Свободы, облаченные в красные рубахи, были очень популярны в Англии, в чем можно было убедиться в 1864 году, когда Гарибальди с соратниками с триумфом гостил в Лондоне. Разумеется, «культурный код» основателей «Форест» был расшифрован верно, и очень скоро команду стали называть не иначе как «Красные гарибальдийцы».

Впрочем, пока что о возникновении нового клуба знали немногие, в основном сами основатели и их близкие. Организованный футбол только делал свои первые шаги, и в Ноттингеме присутствовал серьезный дефицит соперников. Например, клуб «Ноттс», основанный в 1862 году, то есть за три года до «Форест», пару лет вообще ни с кем не встречался – за неимением соперника. Вот и игрища «Красных гарибальдийцев» первое время превращались во внутриклубные поединки, к которым время от времени примыкали проходившие мимо зеваки. Потому играли когда шесть на шесть, а когда и тридцать на тридцать…

Первый полноценный матч новоявленные футболисты сыграли только 22 марта 1866 года. Понятно, что первым настоящим соперником стали «Ноттс», которые тогда еще не были «Сороками» (вместо черно-белой полоски на их форме присутствовала янтарно-черная). По поводу исхода поединка присутствует путаница. Местная газета того времени – единственный сохранившийся документ – утверждает, что поединок завершился со счетом 0:0. Представители «Форест» упрекают безымянного репортера за непрофессионализм – он просто не дождался конца матча, а значит, не увидел, как «Гарибальдиец» Ревис забил единственный гол!

Впрочем, о другом интересном факте репортер добросовестно рассказал. Оказывается, что изначально команды договорились играть 15 («Форест») на 13 («Ноттс»), но двое игроков «Ноттс» не явились, зато в составе «Гарибальдийцев» появились еще двое! То есть играли 17 на 11, что свидетельствует не только о размытости правил того времени относительно количества игроков в составах (об этом договаривались капитаны перед началом матча), но о явном превосходстве «Ноттс» в мастерстве. Что, в общем-то, и не удивительно.

Как бы там ни было, но именно так начиналось самое древнее в мире футбольное дерби. И, наверное, самое мирное.

Дерби Ноттингема – удивительное явление. Болельщики обеих команд с симпатией относятся друг к другу, а некоторые из них с удовольствием покупают абонемент и на матчи «Форест», и на матчи «Каунти». Зависти и ненависти нет, или, если точнее, практически нет. Можно объяснить это тем фактом, что на протяжении истории команды очень часто выступали в разных весовых категориях, но в таких случаях нередко появляется «комплекс младшего брата», а ничего подобного в Ноттингеме не замечено. Не исключено, что секрет в редкой патриотичности ноттингемцев, для которых город стоит на первом месте, и если Ноттингем прославляет своими победами «Форест», то болельщики «Ноттс Каунти» только этому рады, а когда «Сороки» в начале нашего века едва не прекратили существование, «Лесная армия» первой протянула руку помощи…

…Первоначальная расстановка сил в футболе Ноттингема сохранялась недолго, чему способствовало появление в составе «Форест» такой прогрессивной личности, как Сэм Уэллер Уиддоусон.

Он дебютировал за «Лесников» в 1869 году, когда ему исполнился 21 год. Названный в честь знаменитого персонажа романа Чарльза Диккенса «Посмертные записки Пиквикского клуба», Уиддоусон личностью разносторонней, в том числе и в спорте. Впрочем, для того времени мультиспортивные персонажи вроде Уиддоусона не были явлением уникальным, но далеко не все они вносили столь существенный вклад в развитие в данном случае футбола. В частности, Сэм активно занимался крикетом, а футбол тех лет был весьма травматичным видом спорта, невзирая на официально оформленный развод с регби, где захваты, удары и толчки были в порядке вещей. Ушибы, растяжения, переломы были привычным итогом любого футбольного поединка, и однажды Уиддоусон вышел на поле в приспособленных из крикета щитках. Он носил их поверх гетр, что только способствовало распространению находки. Хотя поначалу над Сэмом потешались и даже осуждали, но не прошло много времени, чтобы убедиться в полезности изобретения. Впрочем, это не мешало и не мешает некоторых игрокам до сих пор играть без щитков. Джордж Бест, к примеру, жаловался, что щитки не позволяют ему чувствовать себя комфортно. Но Бест – технарь, то есть жертва, однако и некоторые тафгаи вроде Билли Бремнера обходились без находки Уиддоусона.



41 - 14.02.2012 - 12:53

Ноттингем Форест 1905г
42 - 17.02.2012 - 07:39
1980 семифинал НФ - Аякс 2:0
http://www.youtube.com/watch?v=JwqYhe5yVfs
43 - 09.03.2012 - 17:36
Часть 6. Анти-футбол, вице-чемпионы и пожар (1960-68)
Отправив Билли Уокера на покой, руководство «Ноттингема» не торопилось с поисками преемника. Команда не только готовилась к новому сезону без менеджера, но и начала турнир 1960/61 без оного. И только неутешительные результаты – две победы в девяти турах – убедили членов комитета в том, что новый менеджер все-таки нужен. Энди Битти, наставник сборной Шотландии, ответил согласием.


Во время войны Битти эпизодически появился в составе «Ноттингема» в качестве одной из «приглашенных звезд». Однако его хорошо знали и без этого. Уроженец Абердиншира, перед войной он был на ведущих ролях в сборной Шотландии и «Престоне». Играл в обороне, хотя имел опыт выступлений и в нападении, и полузащите. Вместе с «Престоном» выступал на «Уэмбли» в финале Кубка Англии 1937 и 1938 годов, завоевав древний трофей со второй попытки. В составе «Престона» тех лет немалое влияние имел шотландские легион, в котором верховодили Битти и Билл Шенкли.

Вместе с Томом Финни, молодым талантом «Престона», Битти служил в танковых частях, расквартированных в Африке. Большую часть времени они вовсе не ходили строем, а гоняли в футбол, «поднимая моральный дух солдат в непростых военных условиях». Битти уже в те годы пробовал себя в качестве тренера. «Он поднимал нас в шесть часов утра, - вспоминает Финни, - и, пока не началась безумная африканская жара, гнал на тренировку».
44 - 09.03.2012 - 17:36
Завершив игровую карьеру в 1947 году, Битти был принят на должность секретаря/менеджера в «Барроу», а вскоре поработал со «Стокпорт Каунти». Однако вершиной его успехов как менеджера стал «Хаддерсфилд Таун», где Энди трудился с 1952 по 1956 год. Сразу же вернув «Терьеров» в первый дивизион, Битти занял с ними третье место. На волне успеха он был приглашен готовить сборную Шотландии к дебюту на чемпионате мира 1954 года. Битти стал первым менеджером в истории шотландской команды, хотя официально его должность называлась «ответственный чиновник» (official in charge). Однако на этом попытки шотландской Футбольной Ассоциации идти в ногу со временем завершились, и турнир стал для «Тартановых» подлинным паноптикумом. Игроки «Рейнджерс» отбыли со своим клубом в турне по Канаде, а в Швейцарию шотландцы привезли 11 основных и всего двух запасных игроков. Битти был настолько взбешен некомпетентностью и вмешательством в кадровые вопросы чиновников Футбольной Ассоциации, что уже после первого матча, проигранного сильной сборной Австрии 0:1, подал в отставку. Получив семь безответных мячей от Уругвая, Шотландия бесславно завершила турнир, а Битти вернулся к работе в «Хаддерсфилде».

Это уже не был тот Энди Битти, который гонял футболистов в предрассветные часы в Африке. Он держал дистанцию с игроками, во время выездов всегда был в компании директоров клуба. «Если ты хотел с ним поговорить, - вспоминал защитник «Хаддерсфилда» Брайан Гибсон, - нужно было записаться на прием». «Битти был менеджером, - подтверждал Эдди Бреннан. – Он был боссом. Никто не называл его по имени, даже члены правления. Битти был строг, но справедлив, для него дисциплина всегда оставалась на первом месте. Стоило ему появиться в раздевалке, как все мигом затихали».

Однако результаты «Хаддерсфилда» после первой волны успехов стремительно ухудшались, и сезон 1956/57 «Терьеры» снова начали во втором дивизионе. Битти и раньше порывался уйти в отставку, а теперь, осенью 1956-го, будучи под впечатлением от скоропостижной кончины менеджера «Арсенала» Тома Уиттакера от сердечного приступа, ушел на покой. В качестве своего преемника Битти порекомендовал наставника резервной команды Билла Шенкли. Энди решил совсем отойти от дел, приобрел почтовое отделение в Ноттингеме, но вскоре принял «Карлайл», а в начале 1959 года вернулся в сборную Шотландии.

В общем, имя Энди Битти было хорошо известно всем, однако члены комитета в своем выборе опоздали на несколько лет. Непродолжительный отдых ничуть не изменил его, он все так же держался в стороне от всех, и в отсутствие должного контакта как с командой, так и с болельщиками, сотрудничество Битти и «Ноттингема» не продлилось долго. Он начал работу с семи поражений подряд, но кое-как команда сумела поправить свои дела и завершить сезон 1960/61 на 14-м месте.

Смена поколений, столь неожиданно начатая Билли Уокером сразу после победы в Кубке, продолжилась. С командой попрощались Чик Томсон и Томми Уилсон, Джек Бёркитт установил новый клубный рекорд по количеству матчей, но, сыграв в сезоне 1961/62 свой последний – 503-й – матч за «Лесников», перебрался в тренерский штаб клуба (впоследствии он будет в качестве тренера помогать Брайану Клафу в «Дерби»). Среди новичков оказалось сразу несколько очень интересных исполнителей: добротный вратарь Питер Граммит, один из лучших в истории клуба, умный инсайд Колин Эддисон (потом он прославится в качестве менеджера «Херефорда», одержавшего знаменитую победу в Кубке Англии 1972 года над «Ньюкаслом»), защитник Джон Уинфилд. Но результаты команды не радовали.
45 - 09.03.2012 - 17:37
Сезон 1961/62 начался с четырех матчей без поражений. В рамках Кубка Лиги 11 сентября 1961 года на «Сити Граунд» состоялся первый официальный матч при искусственном освещении – «Ноттингем» обыграл 4:1 «Джиллингем», а через день в Валенсии прошел дебют «Лесников» в еврокубках. То был Кубок ярмарок, и «Ноттингем», как клуб из города, который с 1541 года проводит одну из древнейших и важнейших в Англии ярмарок – Goose Fair, получил приглашение от организаторов турнира. Дубль бразильца Валдо и поражение 0:2 в Испании было воспринято с воодушевлением, однако ответный поединок начался чудовищно неудачно для «Форест». Уже на 11-й минуте стремительный Валдо убежал к воротам Граммита и открыл счет. После этого оборона «Ноттингема» села глубже, но Валдо на 13-й минуте ответил на это голом с 30-ти ярдов. Только при счете 0:4 во втором тайме Билли Кобб забил прямым ударом со штрафного, но, невзирая на хорошую игру после перерыва, «Лесники» уступили 1:5. Валдо сделал дубль, Нуньес – хет-трик.

В чемпионате «Ноттингем» финишировал на 19-м месте, и хотя в сезоне 1962/63 «Форест» поднялся в первую десятку, оказавшись 9-м, никто не испытывал удовольствия от работы Энди Битти. Болельщикам очень не понравился ход наставника, который, дабы укрепить оборону, на поле «Тоттенхэма» пропустившую девять мячей, перешел на схему с двумя центральными защитниками. Тревор Хоки, который открыл счет в том побоище на «Уайт Харт Лейн», пытался шутить: «Мы забили первый и последний голы в матче, в промежутке между ними сопернику повезло отличиться девять раз», однако всем было не до смеха. Следующий визит на «Уайт Харт Лейн» завершился еще одним тяжелым поражением. Оказавшись в четвертьфинале Кубка Англии, «Ноттингем» сыграл дома 1:1 с «Саутгемптоном», а в переигровке на поле соперника к 75-й минуте выигрывал 3:0, но умудрился позволить «Святым» сравнять счет. Вторая переигровка состоялась на стадионе «Тоттенхэма», и «Лесники», ослабленные из-за серии травм, пропустили пять безответных мячей от представителя второго дивизиона. Болельщики открыто выступали против «анти-футбола», и даже уверенный финиш из шести матчей без поражений ничего не изменил. Энди Битти ушел в отставку.

На этот раз в «Ноттингеме» не стали медлить, тем более что появился вариант заполучить замечательного специалиста.
46 - 09.03.2012 - 17:38


Ирландца Джонни Кэри тогда называли «последним коринфянином в профессиональном футболе». Его прозвище – Джентльмен Джон – говорит само за себя. Спокойствие, выдержка, благородство, исключительная порядочность – всеми этими качествами Кэри выделялся не только в повседневной жизни, но и на футбольном поле, а позже и в качестве менеджера. Он отдал 17 лет МЮ, который после войны в качестве капитана привел к победе в Кубке Англии 1948 года и к чемпионству в сезоне 1951/52. В 1947 году Кэри был капитаном сборной Европы в матче со сборной Британии, а в 1949-м его назвали Игроком года в Англии. Джон Дохерти вспоминал: «Я дебютировал в МЮ, когда Кэри уже был капитаном, и не могу вспомнить ни единого случая, когда он был раздражен – даже если крепко получал от соперника по ногам. Он был всегда настолько спокоен, будто это всего лишь обыкновенная прогулка. Влияние Джонни на весь коллектив было неоспоримо, хотя он никогда не повышал голос».

Мэтт Басби высоко ценил своего капитана, и соглашался, что великая доля в успехах его первой команды МЮ принадлежит именно Кэри. Когда Джонни решил повесить бутсы на гвоздь, он получил в высшей степени необычное предложение, которое, однако, лучше всего характеризует его статус и степень уважения к нему. Кэри мог сразу войти в правление «Манчестер Юнайтед», но он выбрал карьеру менеджера, что, впрочем, было ожидаемым продолжением для него. В отношении великих игроков нередко ошибаются, считая, что из них получатся хорошие наставники, но в случае с Джентльменом Джоном ошибки быть не могло – его спокойный, уравновешенный и в то же время твердый характер идеально подходил для такой работы.

В 1958 году Кэри вернул «Блэкберн» в первый дивизион, после чего получил приглашение поработать с «Эвертоном», но оставался на «Ивуд Парк» еще месяц, пока клуб не подыскал ему замену – это был поступок в стиле Джентльмена Джона. В апреле 1961 года, невзирая на то, что итоговое пятое место стало лучшим показателем для «Ирисок» после войны, главный инвестор клуба Джон Мурс уволил Джонни прямо в лондонском такси после собрания клубов Лиги – он тратил немалые деньги и требовал отдачу исключительно в виде чемпионства. Кэри остался в Лондоне, и в следующем сезоне совершил невероятное – в первый и, очень на то похоже, последний раз вывел в элиту маленький, скромный «Лейтон Ориент», клуб, который сравнительно недавно, в начале 1930-х, пытался выжить, едва не став фарм-клубом «Арсенала». И хотя «Ос» вылетели сразу же, это был безусловный триумф.

Было понятно, что Джонни Кэри как менеджер приближается к пику своей карьеры, и предложение «Ноттингема» оказалось как нельзя кстати.

Кэри начинал как инсайд, но в команде Мэтта Басби действовал в полузащите или, что гораздо чаще, в обороне. Его характер вкупе с безупречной техникой и тонким пониманием игры, приобретенными на позиции инсайда, были очень важны для того, чтобы команда «играла правильно». Как футболист Кэри всегда отдавал предпочтение игре низом, в пас, перед типичным для защитников забрасыванием мяча вперед. Как менеджер Кэри требовал, чтобы его команды всегда играли в зрелищный атакующий футбол. «Только вратарь имеет право останавливать мяч, - любил говорить он. – Я всегда требую от футболистов, чтобы они играли прежде всего в футбол, передавали мяч исключительно низом, никогда не злоупотребляли грубой физической силой». «Блэкберн», «Эвертон» и даже «Лейтон Ориент» действовали именно в таком стиле, а потому после «анти-футбола» Энди Битти болельщики приняли ирландца с распростертыми объятиями.
47 - 09.03.2012 - 17:39
Первый сезон, 1963/64, стал своего рода притиркой. Хотя «Ноттингем» финишировал на 13-м месте и вылетел из Кубка уже в 3-м раунде, уступив в переигровке «Престону» (0:0, 0:1), обозреватели отмечали приятный глазу стиль игры. Команда приспосабливалась к новой тактике, новым требованиям. Джонни Кэри хотел, чтобы его игроки действовали на поле раскрепощено и смело, «играли прежде всего в футбол». Он сразу же выделил группу молодых игроков, с которыми были связаны все последующие успехи «Лесников» в 1960-е.

Помимо Питера Граммита, в первой команде все чаще стали появляться полузащитник Генри Ньютон и вингер Иан Стори-Мур. Ньютон выделялся работоспособностью и выносливостью, он без устали сражался за мяч в середине поля и, невзирая на то что обладал приличным ударом, предпочитал таскать рояль. Стори-Мур был для «Ноттингема» тем же, кем был Джордж Бест для МЮ. Играя на фланге нападения, Иан, однако, зачастую получал от Джонни Кэри роль свободного художника. Он действовал по всей ширине атаки, много угрожал воротам и в пяти из последних шести своих сезонов в команде был лучшим бомбардиром «Форест», являясь одним из самых ярких исполнителей в своем амплуа в английском футболе того времени. Кэри стал активно задействовать и правого защитника Питера Хайндли, который за 12 лет в футболке «Ноттингема» отыграл 416 матчей.

По ходу своего первого сезона Джонни Кэри сделал три очень важных приобретения. Из «Эвертона» он пригласил хорошо ему известного форварда Фрэнка Уигнолла, который за первые два сезона забил по 16 мячей. Джон Барнвелл из «Арсенала» стал ключевой фигурой в средней линии. Зачастую он оставался незаметным, но именно Барнвелл блестяще выполнял работу игрока, связующего оборону с атакой. Если Ньютон отбирал мячи, то Барнвелл их четко, аккуратно и грамотно раздавал, диктуя темп и направляя атаки. Третьим важным новичком стал Алан Хинтон, левый крайний из «Вулверхэмптона». Он не был похож манерой игры на Стори-Мура, но именно это дополняло линию атаки команды и делало ее непредсказуемой. Хинтон обладал ювелирным пасом с фланга, он был способен не просто пулять мяч в штрафную, а выполнять аккуратные, нацеленные подачи из любого положения, под любым прессингом.

В сезоне 1964/65 «Ноттингем» показал свой лучший результат с 1902 года, заняв итоговое 5-е место.

Это был очень важный сезон в истории Футбольной Лиги. Доселе английский футбол оставался зрелищем для тех, кто пришел на стадион. В полном объеме показывали только финал Кубка Англии, с появлением Кубка чемпионов во второй половине 1950-х канал ITV с успехом транслировал поединки МЮ с лучшими командами Европы, однако матчи чемпионата можно было увидеть разве что в маленьком обзоре, да и то не больше двух в туре. Идея появления матчей Футбольной Лиги на телевидении продвигалась с большим трудом, преодолевая сопротивление многих руководителей клубов, опасавшихся за посещаемость стадионов. Наконец 22 августа 1964 года состоялся первый эфир передачи Match of the Day, быстро ставшей культовой. Зрители канала ВВС2 стали свидетелями 45-ти минут захватывающего поединка, в котором «Ливерпуль» одолел «Арсенал» со счетом 3:2.

Благодаря удачным выступлениям «Ноттингема» в том сезоне, команда Джонни Кэри трижды оказывалась на экранах. 17 октября 1964 года зрители наблюдали за поражением «Лесников» на поле «Лестера» (2:3), на следующий день после Рождества, в День подарков, «Ноттингем» уже на своем поле уступил 1:2 «Тоттенхэму», а 16 января состоялась трансляция домашнего поединка с МЮ.

К сожалению, из этих трансляций с участием «Лесников» доступна только третья. Этот матч на «Сити Граунд» достоин того, чтобы на нем остановиться отдельно, ведь он дает прекрасное представление о стиле команды Джонни Кэри.
48 - 09.03.2012 - 17:41
Ноттингем – Манчестер Юнайтед 2:2
Голы: Хинтон-2 – Лоу-2

«Ноттингем»: Граммитт – Хайндли, Маккинли, Мокан – Ньютон, Уайтфут – Эддисон, Барнвелл – Стори-Мур, Кроу, Хинтон.
Менеджер – Джонни Кэри

МЮ: Пат Данн – Бреннан, Фолкс, Тони Данн – Креранд, Стайлз – Лоу, Чарльтон – Коннелли, [*****]-->[*****], Бест.
Менеджер – Мэтт Басби

После 25-ти поединков МЮ делил 2-3-е места с «Челси», набрав 37 очков. Лидировал дебютант первого дивизиона «Лидс», который, сыграв на матч больше, имел в активе 39 очков. «Ноттингем» шел на 6-м месте (29 очков).

В составе «Ноттингема» отсутствовал основной центрфорвард Фрэнк Уигнолл, на позицию которого сместился правый край Крис Кроу, а справа в атаке вышел Иан Стори-Мур. В составе МЮ после месячной дисквалификации появился Денис Лоу, и в этом матче он больше действовал в оттяжке, чем на острие атаки. МЮ вообще пришлось немало обороняться – «Ноттингем» действовал в атакующей, активной манере, заставляя гостей больше думать об обороне и на тяжелом поле отказаться от постоянного прессинга.

Впрочем, начало поединка осталось за манкунианцами, которые провели ряд фирменных широких атак, а затем открыли счет.

0:1. Гости заработали штрафной недалеко от линии штрафной. Лоу пробежал мимо мяча и убежал за стенку, а Чарльтон низом отдал пас вперед. [*****]-->[*****], поставив опекуну спину, в касание перевел мяч за стенку, куда на свободное место ворвался уже Лоу. Обыграв вратаря, форвард протолкнул мяч в сетку в падении.

«Ноттингем» не только выравнял ход матча, а заиграл быстро и активно. Барнвелл и Эддисон здорово действовали в подыгрыше, регулярно подключая фланговых нападающих.

1:1. Обыгравшись у центральной линии с Барнвеллом, Хинтон набрал скорость, решительно сместился в центр и нанес мощный удар под перекладину.

Действия Хинтона на левом фланге атаки доставляли гостям множество неприятностей, и после двух кряду подач Хинтона МЮ от гола спасли отважные действия двух Даннов: сначала Тони вынес из пустых ворот удар Кроу в падении головой, а затем Пат ногой отразил удар Стори-Мура с шести метров. Впрочем, выстоять гостям так и не удалось. «Ноттингем» применял тот же быстрый отбор, который так успешно выполнял в этом сезоне сам МЮ, и даже Чарльтону было в таких условиях очень неуютно. При этом «Форест» в обороне действовал согласованно и несколько раз игроки МЮ попадались в офсайд.

2:1. Стори-Мур на правом фланге обыграл Стайлза, выполнил подачу на дальнюю штангу, Кроу скинул мяч во вратарскую, а Хинтон в касание переправил мяч в сетку. Не исключено, что из офсайда.

Невзирая на явное ошеломление, МЮ быстро собрался и отодвинул игру от своей штрафной. Очень активен был в этом Лоу, который чаще чем Чарльтон старался подключать по флангам Беста и Коннелли. Но счет удалось сравнять со стандарта.

2:2. Бест слева выполнил подачу с угла поля, кто-то в прыжке пробил головой, мяч перед вратарской заблокировали, а Граммитт справился с ударом [*****]-->[*****]. Но откуда ни возьмись, появился Лоу и добил мяч в сетку.

В концовке тайма активнее были уже гости. Наконец-то включился в игру Коннелли, и с правого фланга МЮ создал два момента для Лоу: в первом случае шотландец промазал, а во втором – затолкал мяч в сетку, но из офсайда.

После перерыва игра успокоилась – во многом потому, что «Ноттингем» отошел к своим воротам и стал играть на удержание. Гости создали несколько моментов (Чарльтон пробил в перекладину головой после подачи корнера, Граммитт вытащил из девятки мяч после удара [*****]-->[*****]), однако «Лесники» в целом спокойно довели матч до финального свистка.

…Один из героев поединка, Алан Хинтон, вместе с Фрэнком Уигноллом в ноябре 1964 года сыграл за сборную Англии против Уэльса. Впервые со времен братьев Форманов, 1899 год, за главную команду страны вышли сразу двое игроков «Ноттингема». Уигнолл, кстати, стал главным действующим лицом поединка с валлийцами – дебютант записал на свой счет дубль, а Англия победила 2:1. К сожалению, для Хинтона тот матч стал третьим и последним в футболке сборной, а Уигнолл сыграл в следующем поединке против голландцев и на этом его карьера в национальной команде завершилась.

В матче с Уэльсом против Уигнолла действовал центральный защитник Терри Хеннесси. В ноябре 1965 года этот элегантный, техничный валлиец из «Бирмингем Сити» перебрался в «Ноттингем». Он составил идеально дополняющий друг друга дуэт с Бобби Маккинли и оставался одним из оплотов команды, пока в начале 1970-х не перебрался в «Дерби Каунти», где под руководством Брайана Клафа стал чемпионом. Другим новичком в сезоне 1965/66 стал отменный бомбардир Джо Бейкер. Он родился в Ливерпуле в семье шотландцев, в детстве с родителями перебрался на их родину, где во весь голос заявил о себе в составе «Хиберниана». Тогда действовало правило, когда выбор сборной определялся по месту рождения, и потому шотландец Бейкер в 1959 году дебютировал в составе сборной Англии. Неудачно съездив на сезон в «Торино», Джо перебрался в «Арсенал», где снова стал помногу забивать. Джонни Кэри приобрел Джо за 65 тысяч фунтов, и в его лице получил не только отменного бомбардира, но и исполнителя, здорово действующего в командной игре.

Сезон 1965/66 стал для «Ноттингема» юбилейным, столетним. В сентябре 1965 года в гости к «Лесникам» по такому случаю прибыла та же «Валенсия», громившая здесь «Форест» в матче Кубка ярмарок четырьмя годами ранее. На этот раз матч завершился вничью 1:1, но то был лишь отдельный праздничный эпизод в том непростом сезоне. «Ноттингем» финишировал на 18-м месте, оторвавшись от зоны вылета всего на три очка.

В этой ситуации Джонни Кэри предпринял очень мудрый шаг. Он убедил менеджера «Брентфорда» Томми Кавэну войти в тренерский штаб «Ноттингема». Кавэна оказался великолепным помощником, который в первую очередь замечательно готовил команду, создавал великолепную атмосферу в раздевалке. Кэри всегда хотел найти такого же ассистента, каким был Джимми Мёрфи для Мэтта Басби, и наконец нашел такого в лице Кавэны.
49 - 09.03.2012 - 17:42
«Лесники» неудачно начали сезон 1966/67, проиграв «Сток Сити» и «Челси», однако вскоре стало заметно, что состав сыгрался практически идеально. Хеннесси и Маккинли надежно действовали в центре обороны, Ньютон и Барнвелл заправляли серединой поля, Бейкер и Стори-Мур забивали голы, а Барри Лайонс из Ротерхэма на фланге атаки вытеснил из состава Хинтона (чаще всего Алана упрекали в том, что он якобы убирал ноги – болельщики прозвали его Глэдис. В сентябре 1967 года Брайан Клаф перетащил Хинтона в «Дерби», и тот с «Баранами» дважды стал чемпионом).

Постепенно прибавляя по ходу сезона, в начале 1967 года «Лесники» набрали потрясающую форму. С ноября по апрель «Ноттингем» проиграли только два матча из 23-х, по пятам преследуя «Манчестер Юнайтед», который в октябре потерпел на «Сити Граунд» разгромное поражение 1:4. В феврале в упорном поединке на «Олд Траффорде» на последних минутах все решил единственный гол вездесущего Дениса Лоу. Тем не менее «Ноттингем» продолжал упорно преследовать «Красных дьяволов». За пять туров до финиша отставание от МЮ составляло всего лишь очко, а впереди команду Кэри ждал полуфинал Кубка Англии с «Тоттенхэмом», то есть перспектива сделать «золотой дубль» была вполне реальна.

Обыграв «Плимут» (2:1) с «Ньюкаслом» (3:0), «Ноттингем» в упорной борьбе преодолел сопротивление «Суиндона» (0:0, 1:1, 3:0), чтобы в четвертьфинале в ярком матче переиграть «Эвертон». Игра на «Сити Граунд» прошла в обоюдоострых атаках. Джимми Хасбэнд из «Эвертона» сделал дубль, но хет-трик великолепного Стори-Мура вывел «Лесников» на «Тоттенхэм». Особенно запоминающимся оказался решающий гол, который Иан провел на последней минуте. После навеса левого защитника Джона Уинфилда и скидки Уигнолла Стори-Мур нанес четыре подряд удара: первые два заблокировали защитник и вратарь «Ирисок», третий пришелся в перекладину, после чего форвард «Ноттингема» буквально с линии ворот головой все-таки переправил мяч в сетку! Единственным, но очень важным неприятным моментом стала травма Бейкера, из-за которой тот пропустил последние матчи.

Все было решено во второй половине апреля, когда «Ноттингем» в чемпионате проиграл «Сандерленду» (0:1) и сыграл вничью с «Арсеналом» (1:1), а в полуфинале, который состоялся в Шеффилде на стадионе «Хиллсборо», злой гений «Лесников» Джимми Гривз забил один из двух мячей в ворота Питера Граммита – 2:1 в пользу «Тоттенхэма».

Поражение в предпоследнем туре 1:2 на поле сражавшегося за выживание «Саутгемптона», когда «Форест» выглядел вяло, явно не веря в реальность чемпионского звания, и победа МЮ в гостях над «Вест Хэмом» 6:1 сделали чемпионом команду Мэтта Басби. В итоговой таблице манкунианцы опередили «Лесников» на четыре очка, с которыми в последний момент по очкам сравнялся и обладатель Кубка «Тоттенхэм». Невзирая на то что на решающей стадии сезона «Форест» сломался, этот сезон стал несомненно лучшим в истории клуба.

В сентябре 1967 года «Ноттингем» в ярком стиле выбил в первом раунде Кубка ярмарок западногерманский «Айнтрахт» из Франкфурта-на-Майне. Команда, которая в 1960 году играла в финале Кубка чемпионов и в составе которой были звезды сборной ФРГ Ганс Тилковски и Юрген Грабовски, уступила англичанам дома (0:1), а на «Сити Граунд» получила четыре «сухих» мяча. Но продолжения не последовало. В следующем раунде «Лесники» сенсационно уступили за счет мяча, пропущенного на своем поле, швейцарскому «Цюриху» (2:1, 0:1). Рано завершив выступления в Кубке Англии и Кубке Лиги, в чемпионате команда Джонни Кэри тоже не блистала, оказавшись на 11-м месте.

Событием, которое нарушило игровой баланс «Ноттингема», стала серьезная травма Джона Барнвелла. Болельщики не всегда обращали на него внимание, восторгаясь действиями Стори-Мура и Бейкера, но без его передач, без его умения держать нити игры в своих руках действия «Лесников» в атаке разладились. Когда же в лазарете оказался и Стори-Мур, руководство клуба запаниковало, подписав шотландского кудесника Джима Бакстера из «Сандерленда». Бакстер по праву считался одним из самых ярких британских футболистов своей эпохи, однако стиль его игры слабо сочетался с командными действиями «Ноттингема», к тому же после тяжелого перелома ноги, полученного еще в составе «Рейнджерс» в матче против венского «Рапида», «Худой Джим» больше не был тем, кем был когда-то.
50 - 09.03.2012 - 17:44
Увы, и «Ноттингем» Джонни Кэри больше не был той командой, что очаровывала смелой, яркой и результативной игрой. В сезоне 1968/69 команда принялась штамповать серые ничьи, а 24 августа 1968 года незадолго до перерыва матча пятого тура с «Лидсом» начался пожар на главной трибуне стадиона «Сити Граунд» (характерно, что счет к тому моменту был ничейным – 1:1). Пожар начался из-за короткого замыкания и в считанные минуты перекинулся на деревянные трибуны.


Игрокам «Ноттингема» пришлось выломать дверь, чтобы выбраться из раздевалки. Игроки «Лидса» настолько были поглощены выступлением Дона Риви, раздававшего инструкции, что не сразу обратили внимание, как дым проникал в раздевалку. Вратарь Гари Спрейк наконец заметил это, толкнул в бок Билли Бремнера, а тот в ответ только цыкнул: «Отстань, босс говорит!» Однако, невзирая на то, что на стадионе присутствовало в тот день 31 126 зрителей, ни малейшей паники не наблюдалось. Зрители вовремя покинул свои места, и ни один человек не пострадал, хотя в огне была уничтожена не только главная трибуны, а также некоторые помещения, в одном из которых хранились трофеи и весь архив «Ноттингема» за более чем столетнюю историю. Джеки Чарльтон недосчитался своего бумажника (как шутили его товарищи по «Лидсу», так все узнали, что у «Жирафа» таки есть бумажник).

Воссоздание трибуны началось сразу же, но пока шли работы «Ноттингем» пять матчей чемпионата и поединок Кубка Лиги провел на стадионе «Ноттс Каунти». К началу зимы в активе команды была только одна победа (на поле «Вест Брома»), «Лесники» оказались в зоне вылета. 2 декабря 1968 года, спустя несколько дней после поражения от «Ливерпуля» 0:1, седьмого в 12-ти матчах, руководство клуба решилось на важный шаг, отправив Джонни Кэри в отставку.

Так закончилась эпоха Джентльмена Джона, который едва не привез в Ноттингем золотые медали с Кубком Англии, но вынужден был уйти погорельцем.
51 - 09.03.2012 - 17:48
[*****]-->[*****], в 48 посте-фамилия игрока Х.е.р.д
(пишу через точки)
52 - 05.04.2012 - 17:26
10 of the best: Nottingham Forest goals

10 of the best: Nottingham Forest goals — part two
53 - 05.04.2012 - 17:28
http://seatpitch.co.uk/2011/12/22/10...-forest-goals/

http://seatpitch.co.uk/2012/04/04/10...s-part-two-2/?
54 - 05.04.2012 - 18:46
отлично, Dave!-))
Ноттингему респект огромный!
Англия молодцы !!!
в этой стране немало команд из глубинки становились чемпионами, и не за счет админресурса или баблоса, как у нас рубины, алании, зениты...
Зенит, впрочем не глубинка-))
55 - 24.07.2012 - 12:42
Часть 7. В ожидании «Мессии» (1969-74)

Когда предыдущая часть была уже готова и размещена на сайте, мне в руки наконец попала замечательная книга Тони Макдональда «Leyton Orient: The Untold Story of the O’s Best-ever Team». Она полностью посвящена событиям 1961-63 годов, лучшему периоду в истории скромного лондонского клуба. Тогда под руководством Джонни Кэри «Лейтон Ориент» впервые в истории пробился в первый дивизион, но провел в элите только один сезон, после чего команда вылетела с последнего места обратно, а Кэри перебрался в «Ноттингем Форест». Среди прочих достоинств книги особенно ценно то, что она богата воспоминаниями футболистов того состава, которые дали исчерпывающую характеристику всем причастным персонажам и всем имевшим место событиям.

Казалось бы, эта тема имеет лишь косвенное отношение к истории «Ноттингема». Но, пытаясь разобраться, как так случилось, что команда, имевшая шансы в сезоне 1966/67 стать чемпионом и выиграть Кубок, столь стремительно сдала позиции, свидетельства футболистов «Лейтон Ориент» относительно роли Кэри в неудачном сезоне в элите за несколько лет до того кажутся очень интересными.

Сразу стоит отметить, что подавляющее большинство игроков «Ос», как и почти каждый, кто пересекался с Джентльменом Джоном на протяжении его долгой карьеры, отзываются о нем и его манерах исключительно положительно. Нападающий Дэйв Данмор утверждает, что Кэри умел как никто другой заставить футболистов поверить в то, что они лучшие, что им по плечу любое дело, он стимулировал команду играть и получать удовольствие от игры. Его партнер по линии атаки Гордон Болланд вспоминает Кэри как «милого парня, хладнокровного и спокойного джентльмена». Однако тот же Болланд первый заставляет задуматься, почему все команды Кэри следом за подъемом переживали спад, с которым наставнику не удавалось справиться: «Некоторым не нравилось в нем именно то, что Джонни во всех ситуациях сохранял спокойствие». Полузащитник Сирил Ли подтверждает: «Мне кажется, что Кэри повезло: улучшение в нашей игре совпало с его появлением в клубе. Но потом, когда ему следовало быть более требовательным, он оставался спокойным, почти безучастным». Левый защитник Эдди Льюис более категоричен в оценке вклада Кэри в восхождение клуба: «Лес Гор, наш многолетний тренер, сумел бы добиться такого же успеха».

Левый крайний Терри Макдональд остается в числе самых убежденных критиков Кэри: «Как бы не складывалась ситуация, он говорил одно и то же: «Просто играйте в футбол». Мы могли выиграть первый тайм 3:0 или проиграть 0:3, а он твердил свое «Просто играйте в футбол». С точки зрения тактики он ничего не дал нам, и, думаю, он просто не знал игру настолько глубоко». Льюис поддерживает товарища по команде: «Однажды, во время командного собрания, Кэри вдруг вышел из комнаты, и нам пришлось буквально заставить его вернуться. Мы только что проиграли «Лестеру» 1:5 и нам хотелось разобраться, что же мы делаем не так, как нам выбраться из этой ситуации. Вместо этого Джонни спросил у меня, в чем причина поражения. Я возразил, что это мы хотим узнать его точку зрения. Он был растерян и не знал, что сказать. Потом посмотрел на меня, и заявил, что все пять мячей мы пропустили по моей вине».

Однако факт остается фактом: ни одна команда в истории «Лейтон Ориент» не добивалась таких успехов, как команда Джонни Кэри; только одна команда в истории «Ноттингем Форест» добилась большего успеха, чем команда Джонни Кэри. И в этом смысле Джентльмен Джон остается важной и значимой фигурой в истории обоих клубов.

Долго искать преемника в «Ноттингеме» не стали. Что интересно 47-летний Мэтт Гиллис имел похожую репутацию. Фрэнк Маклинток, который начинал свою карьеру под руководством Гиллиса в «Лестер Сити», так характеризовал человеческие качества этого специалиста: «Большинство из нас, футболистов, не могли похвастать ни воспитанием, ни манерами. А вот эдинбуржец Гиллис был хорошо образован, говорил правильно и вел себя как настоящий джентльмен. Он пользовался нашим безоговорочным уважением, потому что при всем при этом Гиллис умел быть жестким и требовательным». На Гордона Бэнкса большое впечатление произвело решение Гиллиса вывести из состава перед финалом Кубка Англии 1961 года центрфорварда Кена Лика, чьи семь мячей помогли команде пробиться на «Уэмбли»: «В среду, то есть за три дня до матча, Кен вместе с дружками решил посидеть в пабе. Выпил он пару пинт пива, не больше, но Гиллис посчитал его поведение недостойным профессионала. В финале на его позиции вышел 21-летний форвард резервной команды Хью Макилмойл».
56 - 24.07.2012 - 12:43
57 - 24.07.2012 - 12:44
Мэттью Мьюрхид Гиллис-младший начинал как аматор в «Мазервелле», после чего служил в Королевских ВВС. В 1942 году он перебрался в «Болтон», где выступал 11 лет, в том числе и в качестве капитана команды. Последние четыре года игровой карьеры Гиллис провел в «Лестере», после чего недолго поработал в тренерском штабе, а октябре 1958-го возглавил «Лис» в качестве исполняющего обязанности менеджера, но вскоре избавился от приставки временщика.

И снова свидетельствует Маклинток: «Обаяние, ум и упорство Гиллиса превратили «Лестер» из типичной команды-лифта в претендента на трофеи. Он был идеальным типом наставника, а его постоянная поддержка лично мне помогла обрести уверенность в собственной значимости. Гиллис был проницательным наставником, он умел быть жестким, но никогда не позволял себе оскорбить или унизить игрока».

Действительно, команда, которая за последние два десятка лет трижды вылетала из первого дивизиона и трижды поднималась обратно, при Гиллисе превратилась в очень крепкого и зубатого середняка с амбициями. Лучшим достижением «Лестера» в чемпионате в этот период стало 4-е место. При этом команда играла в четырех кубковых финалах, хотя выиграла только один из них – финал Кубка Лиги сезона 1963/64. «Клуб не только не тратил большие суммы на новых игроков, но и уровень зарплаты в «Лестере» был одним из самых низких в первом дивизионе», - вспоминает Питер Шилтон.

Будущий вратарь «Ноттингема» был одним из многих молодых игроков, которые появились в первой команде «Лестера» за время работы Гиллиса. Менеджер обладал хорошим чутьем на еще не оформившийся талант, а также умением заключать выгодные сделки. Со временем продавая лидеров, Гиллису удавалось неизменно находить им дешевую, но качественную и перспективную замену, чем объясняется стабильность результатов команды в это десятилетие. При этом, как утверждает Бэнкс, Гиллис обладал качеством, не оценить которое руководство «Ноттингема» не могло: «Ты мог потребовать новую зарплату, но Гиллис был настолько неуступчив в переговорах, будто это были не деньги клуба, а его личные».

На старте сезона 1968/69 руководство «Лестера» вдруг установило трансферный рекорд Британии, отдав за Аллана Кларка, талантливого центрфорварда из «Фулхэма», 150 тысяч фунтов. Однако результаты стали только хуже, и за весь первый круг «Лисы» выиграли всего три матча. В конце ноября 1969 года, сразу после того как Гиллис стал первым в истории «Лестера» менеджером, работавшим с командой десять лет, состоялось экстренное заседание правления клуба. Напрямую посягнуть на столь культовую фигуру никто не рискнул, Гиллису даже выдали «кредит доверия». Зато весь тренерский штаб вместе с Бертом Джонсоном, давним помощником Гиллиса, был отправлен в отставку. Разумеется, джентльмен Мэтт тут же ушел в отставку сам.

И оказался в «Ноттингеме».

Альянс, казавшийся весьма выгодным, на деле ни одну из сторон не обрадовал. Мэтт Гиллис застал команду, которая находилась в плохой форме, можно сказать, на спаде, и чтобы улучшить ситуацию, он решил избавиться от некоторых лидеров. За недолгое правление – с января 1969 года по октябрь 1972 года – Гиллис инициировал продажу надежного вратаря Питера Граммитта, одного из лучших, как бы сегодня сказали, играющих защитников первого дивизиона Терри Хеннесси, бомбардира Джо Бейкера, работящего центрхава Генри Ньютона и его коллегу по амплуа Джона Барнвелла, а также любимца трибун Иана Стори-Мура. Кроме того, сезон 1969/70 стал последним для Бобби Маккинли, сыгравшего рекордный 692 матч за «Лесников».

И если бы Гиллису удалось заменить этих лидеров теми, кто действительно улучшил бы результаты команды, отношение болельщиков к чистке могло быть другим. А так менеджер в лице трибун «Сити Граунд» получил недруга, которого невозможно победить.
58 - 24.07.2012 - 12:47
59 - 24.07.2012 - 12:48
С горем-пополам Гиллис спас «Ноттингем» от вылета в сезоне 1968/69. Команда заняла 18-е место, оторвавшись на 3 очка от спикировавшего вниз… «Лестера». В следующем сезоне «Лесники» немного улучшили результаты, финишировав на 15-м месте, но мало кого это радовало. Было понятно, что кризис не просто затянулся, а перешел в стадию развала. Сезон 1970/71 это подтвердил – «Ноттингем» занял 16-е место. По сути, команду на себе тянул Стори-Мур, единственный, кто, невзирая на обстоятельства, демонстрировал высокий уровень игры. Появлявшиеся молодые игроки, вроде Данкана Маккензи, Джона Робертсона и Мартина О’Нила, в лучшем случае демонстрировали неплохие задатки, но на общую серую картину не влияли. Среди новичков, которые должны были сразу же улучшить игру команду, только шотландец Питер Кормак оправдывал ожидания (свой уровень игры он подтвердит в середине 1970-х в «Ливерпуле», с которым выиграет два чемпионских звания и Кубок УЕФА).
60 - 24.07.2012 - 12:50
61 - 24.07.2012 - 12:51
Перед стартом сезона 1971/72 от состава, который всего-то четыре года назад претендовал на чемпионское звание, остались только воспоминания. Помимо Стори-Мура, лишь левый защитник Джон Уинфилд помнил тот великий сезон, когда «Лесники» едва не сделали «золотой дубль». К Рождеству 1971 года «Ноттингем» одержал всего четыре победы в 23-х матчах, набрал 13 очков и занимал предпоследнее место (удивительно, но нашлась команда, которая выступала еще хуже – «Вест Бромвич Альбион», 11 очков). В этот момент клуб объявил, что выставляет на трансфер сразу шесть футболистов, в том числе игрока сборной Уэльса Ронни Риса. В январе Стори-Мур заявил, что с него хватит, но после нескольких недель переговоров согласился остаться в команде, чтобы помочь ей в борьбе за выживание. Прошло всего ничего, и Стори-Мур разочаровался окончательно – 2 марта 1972 года «Ноттингем» объявил, что готов продать свою главную (а на тот момент вообще единственную) звезду.

Когда «Дерби Каунти» Брайана Клафа шел к первому в своей истории чемпионству, «Лесники» проигрывали налево и направо. В чемпионате набрали только два очка в одиннадцати матчах, не выиграв при этом ни разу, из Кубка вылетели уже в 3-м раунде от «Миллуолла» (выездное поражение 1:3). Стори-Мур со скандалом перешел в «Манчестер Юнайтед», хотя казалось, что он станет очередным «Лесником», которого Брайан Клаф перетащит в «Дерби» (вслед за Аланом Хинтоном и Терри Хеннесси), но это уже имело мало общего с реальностью, в которой жил «Ноттингем». Четыре победы в восьми матчах в марте-апреле подарили команде надежду на еще одно «чудесное спасение», но в предпоследнем туре «Лесники» на своем поле уступили «Вулверхэмптону» 1:3, а «Кристал Пэлас» обыграл «Сток Сити». Пятнадцатилетнее пребывание «Ноттингема» в первом дивизионе, ознаменовавшееся победой в Кубке, званием вице-чемпионов и дебютом в Европе, завершилось.

Но удивительным образом продолжалось сотрудничество «Ноттингема» с Мэттом Гиллисом. Он готовил команду к сезону во втором дивизионе, но после обнадеживающего старта из пяти матчей без поражений «Лесники» в сентябре-октябре 1972 года вылетели из Кубка Лиги, а в чемпионате выиграли только один из восьми поединков и опустились на 14-е место. Даже в такой ситуации руководство клуба вместо действия выбрало ожидание, и лишь когда Мэтт Гиллис сам подал в отставку, с радостью ее приняло.

На следующий день после отставки Мэтта Гиллиса «Ноттингем» принимал «Суиндон Таун», команду, которая так же неважно начала сезон. Как оказалось, в этот день «Лесники» нашли своего нового менеджера именно в «Суиндоне». Им стал Дэйв Маккай.
62 - 24.07.2012 - 12:52
63 - 24.07.2012 - 12:53
Один из лучших игроков Британии, да чего там – один из лучших игроков мира 1960-х годов только начинал свою карьеру менеджера. Футболист, удивительным образом сочетавший в себе силу и ум, на протяжении почти двух десятков лет оставался на самом пике, невзирая на два тяжелейших перелома ноги. Он начинал в родном клубе «Хартс», который в качестве капитана привел к чемпионскому званию, после чего перебрался в «Тоттенхэм», где стал краеугольным камнем легендарной команды, сделавшей в сезоне 1960/61 «золотой дубль». Денис Лоу, товарищ Дэйва по сборной Шотландии, характеризовал его таким образом: «Маккай был крут. Он был движущей силой любой команды. Он сделал «Тоттенхэм» великим точно так же, как позже сделал великим «Дерби». И добился этого после двух переломов. Мужик!» Алан Хадсон, один из самых ярких игроков Англии 1970-х, вспоминая свои юношеские впечатления, считал, что «любая команда с Дэйвом в составе обманывала соперника – благодаря Маккаю она на самом деле играла 13 против 11-ти!»

В 1968 году 34-летний Маккай собирался возвращаться домой, в «Хартс». Это было после тех самых двух переломов, когда, как считал Дэйв, он уже не сможет играть на высоком уровне: «Я не то что бегать, я ходить мог с трудом». Брайан Клаф убедил его перебраться в «Дерби», и Маккай в роли либеро стал движущей силой команды, вернувшейся в первый дивизион. Под впечатлением от возрождения ветерана английские журналисты в 1969-м назвали Маккая, капитана команды второго дивизиона, Игроком года. Спустя два года Маккай отправился в «Суиндон» в качестве играющего тренера, но вскоре принял руководство командой. «Суиндон» в 1960-е годы воспитал немало талантливых игроков, а состав, в 1969 году сенсационно обыгравший «Арсенал» в финале Кубка Лиги, обладал немалым потенциалом. Но, не имея серьезной финансовой подпитки, «Суиндон» не сумел подняться выше второго дивизиона, а к моменту появления Маккая команда уже была на спаде. Лучшие игроки, вроде великолепного вингера Дона Роджерса, явно переросли уровень второго дивизиона. Маккай понимал это, но болельщики не хотели мириться с реальностью, потому некоторые решения наставника были приняты в штыки, особенно когда тот продал за 170 тысяч фунтов Роджерса в «Кристал Пэлас». Команда оставалась во второй половине таблицы и за тот год, что с нею проработал Маккай, не продемонстрировала особенного прогресса.

«На том самом матче с «Ноттингемом» один из директоров клуба предложил мне работу на «Сити Граунд», - вспоминал Маккай. – Я мог отказать, но понимал, что не должен был этого делать. Да, моя работа с «Суиндоном» только началась, но риск неудачи был очень велик – «Суиндон» обладал хорошим потенциалом, но упустил момент, когда у клуба был реальный шанс подняться выше. «Ноттингем» действительно был большим клубом с историей и возможностями».

Интересно, что если историки «Форест» оценивают тот период весьма сдержанно, указывая на нехватку ресурсов, падение посещаемости и посредственный уровень исполнителей, Маккай, поработавший в «Суиндоне», увидел «Ноттингем» иначе. «Здесь водились деньги и неплохо заполнялись трибуны. Состав сразу произвел на меня впечатление – как те, кто играл на тот момент в команде, так и ребята, только делавшие первые шаги в молодежной команде.
64 - 24.07.2012 - 12:53
Вместе с Десом Андерсоном, моим помощником, мы сразу поняли, что имеем дело с перспективным материалом. Мартин О’Нил и Данкан Маккензи радовали хорошим уровнем игры, Тони Вудкок, Джон Робертсон и Вив Андерсон демонстрировали отличные задатки», - писал он впоследствии в книге воспоминаний «The Real Mackay».

Трудно сказать, как оценивал потенциал этой команды ушедший в отставку Мэтт Гиллис. Например, Маккензи в его глазах был шоуменом, но не игроком, способным быть полезным для команды. Действительно, само желание Данкана в любом эпизоде сыграть ярко, нестандартно провоцировало появление полярных мнений о величине его таланта: одни называли его игроком уровня сборной, другие считали, что ему место в цирке, а не на футбольном поле. Маккай был в числе первых, потому сразу вернул Маккензи из «Мансфилда», куда тот был отправлен в аренду уже во второй раз.

«Ноттингем» завершил сезон на 14-м месте, но продемонстрировал обнадеживающие признаки возрождения. Сезон 1973/74 «Лесники» начали уверенно, обосновавшись в числе претендентов на повышение в классе. Хорошо зарекомендовал себя полузащитник Иан Бойер, которого Маккай пригласил из «Лейтон Ориент». Однако обилие ничьих, когда по игре «Ноттингем» мог рассчитывать на большее, говорил о том, что процесс создания сыгранного коллектива еще далеко не завершен. Маккензи в десяти стартовых матчах забил девять мячей, но в то же время в четырех из этих матчей «Форест» вообще не сумел забить ни разу. «Я был счастлив в клубе. Мои отношения с руководством, игроками и болельщиками меня полностью устраивали, и я с оптимизмом смотрел в будущее. А будущее мое, как я тогда представлял, было связано с «Ноттингемом», - признается Маккай.
65 - 24.07.2012 - 12:54
66 - 24.07.2012 - 12:55
Но в октябре 1973 года из «Дерби» пришли сенсационные новости. Брайан Клаф и Питер Тейлор подали в отставку, предполагая таким образом победить старое руководство клуба во главе с Сэмом Лонгсоном. Они просчитались, невзирая на то, что их отставка спровоцировала бунт среди игроков и болельщиков. Лонгсон не сдался, проявив в такой непростой ситуации не только выдержку, но и мудрость. Он предложил принять руководство командой единственному человеку, чей авторитет могли принять и игроки, и болельщики. Этим человеком был Дэйв Маккай. Рой Макфарланд, капитан «Дерби», от лица команды в телефонном разговоре просил Маккая не принимать предложение Лонгсона, но ответ Дэйва только подтвердил, что Лонгсон принял верное решение: «Я согласился на эту работу, Рой. Здесь обсуждать нечего. Клаф не вернется, и если вы не примете меня, на моем месте появится кто-то другой». Конечно, было лучше принять Маккая.

Болельщики «Ноттингема» негативно отнеслись к этому решению менеджера, и на последнем домашнем матче Маккая (23 октября 1973 года, ничья 0:0 с «Халл Сити») выражали желание расправиться с «предателем». «После игры они собрались на стоянке около стадиона, выкрикивая угрозы. Один из директоров клуба посоветовал мне пересидеть в офисе, пока не улягутся страсти, и я рад, что послушал его совета», - признается Маккай.

Пока Дерби и Ноттингем штормило, существовал даже вариант, что в обратном направлении, то есть на «Сити Граунд», проследует тандем Клаф-Тейлор. Болельщикам нравился такой ход, и руководство клуба, заручившись гарантиями местного бизнесмена, пообещало бунтарям из соседнего города контракт с шестизначной суммой. Данкан Хэмилтон в книге, которую можно смело назвать лучшим из всего, что было написано о Брайане Клафе («Provided You Don’t Kiss Me: Twenty Years with Brian Clough»), приводит слова самого Клафа по этому поводу: «Тогда все были уверены, что мы с Тейлором примем «Форест». Потому что это было рядом с Дерби, где жили наши семьи. Потому что «Ноттингем» был в заднице. Потому что мы были без работы. Но они явно опасались, что мы опять выкинем что-нибудь эдакое. Ну и слава Богу. Я ведь мог согласиться, и тогда не было бы у меня того самого чека от «Лидса» величиной с дом».

Клаф и Тейлор выбрали юг, клуб «Брайтон энд Хоув Альбион». «Ноттингем» отправился следом за ними, но в «Саутгемптон», где только начинал работу перспективный менеджер Лори Макменеми. «Святые» ответили отказом, и тогда было сделано предложение человеку, который едва не помешал «Лесникам» выиграть Кубок Англии 1959 года.

Когда речь идет об английском футболе 1950-х – первой половины 1970-х годов, самое сложное – не запутаться, пытаясь различить двух Браунов. Одного из них зовут Аллан, другого – Алан. Интересно, что даже в книге «The Essential History of Nottingham Forest» не удалось избежать путаницы (впрочем, в этом бесспорно добротном труде Боба Бикертона хватает всяких мелких неточностей и описок): статистическая часть указывает, что командой после Дэйва Маккая руководил Аллан Браун, в тексте постоянно упоминается Алан Браун.

Алан на 12 лет старше, после войны он играл в обороне «Бёрнли» и «Ноттс Каунти», Аллан проявил себя талантливым инсайдом в «Блэкпуле» и «Лутоне». Когда Аллан Браун пытался помочь «Шляпникам» отыграться в финале Кубка с «Ноттингемом», Алан Браун после плодотворных трех лет работы в «Бёрнли», где он помог заложить фундамент великолепной и своеобразной команды, трудился в «Сандерленде». Именно в «Сандерленде» Алан Браун пересекся с талантливым и заносчивым футболистом Брайаном Клафом. «Алан Браун научил меня дисциплине, - признается Клаф в одной из своих биографических книг. – Он был боссом в полном смысле этого слова, и я сказал себе: «Если однажды стану менеджером, именно так я и буду вести все дела». Венди Дикинсон, дочь Питера Тейлора, в прекрасной книге «For Pete’s Sake» утверждает, что именно Алан Браун в нужный момент удержал Клафа от желания сделать политическую карьеру и заставил сосредоточиться на работе менеджера. Сам Алан Браун сенсационно ушел из «Сандерленда», когда вывел команду в первый дивизион, но не получил обещанных премиальных. «Сандерленд» оказался в удивительной ситуации, отыграв первые два месяца нового сезона вообще без менеджера. Зато Алан Браун, плодотворно поработав с «Шеффилд Уэнсдей», спустя четыре года после демарша вернулся в «Сандерленд». Но в 1973 году его карьера была на закате, он работал в Норвегии, а вот Аллан Браун только обратил на себя внимание десятилетним кропотливым трудом в низших и любительских дивизионах – «Уиган», «Лутон», «Торки», «Бёри».
67 - 24.07.2012 - 12:57
Со всеми своими клубами Аллан Браун добивался прогресса. Он вывел «Лутон» из четвертого дивизиона, но был уволен, когда стало известно, что он предложил свои услуги «Лестеру» после отставки Мэтта Гиллиса. Вместо первого дивизиона Браун остался в третьем, где помог удержаться «Торки», после чего принял в четвертом дивизионе «Бёри», и там провел очень плодотворный год – до середины октября команда Аллана Брауна возглавляла таблицу и в итоге решила задачу выхода в третий дивизион, но уже без своего наставника.

Аллан Браун сумел быстро войти в курс дела. Ему не понадобилось много времени, чтобы увидеть и поддержать положительные начинания Дэйва Маккая. Хотя «Ноттингем» не сумел завоевать путевку в элиту, завершив сезон на 7-м месте, наметившаяся тенденция продолжала радовать. Впечатления были усилены выступлениями в Кубке Англии, которые подарили драму, зрелище и скандал.

В 3-м раунде «Ноттингем» впервые сыграли на «Сити Граунд» в воскресенье. Матч с «Бристоль Роверс» собрал 23 456 зрителей, что на тот момент, середина 1970-х, стало считаться приличным показателем. Команды подарили зрителям потрясающее зрелище: «Лесники» быстро забили два мяча, затем в течение получаса пропустили трижды, но на последних минутах успели не только сравнять счет, но и вырвать победу – 4:3!

Следующим соперником «Ноттингема» стал «Манчестер Сити». «Горожане» уже не были столь хороши, что несколько лет назад, но в их составе все еще блистали Фрэнсис Ли, Родни Марш, Колин Белл и Майк Саммерби. Но всех их затмил Данкан Маккензи, забивший гол в своем стиле – после потрясающего сольного прохода, а также дважды ассистировавший Иану Бойеру. «Лесники» разгромили соперника со счетом 4:1, а «Сити Граунд» собрал еще более внушительную аудиторию – 41 472 зрителей.

В 5-м раунде гол Маккензи помог одолеть дома «Портсмут» и выйти в четвертьфинал, что стало лучшим кубковым результатом «Ноттингема» с того самого несчастливого полуфинала Кубка 1967 года с «Тоттенхэмом».

Команде Аллана Брауна впервые в этом розыгрыше пришлось ехать на выезд, в Ньюкасл.

9 марта 1974 года все складывалось как нельзя лучше для «Ноттингема». Иан Бойер уже на 85-й секунде вывел гостей вперед, и хотя в середине тайма Дэвид Крейг счет сравнял, Билл О’Кейн перед перерывом забил второй мяч в ворота «Ньюкасла». «Ноттингем» играл великолепно. На 56-й минуте Крейг сбил Данкана Маккензи, и арбитр назначил пенальти. Падди Ховард, один из центральных защитников «Сорок», настолько рьяно протестовал, что был удален с поля. Джордж Лайолл с пенальти сделал счет 3:1 в пользу «Лесников», что послужило сигналом к началу беспорядков.

Три сотни разъяренных болельщиков «Ньюкасла» прорвались на поле. Мэлколм Макдональд, главный бомбардир «Сорок», искренне признавался спустя годы в автобиографии «SuperMac»: «Было страшно, уверяю вас. Было страшно нам, футболистам «Ньюкасла», потому я могу только представить, что испытывали в тот момент игроки «Ноттингема». Казалось, будто нас атакуют орды Чингисхана, сотни болельщиков неслись на поле с трибун. (…) Мы все что было сил рванули в сторону раздевалок». Журналист из Ньюкасла Джед Кларк, присутствовавший на матче в качестве болельщика, считает, что на самом деле все было не так устрашающе: «Это скорее было похоже на чрезмерный энтузиазм группы подростков».

Полиции понадобилось почти десять минут, чтобы навести порядок. Все это время наставник «Ньюкасла» Джо Харви убеждал арбитра Гордона Кью не прекращать матч. Потом арбитр, вспоминая те события, будет сравнивать ситуацию с аварией автомобиля, несущегося на полном ходу: «Нужно оставаться хладнокровным, но думать в два раза быстрее». Кью решил, что отмена поединка чревата еще более крупными проблемами на трибунах, потому возобновил игру.

«Футболисты «Ноттингема», доселе действовавшие великолепно, теперь выглядели изможденными. Они были настолько потрясены случившимся, что попросту потеряли концентрацию», - вспоминает Макдональд. Спустя десять минут после возобновления игры вратарь «Лесников» Джеймс Баррон толкнул Макдональда, и Терри Макдермотт с пенальти сократил счет. Затем Джон Тудор в падении головой отличился после навеса, а на последних минутах Бобби Монкур принес победу игравшему в меньшинстве «Ньюкаслу» - 4:3. Этот гол был забит из явного положения «вне игры», но, как честно признался Гордон Кью, лайнсмен не рискнул поднять флажок: «Он понимал, что его линчуют».

Аллан Браун после игры не сдерживал эмоций, заявив, что не «Ньюкасл» выбил «Ноттингем» из Кубка, а его болельщики. Однако события на этом не закончились, приобретая все более и более явные черты фарса. Два дня спустя, в понедельник 11 марта, жеребьевка полуфиналов определила «Ньюкаслу» в соперники «Бёрнли». Однако газетные заголовки давали понять, что это еще не факт: «Пугающий лик футбола», «Позорный день футбола». Репортажи с матча больше напоминали криминальную хронику: 39-ти болельщикам «Ньюкасла» выдвинуто обвинение в хулиганском поведении, один из них, Леонард Конрой, был приговорен к шести месяцам тюрьмы за нарушение общественного порядка и нападение на полицейского, 23 человека попали в больницу, двое – с переломами челюсти, 103 болельщика обратились за первой медицинской помощью. Не очень похоже на «чрезмерный энтузиазм группы подростков», не так ли? «Ноттингем» подал официальный протест.

В четверг специальный комитет Футбольной Ассоциации в составе четырех человек аннулировал результат матча на «Сент-Джеймс Парк». Однако вместо ожидаемого технического поражения «Ньюкаслу» комитет объявил, что командам предстоит… переиграть поединок на нейтральном поле. Матч состоялся 18 марта в Ливерпуле на «Гудисоне» и завершился нулевой ничьей. Странным образом в этом поединке пришлось играть дополнительное время, как принято в Англии только в кубковых переигровках. Но ведь матч не был переигровкой, это был сыгранный заново первый матч! Впрочем, это было не самое странное решение в этой скандальной саге.

Как само собой разумеющееся, все ожидали переигровку на «Сити Граунд». Вместо этого Футбольная Ассоциация необъяснимым образом заявила, что командам придется встретиться друг с другом 21 марта еще раз здесь же, на стадионе «Эвертона»! Чувство несправедливости захватило не только представителей «Ноттингема». Мэлколм Макдональд в своей колонке в газете «The Sun» честно написал: «Как игрок «Ньюкасла», я должен сказать, что мы все ошеломлены тем фактом, что «Ноттингем» не получил возможности сыграть с нами дома».

Но это были еще цветочки. На 12-й минуте полузащитник «Ноттингема» Пол Ричардсон имитировал удар со штрафного: пробежал мимо мяча, развернулся и отдал пас Иану Бойеру, который забил гол. Однако арбитр матча Дэвид Смит остановил игру, чтобы показать желтую карточку Ричардсону за… «неджентльменское поведение»! В конце концов гол Макдональда вывел «Ньюкасл» в полуфинал.

6 августа 1974 года «Ноттингем» продал за 250 тысяч фунтов Данкана Маккензи, которого захотел видеть в «Лидсе» новый наставник команды Брайан Клаф. В сезоне 1973/74 Маккензи забил 26 мячей в чемпионате, и эта потеря оказалась невосполнимой. Энтузиазм быстро улетучился, что лучше всего подтверждают показатели посещаемости: в первой половине сезона «Сити Граунд» пять раз не сумел собрать даже 10 тысяч зрителей, а единственный раз на домашнем матче «Ноттингема» присутствовало более 20 тысяч – 28 декабря во время дерби с «Ноттс Каунти» (проигранного 0:2). «Лесники» обосновались во второй половине таблицы, Аллан Браун лихорадочно тасовал состав, пробуя все новых и новых игроков, и в конце концов руководство клуба запаниковало. Не прошло и недели после поражения в дерби, как домашний матч 3-го раунда Кубка с «Тоттенхэмом» (1:1) стал для Аллан Брауна последним. Пытаясь предотвратить еще один кризис, «Ноттингем» сделал предложение другому наставнику.

Скажите, как его зовут? :)))))
68 - 26.10.2012 - 10:05
На подходе 8 часть.Скоро выложу
69 - 29.10.2012 - 07:02
Часть 8. Последний шанс (1975-77)


«Влияние Брайана Клафа на клуб стало заметно уже в первый день его работы, - пишет в своей истории «Ноттингема» Боб Бикертон. – То, что раньше было принято считать тихой заводью английского футбола, вдруг напомнило взволнованное море. Казалось, что каждый журналист страны захотел узнать, что же задумал в «Ноттингеме» этот противоречивый Клаф. Однако Клаф в своем стиле резко и беспардонно отмахнулся от них, решительно направившись на тренировочное поле.

Начиная с этого момента в «Ноттингеме» все делалось так, как того хотел Брайан. Правление, комитет, пресса, игроки и даже болельщики были вынуждены беспрекословно следовать указаниям Мессии, потому что инстинктивно все они понимали – этот парень ведает, что творит».

Брайан знает, как сказали бы сегодня…

Аллан Браун уходил со словами: «Правление хочет Клафа – что ж, удачи». Однако далеко не все в клубе с радостью приняли появление Клафа. Понятно, что именно пугало и настораживало – другая репутация Брайана. Репутация не чемпиона и победителя, репутация заносчивого болтуна и скандалиста. Данкан Хэмилтон в книге «Provided You Don’t Kiss Me» пишет, что председатель клуба Джим Уиллмер долго колебался: «Тщательно подбирая слова, он назвал Клафа «энергичным молодым человеком с захватывающим опытом». Сохранилась фотография, на которой Уиллмер жмет руку Клафу по его пришествии в клуб. На лице председателя застыла кривая улыбка, словно нарисованная неумелым стажером гримера».

Клаф это не отрицает. Чуть более двух лет назад правление клуба откровенно струхнуло, когда появилась возможность пригласить Клафа с Питером Тейлором, со скандалом ушедших из «Дерби Каунти». Однако теперь вице-председатель «Форест» Стюарт Драйден убедил коллег рискнуть. «Мы вместе пережили немало приятных мгновений, особенно когда Стюарт стал председателем, - вспоминал Клаф в одной из автобиографических книг. – Мы крепко сдружились. Он был отличным парнем, лояльным, не колебавшимся, когда требовалась его поддержка. (…) Успех, которого я добился с «Форест», был бы невозможен без Стюарта Драйдена».

Это действительно был риск. Или, что точнее, последний шанс. Особенно для Клафа. Сто тысяч фунтов отступных от «Лидса» сделали его богатым и финансово независимым человеком, однако для Клафа в той ситуации деньги еще не значили все. Он привык быть только первым, а теперь ему хотели отказать в этом праве. Созданный им «Дерби» продолжал побеждать и без него. Поспешное решение «начать все с нуля» в «Брайтоне» было слишком эксцентричным даже для Клафа. И наконец, те самые злополучные 44 дня в «Лидсе»…

О злоключениях Клафа на Элланд Роуд, об этом, если угодно, браке, с самого начала обреченном на развод, можно говорить очень долго. Частей эдак на шесть - http://edfootball.com/search/newest-first?areas[0]=content&searchphrase=all&searchword=%D0%BF%D1%80% D0%BE%D0%BA%D0%BB%D1%8F%D1%82%D1%8B%D0%B9+%D1%8E%D 0%BD%D0%B0%D0%B9%D1%82%D0%B5%D0%B4

«Случившееся в «Лидсе» больно уязвило эго Брайана, - пишет Хэмилтон. – Нередко он просыпался от мысли: «Выиграю ли я когда-нибудь еще один титул? Будет ли у меня вообще такая возможность?» Он подолгу не мог уснуть, ворочаясь и вспоминая, что случилось с ним за эту пару лет, его мучили сделанные тогда ошибки и он не знал, сумеет ли найти выход».

«Ноттингем» был очень нужен Клафу. И Клаф был очень нужен «Ноттингему». Клаф не мог не понимать, что еще одна неудача поставит на нем крест. Ведь то «был настоящий провал, теперь вся страна увидела, что Клаф – он не всемогущий. Он не хотел, чтобы его воспринимали, как воспринимают теперь Мэлколма Эллисона, который из прогрессивного тренера превратился в звезду шоу-бизнеса, много болтающую, скандалящую и гулящую» .


На словах, конечно, Клаф оставался самим собой и старался не показывать виду, бравируя перед прессой. Выбираясь из своего новенького «Мерседеса», Клаф обронил: «Я отложил человеческие дела, чтобы снова участвовать в крысиных бегах». Могло показаться, что ему эта работа не очень-то и нужна, что он делает клубу своего рода одолжение. Даже его решение вместо первой пресс-конференции отправиться на тренировку было бравадой, но бравадой, которая понравилась журналистам – это был потрясающая тема для материала. «Клуб распродал своих лучших игроков и заработал миллион фунтов. Но это самый настоящий провал, провал размером в один миллион фунтов. В пользу «Ноттингема» сейчас говорит только одно – они наняли меня!» Еще один замечательный заголовок. «Типичный Клаф: высокомерно и легкомысленно», - позже прокомментировал эту ситуацию сам Брайан. Но в одном из следующих его заявлений того времени сквозила едва заметная тревога и неуверенность: «надежда – единственное, что я могу предложить». И никто не знал наверняка, оправдается ли она. Если бы у Клафа не получилось, «Ноттингем» ждал третий дивизион. «Это было реально. Мы тогда действительно были дерьмом», - вспоминал Брайан.

Первая покупка Клафа для клуба осталась незамеченной. Получив гонорар от одной из газет за колонку, написанную от его имени, он купил плитку и передал ее в офис «Ноттингема». «Старенькая плитка, похоже, помнила еще первый Кубок Англии, выигранный клубом. Она совсем не работала, но все равно я подумывал над тем, чтобы поставить ее в состав – от нее было бы больше пользы, чем от некоторых моих футболистов. Некоторые из них не умели играть вообще, другие были неспособны точно передать мяч из точки А в точку Б, кое-кто не знал, как бить по мячу головой, а одного мне даже пришлось учить вбрасывать мяч из-за боковой!»

Это было бы весело, если бы не было так грустно.
70 - 29.10.2012 - 07:03
Питер Тейлор не собирался бросать работу в «Брайтоне», и Клаф позвал тренера Джимми Гордона. Верный Джимми знал Брайана еще с тех пор, как тот только пробивал себе дорогу в первую команду «Миддлсбро». Гордон был тогда одним из тренеров «Боро», он помогал советами начинающему форварду, а когда тот принял «Дерби», вошел в его тренерский штаб. Гордон был рядом с Клафом и те 44 дня в «Лидсе», после чего пошел работать в автосалон, продававший «Роллс-Ройсы». Предложение Брайана поработать вместе еще и на «Сити Граунд» понравилось ему больше, чем продажа автомобилей. В качестве главного скаута Клаф позвал Мориса Эдвардса, который в этом же качестве работал с ним в «Дерби». Остался в «Ноттингеме» тренер второй команды Джон Шеридан, игравший у Клафа в «Хартлепуле», входивший в его тренерский штаб в «Дерби» и недолго поработавший с Тейлором в «Брайтоне». А вот с тренером первой команды Джоном Максевени и ассистентом Биллом Андерсоном пришлось расстаться.

Первый матч Клафа во главе «Ноттингема» состоялся 8 января 1975 года на «Уайт Харт Лейн». Это была переигровка 3-го раунда Кубка Англии. Четырьмя днями ранее «Лесники» сыграли с «Тоттенхэмом» 1:1 на своем поле, и этот матч стал последним для Аллана Брауна. Дебют Клафу удался. Он сделал только одно изменение в составе Брауна, выпустив на левый фланг полузащиты Мартина О’Нила вместо травмированного Миа Деннехи. Лучший бомбардир команды в том сезоне Нил Мартин (в чемпионате и Кубке он забил 12 мячей) головой отправил в сетку «Шпор» единственный в матче гол. «Ноттингему», конечно, в том матче повезло, хотя «Тоттенхэм» в том сезоне играл неважно и с трудом избежал вылета во второй дивизион.

Через три дня «Лесникам» предстоял в Лондоне матч чемпионата с «Фулхэмом». Клаф принял решение не возвращаться домой, а готовить команду в Бишаме, что совсем рядом со столицей (в этой деревушке расположен один из Национальных спортивных центров), а сам успел съездить в Ливерпуль, где безуспешно пытался уговорить атакующего полузащитника «Красных» Фила Бёрсму сменить клуб. В Лондоне «Ноттингем» опять победил с минимальным счетом – победный гол забил Барри Батлин.

В Ноттингем вернулся не просто Брайан Клаф, а Брайан Чудотворец. Болельщики с большим энтузиазмом отреагировали на удачное выступление в Лондоне. Невзирая на то, что добрая половина сезона осталась позади, неожиданным спросом стали пользоваться сезонные абонементы, которых удалось продать еще на четыре тысячи фунтов. Прежде домашние матчи команды в сезоне собирали около 11 тысяч зрителей, и только на предновогоднее дерби с «Ноттс Каунти», а также кубковый матч с «Тоттенхэмом» пришло больше 20 тысяч зрителей. В пяти домашних поединках «Сити Граунд» не собрал и десяти тысяч. А тут на игру с середняком «Ориентом» (тоже лондонский клуб) пришло 17,5 тысяч! Однако «Лесники» победить не смогли (ничья 2:2), да и вообще медовый месяц Клафа в «Ноттингеме» визитом в Лондон и ограничился. После победы над «Фулхэмом» команда до конца сезона сумела выиграть всего два матча, из Кубка «Форест» вылетел от тех же «Дачников», уступив тем аж в третьей переигровке (0:0, 1:1, 1:1, 1:2). «Ноттингем» финишировал на 16-м месте, что стало худшим результатом с момента возвращения «Лесников» из третьего дивизиона 24 года назад. «Турнирная таблица никогда не лжет», - утверждал Клаф.

Новому наставнику не понадобилось много времени, чтобы разобраться в кадровой ситуации в команде. Уже в феврале он отдал 60 тысяч фунтов, чтобы вызволить из «Лидса» полузащитника Джона Макговерна и нападающего Джона О’Хейра. Обоих он знал с первых их дней в футболе. Клаф тренировал О’Хейра в молодежной команде «Сандерленда», затем пригласил в «Дерби», после чего позвал за собой в «Лидс». 16-летний Макговерн в 1965 году появился в «Хартлепул Юнайтед» и с тех пор неизменно кочевал следом за Клафом: тот же «Дерби», те же несчастливые дни в «Лидсе». Клаф особенно ценил Джона. «Болельщикам зачастую трудно было понять, что он делает в составе, - вспоминает Данкан Хэмилтон. – В глаза бросалась его неловкость. Когда он бежал, то напоминал утку, которая выбралась на берег. Однако те, кто разбирался в игре, ценили его позиционное чутье, умение работать с мячом и работоспособность – без всего этого более ярким исполнителям проявить себя было бы непросто». Заметив во время презентации Макговерна недоуменные взгляды журналистов, Клаф рявкнул: «Джон пришел в «Ноттингем», чтобы научить остальных, как нужно играть в футбол!»

Он искал молодых игроков, но уже обладавших некоторым опытом, чтобы сразу же влиться в состав. Недрогнувшей рукой Клаф избавлялся от игроков, которых считал безнадежными. Когда он согласился бесплатно отпустить в «Манчестер Юнайтед» Томми Джексона, не выдержал даже Стюарт Драйден. В конце концов речь шла о футболисте, который сыграл 35 матчей за сборную Северной Ирландии. Клаф был непреклонен: «Мне начхать, если даже его захочет подписать «Реал». Он не умеет играть». А вот Мартина О’Нила и Джона Робертсона Клаф оставил. Оба были выставлены на трансфер предыдущим наставником. Первый казался недостаточно хорошим, а вот второй вообще не был похож на футболиста. «Во время предсезонного турне в Германии летом 1975 года вся команда отправилась на разминку, а сонный Робертсон так и стоял посреди раздевалки, запустив руки в шорты и почесывая яйца, - вспоминал Клаф. – Я вздохнул в отчаянии: «Команда готовится к матчу, а посмотри, что делаешь ты! Позорище…» Он не умел плавать, не умел бегать, ненавидел солнце и не хотел вылезать из кровати. (…) Толстый, небритый, вечно в каких-то лохмотьях, еще и дымил как паровоз». О’Нил имел другую странность. В отличие от многих футболистов Мартин был образованным молодым человеком, он изучал право в Королевском Университете Белфаста, и, по словам Данкана Хэмилтона, его образованность настораживала Клафа: «Мартин О’Нил напоминает мне Джеймса Джойса. Он тоже использует слова, которые я никогда не слышал. Вот недавно он выдал пару слов… Как же там он сказал?.. «Pedantry» (педантизм, педантичность). И еще «obfuscation» (затемнение, помутнение, затемнение сознания). Понятия не имею, что они значат. Особенно второе».
71 - 29.10.2012 - 07:05
Тем не менее Клаф отменил решение Аллана Брауна, хотя в этом случае речь шла скорее об интуиции. Он видел в этих двоих что-то, но пока сам не понимал, что именно. Особенно это касалось Робертсона. Выход из ситуации нашелся неожиданно.

Вернувшись из Западной Германии, «Ноттингем» должен был провести два товарищеских матча в Северной Ирландии. Против «Колрейна» Клаф решил поставить на левый фланг полузащиты Робертсона. Просто потому, что больше некого было. Неповоротливый, «самый медленный игрок в Футбольной Лиге», он мог оказаться на этой позиции только тогда, когда и вправду больше некому было – как же играть на фланге без скорости? Робертсона потому и пробовали исключительно в центре, но и там он выглядел бесполезно. «Ноттингем» выиграл 3:2, Иан Бойер сделал хет-трик, а все три голевые передачи ему отдал с фланга Робертсон. Джон сыграл не менее успешно и против «Баллимены», и Клаф разглядел то, что пока еще не увидел никто. «Загоните его с мячом к угловому флагу, поставьте рядом защитника, - объяснял Клаф, - и он уделает соперника, просунет мяч сквозь него, подработает и выдаст подачу точно на голову набегающему в штрафную партнеру. И все это на носовом платке – не так уж и много есть футболистов, которые умеют так же».

Кроме того Клаф был спокоен, потому что за спиной у Робертсона появился игрок, который был способен бегать и пахать за него. Это был мастерский ход. Речь идет о левом защитнике Фрэнке Кларке, будущем менеджере и нынешнем председателе правления «Лесников». Ему было уже 32 года, и «Ньюкасл» был готов отпустить его бесплатно в «Донкастер Роверс», клуб четвертого дивизиона. По ходу сезона 1974/75 перелом ноги, стоивший карьеры, получил Падди Гринвуд, слева в обороне вынужден был играть полузащитник Пол Ричардсон. Клафу нужен был классный игрок на эту позицию, и, узнав от знакомого журналиста Дага Уэзеролла о ситуации с Кларком, он действовал молниеносно и заполучил защитника, который отыграет на высоком уровне более ста пятидесяти матчей за «Лесников».

На правом фланге обороны стремительно прогрессировал 19-летний воспитанник клуба Вив Андерсон, а почти его ровесник форвард Тони Вудкок набирался опыта в аренде в «Линкольне» и «Донкастере». Состав «Ноттингема» незаметно преображался. Невзирая на сложные личностные отношения, О’Нил признает, что простые, но меткие советы Клафа помогли ему повысить свой уровень игры. Вместе с ним подтягивались и другие. «Особенно впечатляющим, - вспоминает Мартин, - стал прогресс Робертсона. Именно благодаря ему «Форест» вырос до уровня чемпиона Европы».
72 - 29.10.2012 - 07:15
Однако на самом деле в первой половине сезона 1975/76 в результатах «Ноттингема» улучшений не было заметно. Энтузиазм болельщиков стал утихать, посещаемость домашних матчей вернулась на уровень годичной давности, а когда в сентябре 1975 года «Лесники» проиграли четвертый кряду поединок на своем поле, на трибунах поднялся гул недовольства – командой и в первую очередь менеджером. Если к концу 1974 года команда Аллана Брауна занимала 13-е место, набрав 24 очка, то ровно год спустя подопечные Клафа были 11-ми, но набрали на очко меньше – 23. При этом в первой половине сезона 1974/75 «Ноттингем» выиграл девять раз, а теперь – всего лишь семь.

«Я не дергался, - вспоминал Клаф те дни. – К тому времени я выставил из команды тех, кто не умел играть, вдохновил тех, кто умел, указал каждому директору клуба его место и позаботился, чтобы газеты писали о нас регулярно». После Нового года «Ноттингем» проиграл три матча подряд, вылетев в том числе из Кубка Англии от «Питерборо», однако затем до конца сезона «Лесники» уступили лишь дважды и финишировали на 8-м месте. Это было уже что-то.

В конце сезона, однако, Клафа наверняка больше интересовали результаты другой команды. «Брайтон» Питера Тейлора вел отчаянную борьбу за выход во второй дивизион. Имея на игру меньше, «Брайтон» за три тура до финиша опережал «Миллуолл» и занимал нужное 3-е место. Однако не сумев выиграть ни одного из оставшихся матчей, команда Тейлора уступила «Львам» путевку в Д2. Питер отправился на свою виллу на Мальорке зализывать раны, подумывая об уходе из футбола. Майк Килинг, бывший директор «Дерби» и «человек Клафа» в правлении «Баранов», подтолкнул Клафа – давай, мол, самое время вам снова работать вместе. «Мы не очень часто общались с того момента, когда я ушел из «Брайтона» в «Лидс», - сомневался Брайан. В беседе со своим главным скаутом Морисом Эдвардсом, который также убеждал в необходимости воссоединения, Клаф заявил, что не станет первым делать шаг: «Это было решение твоего друга прекратить отношения». Но Клаф не мог не понимать, что Килинг и Эдвардс правы, и на следующее утро он вылетел на Мальорку.

Тейлор старательно хотел скрыть свои чувства, когда Клаф озвучил ему предложение перебраться в «Ноттингем». Он даже с напускным равнодушием бросил: «А мне то, что с того?» Но после небольшой паузы протянул руку: «Я согласен». Тейлор не мог упустить возможность поработать в клубе родного города, в команде, за которую он болел в детстве. «Его появление взбодрило не только меня, но и весь «Ноттингем», - признавался Клаф.

Летом и осенью 1976 года Грэм Тейлор, наставник «Линкольна», упорно пытался договориться о постоянном контракте для Тони Вудкока. Тони играл в полузащите в резерве, когда в клубе появился Клаф, и не очень-то впечатлял. Брайан отправил его ненадолго в аренду в «Линкольн», где тот стал выходить в нападении. «Чертята» выигрывали четвертый дивизион, забив 111 мячей, и Тейлор очень хотел видеть Вудкока в своей команде. В начале сезона 1976/77 Клаф отправил Тони в аренду в «Донкастер», чтобы немного задобрить менеджера Стэна Андерсона, своего давнего друга по «Сандерленду» (Андерсон – уникальная личность в истории футбола Северо-востока; он единственный, кто был капитаном «Сандерленда», «Ньюкасла» и «Миддлсбро»). В ноябре, после очередного звонка от Грэма Тейлора, Брайан решил вернуть Вудкока и поставить его в основу на матч с «Блэкберном». Тони стал вторым бомбардиром «Ноттингема» в том сезоне, забив во всех турнирах 17 мячей. Его опередил только Питер Уит, за 43 тысячи фунтов перебравшийся из «Бирмингема» по совету Питера Тейлора (19). Этот форвард, игравший в силовой манере, упорно пытался пробиться на высший уровень. Он даже играл в Южной Африке и США, но ни в «Вулверхэмптоне», ни в «Бирмингеме» его особенно не ценили. А Уиту уже исполнилось 25 лет. «К счастью, Тейлор сумел разглядеть его потенциал», - признавал Клаф.

Другим «сбитым летчиком» стал 27-летний центральный защитник Ларри Ллойд. Он играл в «Ливерпуле», с которым выиграл чемпионат и Кубок УЕФА, привлекался в сборную Англии, но затем из-за травмы пропустил почти половину сезона 1973/74, и на его позиции здорово заиграл Фил Томпсон. Ллойда продали в «Ковентри», который заплатил за защитника рекордные для себя 240 тысяч фунтов. На новом месте Ларри играл без особого энтузиазма и, более того, портил атмосферу в коллективе («мешал дерьмо», по характеристике Клафа). Клаф колебался: тот, кто уходил из «Ливерпуля», редко когда мог заиграть в другом месте. Но Тейлор был настойчив и убедителен, хотя поначалу Клаф согласился только на аренду. В октябре 1976 года Ллойд в дебютировал в первой команде, но, сыграв пять матчей, вынужден был вернуться в «Ковентри» - сумма отступных за него (не то 55, не то 60 тысяч фунтов) была согласована не сразу.
73 - 29.10.2012 - 07:17
Интересно, что в то же время «Ноттингем» активно интересовался двумя шотландцами: центральным защитником Аланом Хансеном и нападающим Кенни Далглишем. Но «Партик Тисл», клуб Хансена, уже имел предварительную договоренность с «Ливерпулем», а трансферная стоимость Далглиша была просто неподъемной для тогдашних «Лесников». Летом 1977 года Кенни и Алан станут игроками «Ливерпуля», и можно только предположить, каким бы получился поворот в истории пусть не английского футбола в целом, но двух его клубов, если бы «Ноттингем» заполучил этих двоих…

Свой первый матч в сезоне 1976/77 «Ноттингем» выиграл только в пятом туре. Затем команде какое-то время не удавалось выиграть дважды кряду, она чередовала победы с ничьими и поражениями. Но с ноября и по начало января «Лесники» выдали серию из девяти матчей без поражений. В этот же период в истории клуба случилось событие, которое часто оставляют без внимания, но сам Клаф придавал ему важнейшее значение.

Все дело в том, что «Ноттингем» решил принять участие в розыгрыше Англо-шотландского Кубка.

В 1970 году для клубов Англии, Шотландии и Северной Ирландии, не попавших в еврокубки, был организован турнир, спонсорство над которым взяла нефтяная компания Texaco. Турнир получил название спонсора и поначалу пользовался интересом. Однако очень скоро TexacoCup превратился в турнир для обкатки молодых футболистов и предсказуемо лишился своего щедрого покровителя. В 1975 году вместо него стартовал Англо-шотландский Кубок, куда теперь заявлялись не только команды, упустившие шанс попасть в Европу, а все кому не лень.

В своей группе «Ноттингем» сначала сыграл 0:0 с земляками из «Ноттс Каунти», а затем обыграл «Вест Бром» и «Бристоль Сити» (3:2 и 4:2). Эти матчи состоялись в августе еще до начала чемпионата, и Клаф с Тейлором использовали их как возможность поэкспериментировать и попробовать молодых футболистов. В четвертьфинале «Лесники» по сумме двух матчей одолели шотландский «Килмарнок» (2:1, 2:2), а в полуфинале без проблем переиграли «Эйр Юнайтед» (2:1, 2:0). В первом матче с «Эйр» на замену вышел Стив Бёрк, которому было 16 лет и 22 дня. Он стал самым молодым игроком в истории клуба, но этот матч так и остался для него единственным в футболке «Ноттингема» (в сентябре 1979 года «Лесники» получат за Бёрка 125 тысяч фунтов от «Куинз Парк Рейнджерс»). Невзирая на выход игроков вроде Бёрка, Клаф был очень серьезно настроен на победу в этом турнире. Особенно когда в декабре в течение трех дней был разыгран финал с «Ориент». Сыграв 1:1 в Лондоне благодаря пенальти Робертсона, на своем поле в присутствии 12 717 зрителей «Ноттингем» одержал разгромную победу 4:0 и завоевал свой первый трофей с 1959 года. Дубль сделал Колин Барретт, еще по голу забили Рой Чепмэн и Иан Бойер.

«Большинство менеджеров не захотели бы даже помочиться в этот Кубок, но все-таки это был трофей», - утверждал Клаф. И трофей для будущих успехов «Ноттингема» важнейший: 2,5 года спустя «Лесники» выиграют свой первый Кубок чемпионов и в том мюнхенском финале с шведским «Мальмё» в их составе выйдут семь футболистов, игравших с «Ориентом» (Вив Андерсон, Фрэнк Кларк, Джон Макговерн, Ларри Ллойд, Иан Бойер, Джон Робертсон и Тони Вудкок; восьмого, Мартина О’Нила, Клаф в Мюнхене не выпустил).

Выдержка из замечательной книги Данкана Хэмилтона о Клафе:

«Те, кто говорит, будто это никчемный трофей, ничего не соображают», - говорил Клаф с теплом, с каким старые солдаты вспоминают мало кому известные сражения. Я делал с ним интервью в феврале 1981 года, перед тем как «Форест» вылетал в Токио на матч за Межконтинентальный Кубок. Мне хотелось подготовить материал о взлете команды за прошедшие шесть лет. Мы говорили о том, как он пришел в клуб, как пришел Тейлор, о выходе в первый дивизион, чемпионстве и двух подряд Кубках чемпионов. Воспоминания об Англо-шотландском Кубке определенно вызвали в нем наибольшее оживление. Я не верил своим ушам. Я был в пресс-ложе на том матче с «Ориентом», и в тот момент мне больше всего на свете хотелось быть где-нибудь в другом месте. Когда я позвонил Press Association (новостное агентство Великобритании и Ирландии – прим. А.И.), чтобы передать счет игры, меня переспросили: «Простите, что это за финал такой?»

Судя по всему, подобный вопрос был написан на моем лице или же Клаф почувствовал, что я не придаю должного значения его словам. Он заглянул в мой блокнот и рявкнул: «Вот именно сейчас записывай каждое мое слово! Ты, похоже, не очень-то веришь тому, что слышишь, но не будь глупцом. Я говорю серьезно».

И он продолжил: «Англо-шотландский Кубок много значил для нас, для клуба и команды. «Ноттингем» получил трофей, а футболисты, раньше не выигрывавшие ничего, - медали. Вудкок, Уит и еще с полдюжины моих парней не имели трофеев, пока мы не взяли этот чертов Кубок. Около двадцати лет этот клуб не ведал вкуса мало-мальски значимого успеха. Мои парни попробовали шампанское, и им понравился его вкус».

С тех пор едва Клафа расспрашивали о том, как началось преображение «Форест», он всегда говорил об Англо-шотландском Кубке. В конце 1980-х, когда турнир уже давным-давно исчез из календаря сезона, мои коллеги имели о нем смутные воспоминания, и каждый раз, когда Клаф начинал говорить об этом Кубке, им казалось, что он пускает им пыль в глаза.

«Послушай, - говорил он, качая головой и подняв палец, - я, мать твою, очень серьезен. Посмотри список наших трофеев. Спроси у футболистов». Журналист, как правило, нервно хихикал, а потом уточнял у меня: «Он ведь пошутил, правда?»

Клаф вспоминал о том, как он вошел в раздевалку после победы над «Ориентом», а прямо на полу стоял трофей, окутанный клубами пара из душевой. И как реагировали игроки тогда… «Мы выиграли Кубок чемпионов именно тогда, - говорил он. – Нас опьянил тот успех, хотя, учитывая, что это все-таки был всего лишь Англо-шотландский Кубок, опьянение было легкое, словно от полстакана шенди. И в то же время было чувство, что произошло нечто важное, нечто позитивное. Это было чувство, которое может подарить только трофей, каким бы он ни был».

Победа в этом турнире, утверждал Клаф, стоила двадцати самых пламенных речей. «Нужно было видеть, как в тот вечер изменилась осанка моих парней – грудь вперед, спина прямая. Мы выиграли что-то, и теперь действительно все было по-другому».

Однако в феврале 1977 года едва не случилось событие, которое могло свести на нет эффект от победы в первом для клуба турнире за 17 лет. Председатель «Дерби Каунти» Джордж Харди уволил менеджера Дэйва Маккая, который привел «Баранов» ко второму чемпионскому званию, и предложил Клафу с Тейлором вернуться на «Бейсбол Граунд». Маккай в своей книге «The Real Mackay» выразил общее тогдашнее мнение, когда сказал, что «Клаф все эти годы ждал того момента, когда его позовут обратно». Всем было хорошо известно, насколько много значил «Дерби» и для Брайана, и для его соратника. Клаф прибыл на «Бейсбол Граунд», поговорил с Харди и… отказался: «Мы с Питером не хотим нарушать наш контракт с «Ноттингемом». Выйдя к журналистам, Клаф признался: «Это самый грустный день в моей жизни».

То был и так непростой месяц для «Ноттингема». Команда проиграла в чемпионате три матча из четырех. В домашнем поединке с «Саутгемптоном» она была близка к еще одному поражению, но из-за густого тумана игра была остановлена. Этот матч переиграли в марте и, обыграв «Святых» (2:1), «Форест» выдал серию из пяти побед подряд. Два очка в матче с «Саутгемптоном» оказались в итоге решающими. Когда 7 мая «Ноттингем» в последнем своем матче переиграл дома «Миллуолл» 1:0, «Болтону», главному конкуренту «Лесников», оставалось сыграть еще три матча. «Вулверхэмптон» и «Челси» получили две путевки в элиту, а третья могла достаться «Скакунам», которые отставали от «Форест» на пять очков. Свой первый матч «Болтон» выиграл – у «Кардиффа» (2:1). После этого Клаф решил вместе с командой отправиться на Мальорку – уж лучше встретить неутешительную новость на пляже, чем нервно шатаясь дома из угла в угол. Когда самолет с командой пролетал над Францией, пилот по рации получил известие, что «Болтон» дома проиграл 0:1 «Волкам». Последний матч «Скакунов» уже не имел значения – «Ноттингем» возвращался в первый дивизион!
74 - 26.11.2012 - 14:03

Ноттингем Форест-сезон 1877/78.Слева в нижнем ряду Артур Гудьер (первый сборник в истории клуба)
75 - 12.02.2013 - 11:27

1919г

1921г
76 - 21.06.2014 - 11:22
Дерби с Нотс Каунти. х.з какой год
https://www.youtube.com/watch?v=pI-2hXZySiY
Гость
77 - 28.06.2014 - 22:19
Нда. Если никто все же не напишет НФ, и не расскажет им про DAVE, тогда я напишу рано или поздно, не выдержу -)
78 - 28.07.2014 - 07:46
Кубок Англии. Полуфинальное проклятье Ноттингем Форест
--
Для клуба с такой продолжительной и богатой историей, как «Ноттингем Форест»,всего две победы в Кубке Англии выглядят довольно удивительно,особенно если вспомнить сколько раз команда выходила в полуфинал старейшего турнира.
Статистика «красных» по этому показателю просто угнетает: девять поражений в 12 случаях. При этом полуфинал стал для «Фореста» непреодолимым барьером с самого начала их участия в Кубке.

Первый розыгрыш состоялся в сезоне 1871/72, за трофей тогда боролись всего 15 команд. Многие из них, такие как «Аптон Парк» или «Хэмстед Хитенс», представляли юг страны, а «Куинз Парк» был единственным клубом из Шотландии.
В финале на стадионе Кеннингтон Овал в присутствии 2000 человек победу одержал «Уондерерс», обыгравший «Ройал Инжиниерс».

Меж тем «Ноттингем Форест» пока только проводил товарищеские игры с местными командами. Первым в городе, кто сыграл в Кубке Англии, был «Ноттс Каунти» в сезоне 1877/78. «Форест» последовал примеру год спустя, став одним из 42 клубов, принявших участие в очередном розыгрыше. И так вышло, что соседи сошлись лицом к лицу в первом раунде.
16 ноября 1878 года «красные» сыграли свой первый официальный матч, добыв победу над «Ноттс Каунти» со счетом 3:1, на Бистон Крикет Граунд в тот день пришло порядка 500 зрителей.
Болельщики отправились в Бистон на поезде и многие из них пожелали остаться на железнодорожной платформе, откуда открывался отличный вид на поле. Первый гол «Ноттингем Форест» в официальных играх забил Дж. П. Тернер, а последующие мячи Гудьера и Смита (за «Каунти» отличился Оуэн) довели дело до победы.

На этом «лесники» не остановились, продолжая уверенно двигаться по турнирной сетке, обыграв поочередно «Шеффилд» (1:0), «Олд Харровианс» (2:0) и Оксфордский университет (2:1), они вышли в полуфинал на «Олд Итонианс», проходивший на лондонском Кеннингтон Овале.

В этой игре «Форест» не мог рассчитывать на Джардина и Эрпа, основных своих футболистов, и стоит думать, что их отсутствие повлияло на итоговую неудачу – 1:2.

Следующий кубковый поход ноттингемцев был в чем-то схож с предыдущим. Они снова выбили «Ноттс Каунти» в стартовом раунде, на сей раз огорчив тех четырьмя безответными мячами. Встреча, состоявшаяся на Трент Бридж, привлекла рекордное количество людей – 2000 граждан заплатили за вход, совсем не побоявшись ненастной погоды, сопровождавшей то знаковое мероприятие. Во втором и третьем раундах «Форест» лихо прошелся по «Тертону» (6:0) и «Блэкберн Роверс» (6:0). Сэм Уиддоусон вел команду вперед, отметившись шестью мячами в трех играх.

В четвертом круге «Ноттингем» впервые столкнулся с некоторыми неприятными моментами, коими закончилась их упорная схватка с «Шеффилдом». Матч завершился со счетом 2:2 и было разумно предложено сыграть дополнительное время, однако йоркширцы отказались, за что и были дисквалифицированы. «Форест», таким образом, опять добрался до полуфинала, теперь уже попав на «Оксфорд». Второе путешествие на Кеннингтон Овал, в котором не сумел принять участие травмированный Дж. П. Тернер, как и год назад принесло лишь разочарование (0:1).
«Красным» пришлось ждать до сезона 1884/85, чтобы заиметь еще одну реальную возможность побороться за трофей. Голкипером команды в том розыгрыше был Фред Бирдсли, дебютировавший за клуб в 1881 году, но при этом поигрывавший в Лондоне и ставший одним из основателей «Арсенала».

В первом раунде Бирдсли оставил ворота в неприкосновенности, когда был крупно обыгран «Ротерхэм» (5:0), здорово действовал он и на более поздних этапах – «Шеффилд Хили» (4:1), «Шеффилд Уэнсдэй» (2:1), «Свифтс» (2:0), «Олд Итонианс» (2:0) – преодолев которые «Форест» в третий раз достиг полуфинала.

Помериться силами предстояло с грозным шотландским «Куинз Парком». Оккупировавшие Дерби Крикет Граунд 10000 человек стали свидетелями боевой ничьи 1:1, которая повлекла за собой переигровку на Мерчистон Касл Граунд в Эдинбурге.

Пересечь границу специальным поездом отважились 800 поклонников «Фореста», к чему было приковано большое внимание прессы. Даже лорд-мэр Ноттингема оказался среди 15-тысячной толпы – на тот момент невиданная посещаемость для футбольных матчей в шотландской столице.

Хозяева открыли счет во многом случайно: мяч после удара головой проследовал по маршруту штанга – Сэм Уиддоусон – гол. А к перерыву «лесники» вообще «горели» 0:2, невзирая на перевес во владении и количестве опасных моментов, создававшихся благодаря отличной игре в пас. Третий гол «красные» пропустили уже от чрезмерного желания отыграться, что обычно не придает прочности обороне собственных ворот.
79 - 28.07.2014 - 07:49

В сезоне 1891/92 «Форест» выступал в Футбольном Альянсе, альтернативе Футбольной Лиги. То был заключительный его розыгрыш, пока не появился второй дивизион. Последним чемпионам стал именно «Ноттингем», на два очка опередивший «Ньютон Хит» (будущий МЮ).

В Кубке Англии того же сезона команда в четвертый раз вышла в полуфинал. Но, как не трудно догадаться, встреча с представителем ФЛ «Вест Бромвичем» успеха не принесла.

Масса народу, равная 25000 болельщиков, заполнила Молиню и наблюдала, как соперники решили продлить удовольствие еще на один матч – 1:1. Здесь же через шесть дней сценарий повторился, и победителя определить снова не получилось. Вторая переигровка должна была случиться на Дерби Крикет Граунд.

Сразу нужно сказать, что игра эта проходила в ужасных погодных условиях. Уже после матча главный рефери заявил, что если бы один из капитанов пожаловался на сложившиеся обстоятельства, он бы тут же отменил встречу.

ВБА выиграл жеребьевку и начал игру по ветру. Метель была настолько сильной, что к 40-й минуте «Форест» уступал 0:4. Только когда немного распогодилось «красные» сумели побывать и в атаке, но все равно проиграли 6:2. Попытки устроить переигровку ни к чему не привели.

Частью ФЛ «лесники» стали в том же 1892 году, а в сезоне 1897/98 провели свой последний матч на старом Таун Граунд, затем перебравшись на другой берег Трента и обосновавшись на новом Сити Граунд.

Но прежде чем это произошло «Форест» опять намеревался сделать последний шаг к финалу Кубка Англии. Убедительные победы со счетом 4:0 над «Гримсби Таун», «Шеффилд Уэнсдэй», и выездная виктория в поединке с «Вест Бромвичем» (3:2) вывели их на «Саутгемптон». За ничьей 1:1 на шеффилдском Брамалл Лэйн последовала еще одна игра на лондонском Кристал Пэлас.

«Красные» забили два мяча на фоне ослепительной снежной вьюги. Игра даже прерывалась на некоторое время к большому неудовольствию «святых». Но как бы то ни было «Форест» впервые пробился в финал, а там уже со счетом 3:1 обыграл «Дерби» и, наконец-таки, заполучил заветный кубок.
За последующие 116 лет «Ноттингем Форест» повторил этот триумф лишь однажды, вместе с тем уступив в полуфинале 1900 года («Бери»), 1902-го («Саутгемптону»), 1967-го («Тоттенхэму») и дважды выбыв от «Ливерпуля» (1988-й и 1989-й). Кто знает, когда клубу представится еще хотя бы один шанс?
80 - 06.01.2015 - 11:18
Тревор Фрэнсис-первый английский футболист за которого было уплочено 1 млн фунтов



К списку вопросов
Опции темы Поиск в этой теме
Поиск в этой теме:

Расширенный поиск




Copyright ©, Все права защищены