К списку форумов К списку тем
Регистрация    Правила    Главная форума    Поиск   
Имя: Пароль:
Коронавирус Кубани
Рекомендовать в новости

Английский футбол.История "Ноттингем Форест".

0 - 12.10.2011 - 15:13
Доброго дня.

На фоне праздничной атмосферы выхода сборной России в финальную часть ЧЕ хотелось бы вместе с вами окунуться в события конца 19 века и проследить за историей становления как английского футбола так и историей развития некогда прекрасного клуба Ноттингем Форест в частности, ныне переживающий тяжелые времена.Эта история интересна будет я думаю для всех любителей английского футбола нашего форума.Она во многом позновательна и наверняка дополнит ваши познания.В настоящий момент готовы две части.А в дальнейшем будет дополняться и я её буду выкладывать.Пишется она Алексеем Ивановым специально для сайта nottinghamforest.ru


Часть 1. Хоккей, Гарибальди и революция в тактике

Ноттингем XIX века не был городом, в котором «улицы были вымощены золотом». Типичный промышленный город – серый и унылый, с тяжелыми условиями труда и высоким уровнем преступности на улицах, словом, превосходный экспонат для Чарльза Диккенса. В 1970-е годы Ноттингем не был особенно радостным местом для жизни, а за сто с лишним лет до того – и подавно. Но есть что-то, что объединяло эти две эпохи – футбол.

Работягам, жившим в позапрошлом веке, долгое время было откровенно не до развлечений. У них был только один выходной день – воскресенье, пока по фабричному законодательству от 1856 года они не получали свободное время после двух часов дня в субботу. Они могли занять себя традиционными забавами вроде травли медведя или кукольного представления, а в 1865 году в городе открылся Королевский театр. В то же время в Ноттингеме стремительную популярность набирал спорт. Летом можно было заняться греблей на реке Трент, сыграть в крикет или же рискнуть деньгами на скачках. Зимой, когда река Трент замерзала или укатывалась после выпавшего снега дорога, жители Ноттингема любили сыграть в разновидность хоккея под названием «шинни».

Согласно легенде, очередной матч в шинни был прерван из-за появления некоего молодого человека. Он спешил рассказать землякам о том, как стремительно развивается в Шеффилде игра с мячом под названием футбол. Но убедительнее любого рассказа стал принесенный мяч, и шиннисты, отбросив в сторону импровизированные клюшки, с азартом принялись гонять мяч.

Футбол как народная забава, конечно же, был известен в Ноттингеме и раньше. Но теперь речь шла уже о полноценной игре, с оформившимся сводом правил и даже единой Футбольной Ассоциацией, появившейся на свет в 1863 году. Футбол подкупал своей простотой, в эту игру можно было играть, не дожидаясь заморозков – в жару и в холод, под дождем и в слякоть. И хотя перспективность футбола с самого начала оценил далеко не каждый из 15-ти собравшихся в декабре 1865 года в отеле «Клинтон Армз», что на Шервуд-стрит, но все они горели желанием по крайней мере попробовать. Эти 15 молодых людей собирались в «Клинтон Армз» регулярно после матча в шинни – здесь был отличный эль и вкусно кормили. Они поддержали инициативу клубного секретаря мистера Дж. С. Скримшоу и преобразовались в футбольный клуб. Кроме Скримшоу, на том историческом собрании присутствовали секретарь Дж. С. Милфорд, казначей У. Браун, капитан команды и капитан по жизни Уолтер Роу Смит, а также господа Баркс, У. П. Браун, Дафт, Гэмбл, Хоксли, Хауитт, Хасси, Растолл, Ревис, Ричардсон и Томлинсон.

Название «Форест» появилось быстро – в честь тогдашней поляны клуба. Тогда же и возникли клубные цвета, не менявшиеся с тех пор никогда. Уильям Браун получил задание закупить комплект красных кепок с кисточкой – закупить в магазине игрока команды Чарльза Дафта. Красный цвет был выбран принципиально. Именно тогда романтически настроенная молодежь Англии увлекалась героической персоной Итало Гарибальди, лидера освободительного движения в Италии, в результате которого произошло объединение страны. Его Солдаты Свободы, облаченные в красные рубахи, были очень популярны в Англии, в чем можно было убедиться в 1864 году, когда Гарибальди с соратниками с триумфом гостил в Лондоне. Разумеется, «культурный код» основателей «Форест» был расшифрован верно, и очень скоро команду стали называть не иначе как «Красные гарибальдийцы».

Впрочем, пока что о возникновении нового клуба знали немногие, в основном сами основатели и их близкие. Организованный футбол только делал свои первые шаги, и в Ноттингеме присутствовал серьезный дефицит соперников. Например, клуб «Ноттс», основанный в 1862 году, то есть за три года до «Форест», пару лет вообще ни с кем не встречался – за неимением соперника. Вот и игрища «Красных гарибальдийцев» первое время превращались во внутриклубные поединки, к которым время от времени примыкали проходившие мимо зеваки. Потому играли когда шесть на шесть, а когда и тридцать на тридцать…

Первый полноценный матч новоявленные футболисты сыграли только 22 марта 1866 года. Понятно, что первым настоящим соперником стали «Ноттс», которые тогда еще не были «Сороками» (вместо черно-белой полоски на их форме присутствовала янтарно-черная). По поводу исхода поединка присутствует путаница. Местная газета того времени – единственный сохранившийся документ – утверждает, что поединок завершился со счетом 0:0. Представители «Форест» упрекают безымянного репортера за непрофессионализм – он просто не дождался конца матча, а значит, не увидел, как «Гарибальдиец» Ревис забил единственный гол!

Впрочем, о другом интересном факте репортер добросовестно рассказал. Оказывается, что изначально команды договорились играть 15 («Форест») на 13 («Ноттс»), но двое игроков «Ноттс» не явились, зато в составе «Гарибальдийцев» появились еще двое! То есть играли 17 на 11, что свидетельствует не только о размытости правил того времени относительно количества игроков в составах (об этом договаривались капитаны перед началом матча), но о явном превосходстве «Ноттс» в мастерстве. Что, в общем-то, и не удивительно.

Как бы там ни было, но именно так начиналось самое древнее в мире футбольное дерби. И, наверное, самое мирное.

Дерби Ноттингема – удивительное явление. Болельщики обеих команд с симпатией относятся друг к другу, а некоторые из них с удовольствием покупают абонемент и на матчи «Форест», и на матчи «Каунти». Зависти и ненависти нет, или, если точнее, практически нет. Можно объяснить это тем фактом, что на протяжении истории команды очень часто выступали в разных весовых категориях, но в таких случаях нередко появляется «комплекс младшего брата», а ничего подобного в Ноттингеме не замечено. Не исключено, что секрет в редкой патриотичности ноттингемцев, для которых город стоит на первом месте, и если Ноттингем прославляет своими победами «Форест», то болельщики «Ноттс Каунти» только этому рады, а когда «Сороки» в начале нашего века едва не прекратили существование, «Лесная армия» первой протянула руку помощи…

…Первоначальная расстановка сил в футболе Ноттингема сохранялась недолго, чему способствовало появление в составе «Форест» такой прогрессивной личности, как Сэм Уэллер Уиддоусон.

Он дебютировал за «Лесников» в 1869 году, когда ему исполнился 21 год. Названный в честь знаменитого персонажа романа Чарльза Диккенса «Посмертные записки Пиквикского клуба», Уиддоусон личностью разносторонней, в том числе и в спорте. Впрочем, для того времени мультиспортивные персонажи вроде Уиддоусона не были явлением уникальным, но далеко не все они вносили столь существенный вклад в развитие в данном случае футбола. В частности, Сэм активно занимался крикетом, а футбол тех лет был весьма травматичным видом спорта, невзирая на официально оформленный развод с регби, где захваты, удары и толчки были в порядке вещей. Ушибы, растяжения, переломы были привычным итогом любого футбольного поединка, и однажды Уиддоусон вышел на поле в приспособленных из крикета щитках. Он носил их поверх гетр, что только способствовало распространению находки. Хотя поначалу над Сэмом потешались и даже осуждали, но не прошло много времени, чтобы убедиться в полезности изобретения. Впрочем, это не мешало и не мешает некоторых игрокам до сих пор играть без щитков. Джордж Бест, к примеру, жаловался, что щитки не позволяют ему чувствовать себя комфортно. Но Бест – технарь, то есть жертва, однако и некоторые тафгаи вроде Билли Бремнера обходились без находки Уиддоусона.



81 - 06.01.2015 - 11:19
Форрест Гамп традиционно непринужденно сидел на скамейке и рассказывал удивительную историю своей жизни. Ему – слегка умалишенному парню – мало кто верил. Сам фильм Роберта Земекиса явно не про американскую историю второй половины XX века, это всего лишь фон для красивого драматичного рассказа. Впрочем, этот фильм становиться еще более интересным, если действительно пересчитать все важные моменты американской культуры, к которым оказался причастен его герой.
Кто-то скажет, что это всего лишь сказка, и один человек не может принять участие в стольких важных и совершенно разных событиях. Тревор Фрэнсис не может претендовать на свою культовость наравне с персонажем Тома Хэнкса, но за свою футбольную жизнь он оказывался среди героев стольких общественно важных событий, что может претендовать на свой удивительный путь и рассказ за коробкой конфет.


Super Superboy

"Внимание! Внимание! – кричал мальчик звонким, еще совсем детским голосом. – Спешите видеть!" На домашний стадион Бирмингема не пожаловал цирк, обещающий поражающее воображение удивительное представление. В неприятный зимний вечер 19 февраля 1971 года люди потянулись на Сент-Эндрюс увидеть не бородатую женщину или человека, умеющего забивать гвозди себе в нос. Предметом их внимания был 16-летний парнишка с густой кудрявой шевелюрой. Он сам мог бы раздавать газеты, если бы не играл в основном составе середняка второго дивизиона.
В первой команде Тревор Фрэнсис дебютировал в начале сезона, и традиционно для совсем молодого парня у него были проблемы со стабильностью. 13 февраля на поле Шеффилд Уэнсдей Бирмингем выиграл 3:1, Фрэнсис отметился дублем. Всю неделю по Бирмингему распространялись слухи, будто в городе видели йети. На игру двух середняков второго дивизиона собралось 25 тысяч зрителей, это почти в два раза больше, чем на одном из последних домашних матчей команды против Оксфорда. Сверх 10 тысяч к обычному числу зрителей пришли на стадион с одной целью – увидеть чудо-парня.
82 - 06.01.2015 - 11:20
83 - 06.01.2015 - 11:20
И что же сделал Фрэнсис? Он забил четыре мяча. Только через два месяца ему исполнилось 17 лет. "Удивительный игрок", – только и сказал после матча наставник Болтона Нэт Лофтхауз. Кому как не ему – одному из лучших нападающих в истории английского футбола – разбираться в игроках атаки. В понедельник герой уик-энда как ни в чем не бывало с утра пришел выполнить свою работу – чистить бутсы всем игрокам команды.
После этого матча против Болтона болельщики Бирмингема посвятили Фрэнсису песню. Она была неказистой, в основном состоящей из слов Super Superboy.


Американская мечта

Первопроходцем стал Пеле. Он открыл футбольную Америку, став первым именитым игроком, который перебрался в чемпионат США. Вслед за Королем футбола Бенфику на Бостон Минитмен сменил Эусебиу, нашел новое место для своей футбольной и не только славы Джордж Бест. В конце 70-х – начале 80-х годов в составе разнообразных американских клубов поиграли фактически все звезды мирового футбола того времени: Мур, Бэнкс, Карлос Альберто, Беккенбаэур, Мюллер, Кройфф, Неескенс, Ренсненбринк. 24-летний Тревор Фрэнсис не был звездой футбола. Он был недостаточно статусным и недостаточно возрастным для такого перехода.
Детройт – культовый город для американской истории. Фактически там начался путь технического прогресса страны. Впрочем, правильное место для некогда славного города – на свалке. И это не свалка истории. Энтузиасты соккера Роджер Фолкнер и Гордон Престон сперва по одиночке занимались развитием не совсем понятного вида спорта в терпящим бедствие городе. К моменту создания в мае 1978 года футбольного клуба Детройт Экспресс город покинуло больше половины жителей по сравнению с началом 50-х годов, это уже было после мятежа 1967 года и нефтяного кризиса 1973-го. Привлечь в Детройт звезд было невозможно, а для заманивания – денег просто не было. Форду, Понтиаку и Дженерал Моторз к тому времени пришлось самим искать источники финансирования.
84 - 06.01.2015 - 11:21
Фолкнер и Престон попытались пойти другим путем. Делами клуба назначили управлять известного футбольного деятеля Джимми Хилла, в прошлом футболиста, который также прославился работой на ТВ и как раз занимал пост руководителя Ковентри. Состав Детройта на правах аренды усилили несколько игроков в самом расцвете сил, многие из которых прибыли заработать денег на правах аренды во время летнего межсезонья.
Вслед за Фрэнсисом в команду прибыло несколько игроков из английского чемпионата, среди которых следует выделить юного таланта из Ипсвича Алана Бразила. В 19-ти матчах за Детройт Фрэнсис забил 22 мяча и отдал десять голевых передач, попав по итогам сезона в символическую сборную. Еще одно лето Фрэнсис провел в Детройте. Всего в его активе 36 мячей в 33-х матчах НАСЛ, что позволило ему стать одним из лучших игроков в короткой истории клуба и лиги в целом.
В 1981 году клуб Детройт Экспресс прекратил свое существование, спустя три года приказала долго жить и лига.


Парень на миллион

Брайан Клаф сломал много шаблонов в английском футболе. В те времена Лондон еще не был одной из столиц мира, англичане были карикатурно чопорными. Брайан Клаф делал что хотел. Он говорил порой такие вещи, что дамы падали в обморок, а джентльмены роняли свое пенсне. Кто как не Брайан Клаф должен был сделать еще один шаг к изменению английского футбола.
В конце января 1979 года менеджер Вест Бромвича Рон Аткинсон купил у Миддлсбро форварда Дэвида Миллза за 500 тысяч фунтов, установив новый рекорд. Прошла всего неделя, и Ноттингем решился на приобретение Тревора Фрэнсиса за сумму в два раза больше – миллион фунтов. Кто еще должен был побить этот рекорд? Впрочем, как и любая история про достижения Клафа, эта не обходится без участия его правой руки – именно Питер Тейлор убедил сломать психологический барьер.
Фрэнсис к началу 1979 года уже наигрался в Бирмингеме. Он уже успел дебютировать в сборной Англии, а наставник сборной Англии Рон Гринвуд назвал его "новым Кевином Киганом". Он заслужил от скупого на похвалу Альфа Рамзи слова: "В стране нет лучшего игрока, чем Тревор Фрэнсис". Бирмингем же всерьез и надолго закрепился в качестве середняка первого дивизиона (после ухода Фрэнсиса и вовсе вылетел), а большому игроку хотелось больших свершений.
85 - 06.01.2015 - 11:22
86 - 06.01.2015 - 11:23
Первым претендентом на приобретение Фрэнсиса был Ковентри, ведомый своим председателем Джимми Хиллом, с которым молодой форвард встречался в Детройте. Ковентри лично Фрэнсису предлагал больше денег, чем Ноттингем, но ведь Форест был действующим чемпионом Англии, а Ковентри, как и во все времена, всего лишь середняком. Да и Клаф к тому времени уже был не просто громогласным никем.
Трансфер был на грани срыва. Клаф согласился заплатить 999 999 фунтов, считая слишком большим психологическим грузом перевалить за шесть нулей. Питер Тейлор буквально убеждал Клафа: "Он нам нужен, Смити (менеджер Бирмингема Джим Смит – прим. И.Б.) готов его продать. В конце концов, это ведь не наши деньги. Так что не противься Христа ради!" После заключительного слова Клафа переговоры с Бирмингемом вел лично Тейлор, который пообещал Смиту лично вытащить из кармана Клафа фунт для круглой суммы.
Фрэнсис прибыл в клубный офис, но не обнаружил там менеджера. Тейлор и председатель клуба Стивен Драйден откровенно затягивали время, все повторяясь в рассказах о том, какой хороший клуб Ноттингем Форест. Брайан Клаф в этом время играл в сквош. Пресс-конференцию по случаю подписания Фрэнсиса он давал в спортивным костюме и с ракеткой в руках. Тогда же Клаф сказал, что новичку команды не гарантируется место в основном составе. Кто знает, были ли это банальные слова, обычные в таких случаях, но в тот момент контракт с клубом Фрэнсис еще не подписал.
Клаф отправил своего звездного новичка за миллион фунтов сыграть контрольный матч дублирующего состава против соседей из Ноттс Каунти. Это было поле для воскресной лиги в парке, на матче было не больше 20-ти человек. В один из моментов Фрэнсис пробил неудачно, после чего кто-то из болельщиков сказал: "Можно играть и получше, чем этот Фрэнсис". В порыве страсти Клаф сорвался с места, добежал до середины поля и выпалил в сторону болельщика: "Его зовут Тревор!"

Счастливый конец сказки

Как можно серьезно воспринимать команду со словом «лес» в названии? Ноттингем Форест выиграл чемпионат Англии весной 1978 года в своем первом же сезоне после выхода в первый дивизион. Это ничего не значило для простого европейского любителя футбола. Для него лучшей английской командой все равно оставался Ливерпуль, дважды кряду выигравший Кубок чемпионов. Мало ли что у них дома твориться, главное быть сильнее "на людях". Да и смешно, «ноттингемский лес» под руководством какого-то полусумасшедшего.
В Ноттингеме было несколько именитых игроков вроде Питера Шилтона и Арчи Геммилла, но большинство парней поднялись с командой из второго дивизиона, никогда на высоком уровне прежде не играя. Уверенность Брайана Клафа им не всегда передавалась, они не готовы были поверить в силу своих возможностей, чемпионство в первом сезоне считалось скорее сказкой. Как и возможность сыграть в Кубке чемпионов. Поэтому в Ноттингеме сильно расстроились попаданию на Ливерпуль уже в первом раунде турнира. Игрокам хотелось посетить другую страну вроде Италии или Франции, а тут поездка всего лишь в Ливерпуль, да еще и к действующему обладателю трофея.
87 - 06.01.2015 - 11:25
"Давайте без пафоса – мы были напуганы", — вспоминал Гарри Бертлз, молодой нападающий Лесников, который за два года до матча с Ливерпулем работал плотником. Он открыл счет в матче, а во втором тайме Ноттингем еще и второй мяч забил. Игроки все еще не могли поверить, что их тренер перед матчем был настолько спокоен и уверен в силе своей команды. В те времена поражения на выезде 0:2 в еврокубках не считалось приговором, однако Ноттингему недолго пришлось добираться на Анфилд по сравнению с другими командами. В итоге, гости отстояли нулевую ничью, вынудив о себе говорить и за пределами острова.
АИК и Грассхопперс Ноттингем прошел без проблем, но Кельн уж точно должен был стать последней остановкой Форест. Тони Шумахер, Дитер Мюллер, юный Бернд Шустер и еще несколько других игроков делали Козлов фаворитами пары. Первый матч на поле Ноттингема начался с 0:2 после мячей ван Гоола и Мюллера. В итоге, все закончилось 3:3, однако никто не сомневался в общем успехе немецкой команды. Шилтон стал героем ответного матча, не пропустив ни разу при большом количестве шансов противника, а Бойер забил единственный мяч во втором тайме.
Тревор Фрэнсис не должен был играть в решающем матчем. Правила УЕФА запрещали ему играть в еврокубках в течение трех месяцев после своего перехода. Еврокубковый дебют купленного ранее за миллион фунтов игрока совпадал с финальным матчем против Мальме. Никто в составе Фрэнсиса не ждал. По ходу турнира Клаф практически не делал изменений в средней линии и атаке, доверяя одним и тем же исполнителям. На решающий матч он оставил на скамейке запасных легенду клуба Мартина О'Нила и своего знакомого еще со времен Дерби Арчи Геммилла ("Я ненавидел каждую из 90 минут того матча"). Вместо О'Нила на правом фланге полузащиты и появился Фрэнсис.
С первых матчей в составе Форест Фрэнсис столкнулся с неожиданным барьером. Каждый раз он должен был доказывать, что его игра стоит миллиона фунтов. Об этом не говорили партнеры, тренер или болельщики – это подразумевалось само собой. В Ноттингеме никаких ярлыков на него не вешали уж точно, в клубе была одна-единственная звезда и крутой парень. Все стало понятно, когда на первом собрании с участием Фрэнсиса Клаф отправил парня на миллион делать чай всей команде.

Уже потом стало понятно, что карьера Тревора в Ноттингеме получилась не столь успешной. Правый фланг полузащиты был не самым удобным местом для любителя играть на острие атаки, постоянно мешали травмы. Фактически в истории Ноттингема он запомнился только двумя событиями: первый игрок, за которого заплатили миллион фунтов, и тот, кто принес Кубок чемпионов.
На 45-й минуте финала с Мальмё Джон Робертсон с левого фланга подал на дальнюю штангу, и Фрэнсис ударом головой с пары метров отправил мяч в ворота. Гол стал единственным в том далеко не самом эффектном матче, в котором Ноттингем был на голову сильнее противника.

88 - 06.01.2015 - 11:26
The Italian Job

"Я выведу команду в Серию А и мы завоюем скудетто", — заявил новый президент Самдпории Паоло Мантовани 3 июля 1979 года. Эти слова большинство любителей футбола встретили смехом. Доселе самым большим успехом заштатного клуба было пятое место в Серии А, и поклонники мечтали разве только о возвращении в высший дивизион, откуда команда вылетела четыре года назад. Мантовани уже тогда был известным бизнесменом, заработавшим себе имя и состояние на нефтяных деньгах, а ведь начинал он просто сотрудником компании, которой по стечению обстоятельств и в обход уголовного кодекса досталось пять кораблей с нефтью. В 1979 году уже созданная им компания Pontoil нежданно-негаданно получила 79 миллиардов лир навара, когда ОПЕК вдруг решила пересчитать деньги на сырую нефть.
Весной 1982 года Сампдория вернулась в Серию А. Мантовани вместе со своими детьми директорами клуба Франческой и Филлипо всерьез занялись усилением состава. Поскольку из-за расследования итальянской полиции Мантовани должен был скрываться за пределами страны, всеми переговорами занимались дети. Единственным исключением стал Фрэнсис. Своим выступлением на чемпионате мира 1982 года опытный форвард настолько впечатлил владельца клуба, что после вылета англичан он прислал личный самолет в Малагу, чтобы забрать Фрэнсиса с женой на отдых во Францию. Из аэропорта Ниццы лимузин доставил игрока в резиденцию Мантовани, где он три часа убеждал Фрэнсиса покинуть Ман Сити ради новичка Серии А.
Немногим ранее Фрэнсиса состав Сампдории пополнил Лиам Брейди из Ювентуса, который помог дебютанту Серии А привыкнуть к новой стране. Фрэнсис быстро стал своим в Сампдории. Генуэзцы быстро стали одним из крепких середняков чемпионата с претензиями на самые высокие места. Карьера Фрэнсиса была слегка омрачена постоянными проблемами со здоровьем. В первом сезоне Самп по возвращении в высший дивизион он стал лучшим бомбардиром команды с семью голами. Не тот показатель, которым следует особенно гордиться, но при этом ведь Фрэнсис сыграл только 14 матчей.


Показательным моментом был финал Кубка Италии 1985 года. По итогам двух встреч с Миланом Сампдория выиграла свой первый трофей в истории. В первом матче на выезде команда Эугенио Берселлини победила со счетом 1:0, а Фрэнсис был заменен по ходу матча из-за травмы. В ответном матче он уже не принимал участие, тогда как игравшие впереди молодые Роберто Манчини и Джанлука Виалли забили по голу.
В те годы в составе Сампдории номинально было три нападающих (в итальянском футболе катеначчо все еще было лучшим методом игры), и прогресс молодых Манчини и Виалли зависел от здоровья Фрэнсиса. Вряд ли они переняли движения ногами Элвиса Пресли, но уж точно Фрэнсис повлиял на карьеру молодых форвардов и многое сделал для становления скромного клуба, который в будущем обязательно станет чемпионом Италии.
Много лет спустя тренер сборной Англии Фабио Капелло назовет Фрэнсиса лучшим англичанином в истории итальянского футбола, а в середине 80-х голкипер Интера Вальтер Дзенга, пропустив после прекрасного сольного прохода Фрэнсиса, в порыве страсти назовет его лучшим нападающим, которого он только видел в своей жизни.
89 - 06.01.2015 - 11:29
Англия, Англия

Поскольку судьба сборной Англии сама по себе трагическая, отдельно каждый исполнитель разделяет ее. Тревор Фрэнсис не стал исключением. В сборной Англии он провел 52 матча, забил 12 мячей, некоторое время был на ведущих ролях. Но так как Три льва ничего не могли добиться, то и Фрэнсису нечем похвастаться.
Одним из примеров трагической судьбы был Евро-80. В Англии собралась неплохая команда, которая здорово выступила в отборочном турнире и с оптимизмом смотрела в финальную часть. Из-за травмы Фрэнсис вынужден был пропустить финальный турнир, а после его завершения в Англии газеты задавались вопросом: "А что если бы Фрэнсис был здоров?" Трио Брукинг – Фрэнсис – Киган действительно могло повести команду за собой к большим свершениям.
Два года спустя Фрэнсис был одним из лидеров команды на чемпионате мира. В первом групповом турнире его мячи помогли победить Чехословакию и Кувейт (также Англия уверенно переиграла Францию), а второй групповой турнир принес две нулевые ничьи с ФРГ и Испанией – и вылет. Этот турнир стал вершиной команды Рона Гринвуда и самого Фрэнсиса, но завершился обычной для Англии трагедией.
После 1982 года Фрэнсис играл в Италии, где у него развилась гиперурикемия (повышенное содержание мочевой кислоты в крови), что привело к проблемам с мышцами. То есть постоянным травмам. В сборной Англии он играл до 1986 года, в профессиональный футбол фактически до 1994 года, долгое время был играющим тренером нескольких команд. Но это уже вторая часть истории, ведь как тренер Фрэнсис тоже оказался вовлечен в некоторые большие моменты.
90 - 06.01.2015 - 11:32
Рождение и смерть

Тревор Фрэнсис много поиграл в Италии, стал участником знаменитой англизации Глазго Рейнджерс (еще одно важное событие в истории футбола, участником которого стал Фрэнсис). В Рейнджерс опытный форвард надолго не задержался, спустя несколько месяцев перебравшись в состав КПР. Спустя всего год наставник команды Джим Смит отправился в Ньюкасл, и в ноябре 1988 года Фрэнсис стал по совместительству игроком и менеджером команды.

Начало его тренерской карьеры получилось далеко не самым впечатляющим. Он проработал около года, и был уволен в связи с плохими результатами. В КПР он пересекся с местным воспитанником и любимцем публики Мартином Алленом. Впрочем, история их взаимоотношений получилась, мягко говоря, неудачной.

Возможно, нет в мире футболиста, которому подходило бы его прозвище идеальнее, чем Бешеный пес Мартину Аллену. Это прозвище работоспособный и всегда играющий до конца Аллен получил после одного из матчей, по ходу которого он настолько был заведен, что у него изо рта натурально появилась пена. На предложение игрока соперника привести себя в порядок, Аллен с грозной ухмылкой сказал: "Нет". Будущий партнер по Вест Хэму Иан Бишоп тогда и сказал, что Аллен похож на бешеного пса.

Ранней весной 1989 года КПР предстоял поединок в Ньюкасле. В два часа ночи в гостиничном номере Аллена зазвонил телефон. Взявший трубку Дэвид Симэн передал партнеру послание от отца: жену Аллена Габриэллу срочно забрали в роддом. Мартин принял решение присутствовать на родах своего первенца, нашел самолет и договорился с помощником тренера Питером Шривзом. В 9:30 утра Аллен уже был в больнице, успев на "мероприятие".



"Никогда не забуду утро понедельника, – рассказывает Аллен. – После обыденной тренировки я собирался домой, когда Фрэнсис передал мне конверт. Я думал, что в нем поздравление с рождением ребенка. Но это было уведомление о штрафе на сумму в две недельные зарплаты”. После этого эпизода их отношения с Фрэнсисом испортились. В межсезонье обиженный Бешеный пес перебрался в Вест Хэм.

Несколько лет спустя Вест Хэм Аллена встречался с новой командой Фрэнсиса Шеффилд Уэнсдей. После одного из своих фирменных единоборств Аллена на скорой увезли прямо в больницу с переломали нескольких ребер и пробитым легким. "Путь в больницу выдался непростым, каждая попытка вдохнуть была для меня пыткой". Позже, в 10:30 вечера, к Аллену подошла медсестра и сообщила: "Только что звонил Тревор Фрэнсис из Шеффилд Уэнсдей. Он просто спрашивал о вашем здоровье".

"Мне пришлось ущипнуть себя, дабы проверить жив ли я. Тревор впервые попытался поговорить со мной с момента, когда я покинул отель в Ньюкасле".
91 - 06.01.2015 - 11:33
The French Connection

"День, когда Шеффилд Уэнсдей потерял чемпионство". Одним из наиболее веселых способов для пустого времяпровождения всегда была игра "Что если бы..." Некоторые болельщики Шеффилд Уэнсдей и журналисты, оглядываясь в прошлое, не имеют сомнений: Совы могли выиграть чемпионат 1991/92, если бы Тревор Фрэнсис решился подписать Эрика Кантона.

Наставники сборной Франции Мишель Платини и Жерар Улье для спасения карьеры талантливого футболиста решили пристроить Эрика Кантона подальше от Франции. Агент Дэвид Роуч был одновременно другом Улье и Фрэнсиса, поэтому первым вариантом в Англии для Кантона стал Шеффилд Уэнсдей. "Если бы Тревор не был моим другом, то Кантона бы в Англию не приехал". Его репутация отпугивала людей.

В Шеффилде Эрик провел некоторое время, сыграл тренировочный матч в зале в формате шесть на шесть, где показал себя с лучшей стороны. Для улучшения имиджа Фрэнсиса история гласит, что тренер решил увидеть потенциального новичка не в зале, а на траве. Предложение побыть еще пару дней на просмотре гордый форвард отклонил. Вскоре он оказался в Лидсе безо всякого просмотра, в том самом Лидсе, который по итогам сезона выиграл чемпионат Англии.

"На самом деле не было ни одного шанса, что Эрик Кантона станет игроком Шеффилд Уэнсдей". В одном из своих интервью Фрэнсис был рад рассказать свою версию той истории. По его словам, Роуч вместе с Платини пришли просить об услуге, и он "не мог отказать Мишелю". Речь изначально шла о просмотре пусть и известного игрока. Только что вышедший в первый дивизион Шеффилд Уэнсдей не располагал большими возможностями. Фрэнсис был слегка удивлен первому разговору с Кантона, которого, видимо, не предупредили о деталях. "Он думал, что это я пригласил его на просмотр и хотел подписать".

Вокруг скромного клуба возник большой ажиотаж. Болельщики и пресса приходили даже на тренировки. Фрэнсис говорит, что изначально относился к просмотру Кантона как к выставленному на витрину товару. "Спустя два дня он подошел ко мне и спросил о контракте. "Я так не думаю", – был тогда мой ответ. Мы просто хотели, чтобы он побыл с нами еще несколько дней, мы бы насладились пребыванием в команде такого исполнителя".

В любом случае Фрэнсис мог подписать Кантона, даже несмотря на свое изначальное желание. А дальше уже начинается игра "Если бы". Лидс выиграл чемпионат (хотя помощь Кантона была не столь значительной), Совы финишировали на третьем месте. Стали бы они чемпионами с Кантона? Очень сомнительно. Великим Кантона стал совсем не в Лидсе. В Короля Эрика он превратился на Олд Траффорд, перебравшись туда из Лидса в ноябре 1992 года.
92 - 06.01.2015 - 11:36
French Connection II

МЮ под руководством Алекса Фергюсона прогрессировал. Весной 1992 года Красные дьяволы вели борьбу за чемпионский титул с Лидсом, но проиграли. Шотландский наставник команды видел главную проблему в линии атаки. Летом он всерьез занялся поисками нужного форварда. Борьбу за главного молодого нападающего страны Алана Ширера из Саутгемптона манкунианцы проиграли Блэкберну. Зато им удалось подписать другого перспективного игрока – Диона Даблина из Кембриджа. В одном из первых матчей сезона Даблин получил травму, из-за которой пропустил более полугода. Три месяца тяжелой работы ушли насмарку, Марку Хьюзу срочно нужен был партнер в линию атаки.

26 ноября случился знаменитый звонок исполнительного директора Лидса Билла Фортеби в офис МЮ по поводу покупки Денниса Ирвина. А все завершилось переходом Эрика Кантона из Лидса в МЮ. Между вторым сентября и 26 ноября Фергюсон получил огромное количество отказов от других клубов о покупке форварда. Это был даже не список – Фергюсон буквально обращался к каждому клубу Премьер-лиги.

За несколько часов до этого шотландец, уже начавший серьезно переживать, отправил запрос на четыре миллиона фунтов за Дэвида Херста. Адресатом был главный тренер Шеффилд Уэнсдей Тревор Фрэнсис.
25-летний уроженец и воспитанник Барнсли Херст давно импонировал Фергюсону. В течение нескольких сезонов Херст был бомбардиром Сов. В сезоне во втором дивизионе он забил 32 мяча, в предыдущем сезоне в первом дивизионе – 21. Шотландец ставил мощного и умеющего практически все на поле форварда в один ряд с Аланом Ширером. В общей сложности Фергюсон делал шесть попыток подписать Херста, первая из которых случилась еще до предложения Саутгемптону по Ширеру. В конце концов, Фрэнсис даже перестал отвечать на звонки Фергюсона, поскольку не собирался продавать своего ведущего форварда.

"Тревор не отвечал на мои звонки, и мне ничего не оставалось как отправить ему факс", – напишет Фергюсон потом в автобиографии. Позже в тот же день был звонок из Лидса...

Фрэнсис продал бы Херста за четыре миллиона фунтов. Вместо этого МЮ купил за 1,2 миллиона Эрика Кантона. В будущем Короля Эрика.

А если бы в МЮ пришел не Кантона, а Херст?
Пролетая над гнездом Совы

Прошло несколько месяцев с момента увольнения Фрэнсиса из КПР, прежде чем он вернулся к работе в Шеффилд Уэнсдей. В январе 1990 года Рон Аткинсон пригласил опытного форварда на роль футболиста. Фрэнсис не помог Совам в борьбе за выживание, но хорошо выступил во втором дивизионе. Команда Аткинсона сразу вернулась в элиту, а попутно выиграла Кубок Лиги. После завершения сезона Актинсон принял предложение Астон Виллы. Роль менеджера только вышедшей в первый дивизион команды досталась 37-летнему Фрэнсису, сильному футболисту и пока ничем не проявившему себя наставнику.

Четыре года в Шеффилде стали безусловно лучшими в тренерской карьере Фрэнсиса. Уже в первом сезоне Уэнсдей финишировал на третьем месте, что до сих пор остается лучшим результатом с 1961 года, когда Совы уступили в таблице только Тоттенхэму. Потом у Уэнсдей было два кубковых финала в один год. Фрэнсису удалось собрать сильную команду с Херстом, Крисом Уоддлом, Крисом Вудсом, Карлтоном Палмером, Вивом Андерсоном, Марком Брайтом.
После третьего места Совы дважды финишировали седьмыми, сыграли в еврокубках. Однако неудачное 15-е место в сезоне 1994/95 стоило Фрэнсису работы. В кругу болельщиков Уэнсдей к персоне Тревора остается неоднозначное отношение. С одной стороны, нынешнее положение команды просто нельзя сравнивать с теми успехами, но с другой – Фрэнсиса упрекают, что он мог добиться большего. А некоторые и вовсе уверены, что не уйди Рон Актинсон в Астон Виллу – Совы стали бы одним из грандов начала 90-х годов.

Это была действительно хорошая работа тренера с интересной командой, но на самом деле без социально значимых моментов, присущих этой истории.
The Wrong Guy

Владельцы клуба – короли порноиндустрии, 25-летняя девушка в роли исполнительного директора и сквернослов-сумасброд Барри Фрай как главный тренер – болельщикам Бирмингема в первой половине 90-х годов точно не было скучно. Команда вылетала из одного низшего дивизиона в другой и поднималась, за три года через ее состав прошло свыше полусотни человек, а та самая девушка-директор, Карен Брейди, закрутила роман с лучшим нападающим команды Полом Пескисолидо, за которого вышла замуж. Результаты оставляли желать лучшего, но вокруг клуба постоянно происходили всякие события.

Дэвид Салливан и Дэвид Голд собирались сделать из Бирмингема серьезный проект, начали перестройку стадиона и наладили работу инфраструктуры клуба. После постоянной феерии с участием Барри Фрая нужно было успокоить ситуацию, заняться строительством команды. Для этого и был приглашен легендарный в прошлом игрок команды, а ныне работающий на ТВ Тревор Фрэнсис. После увольнения из ШУ он не спешил возобновлять карьеру, но на предложение Бирмингема не мог не откликнуться.

Любящий работать на трансферном рынке и не самый спокойный Фрэнсис по сравнению с Фраем было просто душкой. К примеру, за 2,5 года Фрай приобрел 40 человек. Он всегда действовал сердцем, признавался, что для него не существует такого понятия, как тактика. Фрэнсис должен был успокоить ситуацию, сделать успешную команду. "Когда я пришел в команду, там было 47 человек. Потом их стало 49, когда я нашел еще двух в шкафу", – шутил Фрэнсис.

Никому не следует называться неудачником, не узнав о судьбе Фрэнсиса у руля Бирмингема. С ним Синие добились хорошего прогресса, став одной из сильнейших команд первого дивизиона (сейчас – Чемпионшип). В четырех из пяти сезонов Бирмингем Фрэнсиса был реальным претендентом на повышение в классе. Не стоит вдаваться в подробности, одного грубого пересчета хватит для понимания ситуации.

В сезоне 1997/98 Бирмингем занял седьмое место, набрав одинаковое количество очков с Шеффилд Юнайтед. Разница у Синих была лучше, но тогда более важным аспектом в Англии считалось количество забитых мячей, а не разница. В последнем туре Бирмингем дома сыграл 0:0 с Чарльтоном. В трех следующих сезонах Синие постоянно шли среди лидеров, однако каждый раз проигрывали в полуфинале плей-офф. Дважды в серии пенальти.
93 - 06.01.2015 - 11:37
Сторонние наблюдатели удивились, когда 46-летний мужчина с таким огромным опытом в футболе рыдал после поражения своей команды пусть и в финальном матче. Поклонники Бирмингема знали цену слез Фрэнсиса не понаслышке. В игровой карьере у него хватало успехов, тогда как на тренерском поприще случались одна за одной неудачи. С Шеффилд Уэнсдей он проиграл Арсеналу два кубковых финала в одном сезоне, неудачи подстерегали в плей-офф с Бирмингемом. После ухода оттуда он еще некоторое время поработал с Кристал Пэлас, однако апофеозом тренерской карьеры Фрэнсиса стал финал Кубка Лиги с Ливерпулем в феврале 2001 года. Да, этот был первый трофей из знаменитого года пяти кубковых успехов команды Жерара Улье.

По ходу турнира Бирмингем собрал несколько скальпов команд Премьер-лиги вроде Тоттенхэма, Ньюкасла и в полуфинале мощного в том сезоне Ипсвича. Бесспорным фаворитом поединка считался Ливерпуль, в составе которого, например, не нашлось места в основе будущему обладателю Золотого мяча по итогам года Майклу Оуэну. Большую часть матча Красные играли лучше, забили хороший мяч усилиями капитана команды Робби Фаулера, однако к чести Бирмингема после перерыва они переломили ход встречи. Ответный гол был забит только с пенальти в самом конце встречи, но своей старательностью команда Фрэнсиса его заслужила сполна. Перс перевел игру в овертайм. Потом случилась серия пенальти.

Голкипер Ливерпуля Вестервельд отразил пенальти Грейнджера, а потом уже не позволил отличиться 20-летнему воспитаннику Синих Энди Джонсону. Именно его со слезами на глазах приобнял Фрэнсис после завершения матча. Джейми Каррагер забил решающий мяч, и Ливерпуль взял свой первый трофей 2001 года.

И, кстати, впервые в истории английского футбола победитель финального поединка был определен с помощью серии пенальти.

***

Тревор Фрэнсис поиграл за многие команды в разных странах, тренировал не один год и встречался с разными людьми. И всякий раз оказывался невольным участником важных исторических моментов в истории английского и порой европейского футбола. "Я бежал потому, что надо было бежать. Я не думал о том, куда это меня приведет".
94 - 06.01.2015 - 18:17
тема длиною четвертый год-) длинее и дольше чем "ЖПМу 10 лет"-))
я кстати, недавно, почему-то посмотрел английский фильм посвященный победе Астон Виллы в Кубке чемпионов..
видимо ностальгия по древним пещерным временам, когда команды, а не деньги играли в футбол, и какой-нить небогатый провинциальный клуб мог с азарту выиграть главный европейский приз...
Ноттингем. Вилла. Стяуа, Црвена...
нынешняя система розыгрыша исключает теперь появление таких неожиданных победителей..
будем теперь до конца жизни смотреть Баварию, Реал, Барселону, Манчестеры, Милан в кач-ве неизменных победителей..
95 - 07.01.2015 - 00:17
Dave, пора книгу опубликовывать-))
если нет, то я все скопировал уже, пущу на самиздат...
с удовольсвием читаю..давай продолжение..
96 - 07.01.2015 - 01:05
Спасибо Гриша! Рад что эти истории интересны,где как ты правильно подметил не деньги играли в футбол :)
97 - 07.01.2015 - 14:18
94-Gr301 >А кто им не дает заработать денег как это делает Бавария???Когда я начинала болеть за Баварию,то та заняла в Бундесе 12ое место...У Ноттингем Форест был супертренер Клоф,но не было грамотного менеджмента. И у Астон Виллы состав был приличный,приезжали играть с киевлянами. Шоу с Морли тогда в Бирмингеме затерзали оборону динамо. Аесли по поводу вливания денег,то обращайтесь в ПСЖ,Челси,Реал,Барсу,к Манкам ....но не к Баварии.Никаких денег шейхов или инвесторов из за океана у баварцев не было ,нет и не будет.Сами зарабатывают,сами и тратят
98 - 07.01.2015 - 22:23
2 97
да что вы говорите-))
Бавария значит, себя родимую обеспечивает только лишь за счет продажи маеечек и шарфиков, да прав на продажу тв-трансляций....
в штате клуба около 200 человек и живут они на все вышеизложенное..
откудова денежки то ?
99 - 07.01.2015 - 22:30
насчет приличного состава Виллы
вот ее состав в финале КЧ, ( 4 игры спустя после Динамо Киев)
Джеймс Риммер (Нигель Спинк, 10); Кеннет Суэйн, Кеннет Маккнот, Алан Эванс, Гари Уильямс, Деннис Мортимер, Гордон Кованс, Десмонд Бренмер, Питер Уит, Гари Шоу, Энтони Морли.
я если честно, ни до, ни после таких фамилий не слышал..в масштабах европейского и мирового футбола...эти люди завоевывали золотые мячи, феерили за сб.Англии?
100 - 07.01.2015 - 22:33
а вот для сравнения состав их соперника по финалу:
Бавария (Германия): Манфред Мюллер, Вольфганг Дреммлер, Клаус Аугенталлер, Ханс Вайнер, Удо Хорсманн, Бернд Дюрнбергер, Вольфгант Краус (Курт Нидермайер, 78), Пол Брайтнер, Рейнхольд Мати (Гутнер Гюттлер, 52), Карл-Хайнц Румменигге, Дайтер Хённес.
я не большой спец по истории германского футбола. но думаю такие фамилии как Аугенталлер,Брайтнер,Румменигге, Дайтер Хённес довольно известные (чемпионы Европы-80, финалисты ЧМ-82)
101 - 07.01.2015 - 22:45
я видел ту игру АВ в Киеве и Бирмингеме и недавно пересматривал по видео, так же как и финал...
"приличный" состав Виллы приличен для крепкого середняка АПЛ, но никак не для масштабов евроклуба...вы там хоть одну звезду европейскукю видите?
крепко сбитая, настырная, как и все британские клубы тех лет команда во вглаве с неординарным тренером, выжавшем из Виллы максимум и прыгнувшем с нею выше головы...
их голы Киеву, если посмотрите - результат так называемого английского футбола. игра на грани нарушения правил, борьба до конца, не жалея себя, когда игрок несется на вратаря вовсю во время подачи мяча не думая о последствиях или выцарапывает мяч самоотверженно у защитника и проталкивает его в ворота..
так играла Вилла....и так она совершала свой подвиг в том кубке...как и всякая провинциальная команда, что смогла прыгнуть выше собственной головы...
такое бывает раз в жизни...
а Ноттингему удалось такое дважды...и это удивительно...
102 - 08.01.2015 - 04:15
99-Gr301 >ну это вы не слышали.А Шоу и Морли за сборную Англии ,вообще то играли,как и Питер Уиф,который если я точно помню на 60й минуте финала похоронил мою команду.
103 - 08.01.2015 - 04:20
101-Gr301 >вы не понмаете,тогда формат был другой. Матч - дома,матч - в гостях. Ну и на тот момент по составу Кбок УЕФА,пожалуй,посильнее выглядел,так как там были задействованы все команды,занявшие в своих чемпионатах места со 2 по 4.А в Кубке Чемпионов играли одни победители стран,не как сейчас состав Лиги Чемпионов.Тогда выиграть еврокубок было куда легче
104 - 08.01.2015 - 04:21
101-Gr301 >я ее с тех пор не пересматривал.В памяти отложились голы в Бирмингеме,даже помню как они были забиты.
105 - 08.01.2015 - 04:27
98-Gr301 >от прав на телетрансляции Бавария имеет доход меньше многих команд Премьер Лиги Англии,если что. Даже ниже Кардифф Сити.В Германии низкие цены на билеты и там принято ходить на стадион и смотреть матч вживую.
106 - 08.01.2015 - 04:34
105-PFAFF >клуб зарабатывает сам.У него более 250000 официально зарегистрированных членов,которые платят членские взносы,долгосрочные контакты с T-MOBILE,AUDI,PAULANER и прочими гигантами экономики.Мля...даже Гвардиолу подписали на зарплату в 17 млн.Евро.из которых клуб платит 7,остальные 10 - спонсоры. Так Ули договорился...а другие так не могут договориться)))в этом вся и загвоздка
107 - 08.01.2015 - 04:38
98-Gr301 >ну и немцы,если что не дают пропуск инвестициям из других стран в свой футбол ,как это принято в Англии,так как для них важна легальность финансовых средств.Это во всех клубах Бундеса так.
108 - 08.01.2015 - 11:30
Джо Бэйкер / Joe Baker

Популярность Джо Бэйкера на Сити Граунд держалась на запредельном уровне в течение трех сезонов. Он был истинным кумиром толпы, называвшей его «Королем» и даже сочинившей чант под названием «ZiggerZagger», который был посвящен своеобразной манере Бэйкера прорываться к воротам соперника. Несмотря на то, что он родился в Мерсисайде, вся его семья была из Шотландии, куда его и увезли всего несколько недель спустя после появления на свет.

Футбольная жизнь Джо Бэйкера началась в Эдинбурге, где он в возрасте 16 лет присоединился к «Хиберниану». За четыре года на Истер Роуд юный форвард наколотил 159 голов, но когда появилась великолепная возможность перейти в итальянский «Торино», Джо ее не упустил. Он жил вместе с Деннисом Лоу, а его отношения с руководством были далеки от идеальных – сообщения о ночных похождениях, в том числе автомобильная авария (Джо за рулем, Деннис – пассажир), их улучшению тоже не способствовали. Большую часть года, проведенного в Турине, Бэйкер залечивал разнообразные травмы, однако успел порадовать публику победным голом в принципиальном матче с «Ювентусом».

Следующей остановкой Джо Бэйкера стал Северный Лондон и Арсенал. В период между 1962 и 1966 годом он забил около сотни мячей, проведя за клуб с Хайбери всего 152 матча – феноменальная результативность. Правда, однажды его репутация «сверхчеловека» была немного подпорчена, когда во встрече против «Лестер Сити» он вызвался заменить травмировавшегося вратаря Джека Макклелланда и пропустил пять мячей! Впрочем, на другом конце поляны Бэйкер всегда преуспевал: обладая невысоким ростом, он был проворен, прекрасно контролировал мяч и был храбр, как лев.

На момент перехода в стан «канониров» Джо Бэйкер уже играл за сборную (еще со времен Хибс), но не шотландскую. Пусть у него и был сильный акцент, но по правилам того времени важно было, где ты родился, поэтому Джо неохотно принял вызов в сборную Англии, тем самым став первым игроком, надевшим майку «трех львов», не проведя до этого ни одного матча в английском футболе.

Тем не менее, начал он за здравие – отличился в дебютной игре против Северной Ирландии (2:1) в 1959-м. Поучаствовал Джо и в последующих четырех поединках, но затем перестал вызываться до сезона 1965/66, когда о нем вспомнил Альф Рэмзи. Прекрасно сыграв против Испании в Мадриде, Джо забил свой второй гол на международной арене. Но встреча с поляками в январе 1966-го оказалась для Бэйкера последней. Многие критики считали, что он должен был попасть в окончательный состав сборной на домашний Кубок мира – но кто мог спорить с выбором Рэмзи!

Тогдашний менеджер «Фореста» Джонни Кэри потратил 65 000 фунтов, чтобы в марте 1966 года переманить Бэйкера на Сити Граунд, и это решение с его стороны выглядело несколько отчаянным, ведь команда была очень близка к вылету. Однако это подписание сходу принесло свои дивиденды – пять мячей Джо помогли «лесникам» отдалиться от опасной зоны на три очка и сохранить прописку в элите.

В следующем сезоне «Форест» уже превратился в серьезного претендента на победу в главных турнирах. В чемпионате они заняли второе место, отстав от «Манчестер Юнайтед» всего на четыре очка, а в Кубке проиграли в полуфинале «Тоттенхэму». Травма Бэйкера в четвертьфинальной встрече с «Эвертоном» всегда приводится в качестве одной из причин отсутствия «красных» в финале на Уэмбли.

В своем первом полноценном сезоне на Сити Граунд Джо забил 19 голов, через год улучшив этот показатель еще на два мяча, вдобавок став автором первого гола «Ноттингем Форест» в еврокубках (на самом деле первым был Билли Кобб в сезоне 1961/62 – прим. пер.), в выездном матче против «Айнтрахта». За три с лишним сезона Джо вместе с Ианом Стори-Муром более сотни раз поражали ворота самых разносортных соперников. Их дуэт был чрезвычайно плодотворен и болельщики с удовольствием ходили на них посмотреть, пока Мэт Гиллис, сменивший Кэри в качестве менеджера в январе 1969-го, не санкционировал продажу Бэйкера в «Сандерленд» в том же году. Гиллису этого никогда не простили.

Выдающийся бомбардир вернулся в Шотландию, встретив закат своей карьеры в составе родного «Хибс», «Рэйт Роверс» и «Альбион Роверс», который он впоследствии на короткое время дважды возглавлял. За годы выступлений в различных чемпионатах Джо Бэйкер забил в общей сложности 294 гола, на что ему потребовалось менее 500 матчей. Позднее он руководил пабом в Ланкашире и был популярен, работая в системе «Хиберниана».

К сожалению, Джо скончался от сердечного приступа во время игры на благотворительном гольф-турнире в 2003-м. Ему было 63 года – да здравствует «Король»!
109 - 08.01.2015 - 11:34
Уолли Ардрон / Wally Ardron

Уолли Ардрон в свое время становился лучшим бомбардиром «Ноттингем Форест» четыре года подряд, а его 36 голов, забитых в сезоне 1950/51, по-прежнему остаются клубным рекордом.

Ростом 5 футов 9 дюймов, Уолли совсем не производил впечатления физически крепкого человека, пока не облачился в игровую форму. Быстрый и сильный, он никогда не сдавался, досаждая защитникам и обладая редкой способностью оказываться в нужном месте в нужное время.

Уроженец Йоркшира, юный Уолли бросил школу в 14 лет и пошел работать на местную шахту, а в 1936-м устроился на железную дорогу Лондона и Северо-востока. Отличаясь энергичностью на поле, со временем он получил шанс проявить себя в «Ротерхэм Юнайтед», но из этого ничего путного не вышло – Уолли не мог выступать за клуб достаточно часто, поэтому провел всего один матч в Лиге.

Ардрон потом начал играть за скромный «Денэби Юнайтед» и стал забивать столь много, что «Ротерхэм» решил заплатить 100 фунтов, чтобы его вернуть! В годы войны Уолли провел несколько встреч в качестве приглашенного футболиста, но с возобновлением чемпионата был полон решимости наверстать упущенное в составе «мельников».

Его единственный матч в Лиге до войны состоялся 13 января 1939 года, а следующий – только 31 августа 1946-го. Перерыв продолжительностью в семь лет и 228 дней – удивительный и беспрецедентный случай.

В течение грядущей декады Уолли Ардрон превратился в самого результативного форварда английского футбола. Он стал первым игроком, забившим 200 голов в чемпионате в послевоенный период, и установил бомбардирские рекорды для «Ротерхэма» и «Ноттингем Форест», который заплатил за него 10 000 фунтов летом 1949 года.

К тому времени, как Уолли покинул «мельников», он забил за них 223 мяча, 94 в Лиге и 122 – в военное время. В сезоне 1946/47 он отличился рекордные 38 раз и три года подряд занимал с «Ротерхэмом» второе место в северной группе третьего дивизиона (повышение в классе давало только первое место – прим. пер.).

Когда Уолли перебрался в Ноттингем, «лесники» отчаянно пытались вернуться во второй дивизион, куда вылетели год назад. Новобранец сразу же занялся привычным делом, забив на выезде в Брайтоне, а затем и на Сити Граунд через неделю. Но его 25 мячей позволили «Форесту» взобраться лишь на четвертую строчку.

Как известно, если упускаешь промоушн, то следующие 12 месяцев проведешь на прежнем месте. В сезоне 1950/51 «красные» сметали все на своем пути, взяв титул и опередив «Норвич Сити» на шесть очков. Команда наколотила в чемпионате 110 голов, 23 из которых Томми Кэйпл, что было на 13 меньше, чем у Ардрона. Уолли вдобавок оформил два хет-трика в том сезоне – против «Олдершота» (7:0) и «Джиллингема» (9:2).

Этот успех стал импульсом для второго подряд повышения в классе, однако «Ноттингему» в сезоне 1951/52 для этого не хватило всего четырех очков (они заняли четвертое место), которые отделили их от лидера «Шеффилд Уэнсдэй». Уолли в тот год отметился 29 мячами, в том числе покером в игре с «Халл Сити» (4:1).

Между делом он гарантировал себе статус легенды, дважды поразив ворота «Ноттс Каунти» в местном дерби на глазах у 40-тысячной толпы, собравшейся на Сити Грунд.

В общей сложности Уолли удалось сделать шесть хет-триков за «Форест», что стало повторением рекорда Тома Пикока. Последний из этих шести состоялся в матче с «Лидс Юнайтед» на Рождество 1953-го (последний «лесник», совершавший подобное в такой день).

Несмотря на потерянные из-за войны годы, Уолли продолжал играть почти до 38-ми, поддерживая прекрасную форму. Еще в молодости Ардрон прославился, как великолепный атлет, участвовавший в различных национальных соревнованиях вплоть до 1939 года.

Когда, наконец, настало время уходить, на его счету значились впечатляющие показатели: 221 гол в 305 официальных матчах.

Закончив играть, Ардрон вернулся в Ротерхэм и начал работать на сталелитейном заводе, но не расставался с футболом, будучи тренером и физиотерапевтом в «Донкастер Роверс», а затем скаутом в «Карлайл Юнайтед».

Чуть позже, вечно занятой Уолли получил место в банке и затеял собственный небольшой бизнес. Более того, он принял предложение здешнего клуба «Роумарш Уэлфэр», который возглавлял несколько лет в 1960-х и в котором играли двое его сыновей.

Выдающийся бомбардир «Ротерхэма» и «Ноттингем Форест» Уолли Ардрон скончался в 1978 году в возрасте 59 лет.
110 - 08.01.2015 - 11:38
Колин Барретт / Colin Barrett

Роль Колина Барретта в подъеме «Ноттингем Форест» сложно переоценить. Прибыв на Сити Граунд в статусе нереализованного таланта, он превратился в полезнейшего защитника, вместе с которым «красные» проделали путь от второго дивизиона до звания чемпионов Европы. Сыграв более 50 матчей в чемпионате за «Манчестер Сити», Барретт изначально перебрался в «Форест» на правах аренды в конце сезона 1975/76. «Клафи тогда еще был сам по себе, а я провел несколько прекрасных недель в клубе. Настолько прекрасных, что летом случился мой полноценный переход».

Манера ведения переговоров менеджером «Фореста», вспоминает Колин, была такой, что сделка состоялась далеко не сразу. «Он подписал меня за 29 000 фунтов, наотрез отказавшись платить установленные 30 000!»

Питер Тэйлор присоединился к клубу примерно тогда же и борьба за повышение в классе начала набирать ход. На первый план вышла универсальность Колина, номинально левого защитника, а «лесники» меж тем выиграли первый за 17 лет трофей – Англо-шотландский Кубок. «В финальном матче мы сыграли 1:1 с «Ориент», – рассказывает Барретт. В домашней переигровке его перевели в центр полузащиты, и он отметился двумя великолепными мячами. «Первый гол был забит со штрафного, а второй – после классного прохода Иана Бойера. В тот момент я не мог понять, что я делаю так далеко от своих ворот, но все же было очень приятно отметиться дублем в финале».

Полученная вскоре травма вывела Колина из игры на некоторое время – он был одним из многих, кто помог команде, – но еще более значим был его вклад в следующем сезоне, когда «Форест» сходу покорил Первый дивизион. «Я провел около 35 поединков – выходил на левый фланг обороны, правым защитником и в центр поля, но не смог сыграть в финале Кубка Лиги из-за маршевого перелома.

За победой в Кубке Лиги последовали и остальные. Колин дебютировал на Уэмбли в матче за Суперкубок против «Ипсвича», а затем принял участие в славном походе за первым Кубком Чемпионов. «Мы просто не могли поверить, когда узнали, что будем играть с «Ливерпулем» – все ждали, что нам выпадет поездка в какую-нибудь теплую страну! Первый матч состоялся в Ноттингеме, где просто необходим был достойный результат. Менеджер грамотно нас подготовил и уже на первых минутах Газ Бертлс открыл счет. Мы понимали, как важно было не дать им развернуться и создать задел перед визитом на Анфилд».

Время шло и болельщики, которые были на стадионе, вряд ли когда-либо забудут то мгновение. «Я поборолся за мяч в центре поля и тот отскочил Газу Бертлсу на левый фланг. Я побежал вперед, потом пошла подача на Тони Вудкока, который и скинул мяч мне. Я пробил с правой от всей души и мяч влетел в сетку. В этот момент я осознал, что мы играем дома, мы не пропустили и заодно сбили спесь с «Ливерпуля».

Колин появлялся на поле не на всех стадиях турнира и наверняка был разочарован, когда пропустил финал, но все-таки получил свою чемпионскую медаль. «Вечером после матча было выдано только 16 медалей, Клафи сказал положить их на стол. Затем он роздал их тем, кто играл, а остальные забрал. Я знаю, что их вручили некоторым сотрудникам клуба, однако копии в итоге были сделаны для всех нас, кто выступал и в предыдущих раундах».

Незадолго до этого Колин получил и собственную медаль обладателя Кубка Лиги, выйдя в финале против «Саутгемптона», в котором «лесники» защитили звание действующих обладателей трофея. «Я наконец-то сыграл на Уэмбли. Дважды я лишался этой возможности в «Манчестер Сити» и еще раз в прошлом году из-за травмы, так что теперь я просто наслаждался моментом, хотя нам пришлось не так-то просто, когда они сократили счет в самой концовке – 3:2».

Травмы продолжали преследовать Колина Барретта и летом 1980 года при обоюдном согласии сторон он покинул Сити Граунд, ненадолго перебравшись в «Суиндон Таун». Повесив бутсы на гвоздь, бывший защитник «красных» продолжает пристально следить за клубом, работая художником-оформителем в районе Саутуэлла. «Называйте меня дизайнером интерьера, они больше получают», – смеется Барретт. Его спортивный азарт ныне посвящен регулярной игре в гольф, но как только Колин приезжает в клуб, его неизменно просят рассказать про «тот самый гол» «Ливерпулю».
111 - 08.01.2015 - 11:44
Том Пикок / Tom Peacock

Том Пикок по сей день остается держателем одного весьма выдающегося достижения, которое вряд ли когда-либо будет превзойдено футболистом «Ноттингем Форест». В течение семи недель, с ноября по декабрь 1935 года, он в трех матчах чемпионата забивал по четыре мяча!

Будучи школьным учителем по профессии, Том окончательно переключился на футбол только после окончания Ноттингемского университета. Менеджер «лесников» Ноэл Уотсон хотел подписать способного нападающего гораздо раньше, когда тот еще выступал за университетскую сборную, но Пикок для начала отправился практиковать преподавательство в Сомерсет, параллельно с этим играя в любительском «Бат Сити».

Высокий, подтянутый, он обладал отменной скоростью и голевым чутьем, каковые качества позволили ему дебютировать в составе «Фореста» забитым голом в домашней игре с «Олдхэм Атлетик» 9 сентября 1933 года. Несмотря на такое удачное начало, рассчитывать на место в основном составе Тому не приходилось до середины декабря. Однако после выездного поражения от «Брэдфорд Сити» игнорирование Пикока превратилось в настоящую глупость со стороны тренерского штаба. Через неделю новобранец команды, наконец, получил еще один шанс. Для него тот матч был всего лишь третьим в Лиге, но четыре мяча в ворота «Порт Вэйла» (6-1) моментально возвели Тома Пикока в ранг человека, чье нахождение в старте вскоре стало приводить соперников в ужас.

Любопытно, что грядущие четыре поединка молодой нападающий провел вхолостую, но его покер в ворота «храбрецов» все-таки был не случаен. В третьем раунде кубка «красные» принимали КПР, и Пикок с удовольствием подтвердил свое умение огорчать противников по несколько раз за матч, оформив хет-трик.

К концу сезона на счету Тома набралось 18 встреч в чемпионате и кубке, в которых он забил 11 голов. Как показало время, этот довольно средний для него показатель стал лишь предзнаменованием его будущих свершений на пару с Джонни Дентом. В сезоне 1934-35 и 1935-36 он безоговорочно становился лучшим бомбардиром «Фореста», дважды подряд достигнув отметки в 21 мяч. Впрочем, команде, занимавшей 9 и 19 место во втором дивизионе, это не сильно помогло.

«Покерный» период Тома Пикока взял начало 9 ноября 1935 года, когда на Сити Граунд был разгромлен «Барнсли» (6-0). Две недели спустя, в следующей домашней игре вновь пострадал «Порт Вейл»: в одном из самых результативных матчей в истории клуба «Ноттингем» победил со счетом 9-2. Окончание этой удивительной серии пришлось на боксинг-дэй – очередные четыре мяча Тома, на этот раз в ворота «Донкастера» (6-2), принесли команде пятую домашнюю победу кряду.

Для Пикока те годы явились истинным расцветом жизненных сил и пиком его карьеры. Правда, череда травм, совсем скоро на него обрушившаяся, беспощадно сбросила его с вершины. За три последующих сезона главный бомбардир «лесников» отметился всего 9 мячами в 28 играх чемпионата. Среди этих голов особенно выделялся его пятый хет-трик за клуб, состоявший как обычно на Сити Граунд – 5 сентября 1936 года ни с чем из Ноттингема вернулся «Фулхэм» (5-3).

Последний свой гол в Лиге он забил 4 февраля 1939 года в матче с «Транмер Роверс» (2-2). Тем не менее, грянувшая война не стала поводом для завершения карьеры, и Пикок в качестве приглашенного игрока сыграл в форме «Ноттингем Форест» еще в 17 встречах, забив 6 мячей. По аналогичному соглашению бомбардир несколько раз выступал и в составе лондонского «Челси».

Практически с самого начала войны Том Пикок состоял в королевских ВВС, дослужившись до звания сержанта авиации. Как указано выше, футбол он не бросил, регулярно играя не только в бывшем клубе, но и в команде королевских военно-воздушных сил Великобритании, где его партнером в атаке был знаменитый форвард «Арсенала» и сборной Англии Тед Дрейк.

Былые футбольные баталии возобновились только в сезоне 1945-46. Том по-прежнему числился в составе «Форест», благодаря чему 13 октября он провел гостевой матч против «Дерби Каунти», скорее всего, ставший для него последним. Вскоре он возобновил преподавательскую деятельность, со временем став директором начальной школы Сент-Эдмундс в деревне Мансфилд-Вудхаус.

Глядя на его статистику, несложно убедиться, что Том Пикок был один из лучших нападающих своего времени. Если бы не травмы, он бы совершенно точно занял свое место среди величайших футболистов в истории «Ноттингем Форест». Но те очевидцы, что видели его игру вживую, наверняка никогда не забудут человека, которого они прозвали «Four-goalPeacock».
112 - 08.01.2015 - 11:48
Гренвилл Моррис / Grenville Morris

Бомбардирский рекорд «Ноттингем Форест» вот уже долгие годы принадлежит Гренвиллу Моррису. За 15 лет пребывания на Сити Граунд ошеломляющий валлиец забил в составе «красных» 217 мячей, 199 из которых в чемпионате!

200 фунтов, уплаченные за Грена «Суиндону» в 1898 году, спустя некоторое время многократно окупились. К тому моменту он уже пять раз представлял сборную Уэльса, дебютировав в 18 лет против ирландцев в Рэксхэме (6-1).

Впервые он сыграл на позиции центрфорварда еще в «Абериствайте», но после перехода в «Суиндон» его передвинули на место инсайда. Между прочим, тот трансфер имел не только футбольные причины – уилтширский клуб вдобавок ко всему предложил Моррису должность чертежника в местной железнодорожной компании. «Форест», впрочем, обошелся без подобных задобриваний, когда подписывал Гренвилла перед сезоном 1898/99.

На волне успеха в Кубке Англии «лесники» через восемь месяцев после этого переехали на новый стадион – Сити Граунд. Клуб очень твердо намеревался выбраться на ведущие позиции в стране, а покупка Грена выглядела весьма проницательным шагом, учитывая, что в 1897-м он прибыл в Англию с умопомрачительной статистикой (111 голов в 75 матчах за «Абериствайт»). Нечто схожее он продолжал демонстрировать и в «Суиндоне», где получил прозвище «принц левых инсайдов», а иногда и просто «принц инсайдов»!

Морисс дебютировал 3 декабря 1898 года в выездной встрече с «Бери» (там он немного играл до «Суиндона»), которая была проиграна 0-2. Первый его матч на Сити Граунд получился более примечательным, поскольку ему посчастливилось забить в захватывающем противостоянии с «Дерби Каунти» (3-3).

Изящный и непредсказуемый на поле, Гренвилл к тому же прослыл настоящим флегматиком – очень редко товарищам по команде или соперникам удавалось вывести его из себя, и во многом поэтому он ни разу за свою карьеру не удалялся. Другой легендарный валлийский нападающий тех лет Билли Мередит, восхищавшийся своим усатым коллегой по сборной, так писал о Моррисе: «великий игрок, великий интриган, неуловимый дриблер с прекрасным ударом!». Воистину так было!

Грен шел в «Форест» с надеждой что-нибудь выиграть, и каковым же было его разочарование, когда в 1900 году «красные» вышли в полуфинал Кубка Англии и в переигровке уступили «Бери», хотя за 10 минут до конца вели со счетом 2-0. Через два года команду постигнет похожая участь.

В сезоне 1902/03 Моррис забил 11 мячей в восьми матчах подряд. 24 гола он записал на свой счет в чемпионате, а всего получилось 26. То был пик его выступлений на Сити Граунд.

В семи из десяти сезонов в составе клуба он становился лучшим бомбардиром команды: в том числе и в сезонах 1905/06-1906/07, когда «Форест» вылетел во второй дивизион и через год вернулся обратно. В 1909-м Грен принял участие в самой результативной встрече в истории клуба – два его мяча поспособствовали победе над «Лестер Фосс» со счетом 12-0.

Тот этап карьеры Морриса примечателен еще и тем, что валлиец стал капитаном «лесников» – роль, с которой он гордо справлялся на протяжении последующих пяти сезонов. Первый матч в этом ранге пришелся на городское дерби против «Ноттс Каунти», на их новом стадионе Мидоу Лэйн, где Грен, конечно же, отличился голом (1-1).

Среди его самых выдающихся достижений также значатся пять хет-триков в чемпионате: Вест Бромвич» в 1900-м, «Бери» в 1904-м, «Манчестер Сити» в 1908-м, «Манчестер Юнайтед» и «Уэнсдэй» в 1910-м. В общей сложности он забил в Футбольной Лиге 199 голов – последний из них пришелся на поединок с «Гримсби Таун» в апреле 1913 года. После этого он сыграл еще два матча, но так и не сумел добраться до отметки в 200 мячей.

Ко всему прочему, Гренвилл провел 16 игр в составе сборной Уэльса, но травма, полученная в 1911-м, явилась одним из факторов завершения международной, а затем и клубной карьеры.

Расставшись с футболом, Моррис, как заядлый теннисист, с должным подходом отнесся к этому занятию, и даже пытался попасть на Уимблдон, однако ему не удалось заполучить необходимый для этого любительский статус.

Позднее он присоединился к ноттингемширской лаун-теннисной ассоциации, долгие годы тренируя местную молодежь, а также занимаясь собственным бизнесом по продаже угля. «Бессмертный Грен» ушел из жизни в 1959 году, ему было 82.
113 - 08.01.2015 - 13:35
110-DAVE >Тони Вудкока помню еще по матчам за Кельн.Боролись за салатницу в 1982м с Гамбургом.Играл на ЧМ 1982 в Испании
114 - 08.01.2015 - 16:06
Не знаю почему,очень нравился Гамбург того разлива :) А Кальтц и сейчас для меня эталон защитника (наряду с итальянцами Мальдини,Барези,Костакурта) Как сейчас помню его приспущеные гетры...Вообще команда наводила страху и уже без Кигана...Любил и "боялся" эту команду :)) Такое детское воспоминание после матчей с тбилисским Динамо... :)
115 - 08.01.2015 - 16:22
И свой отпечаток наложило что мин 75 финального матча ЛЧ Ноттингем Форест-Гамбург можно сказать моих возили по полю...Как мы умудрились победить до сих для меня "приятная загадка" :))
116 - 08.01.2015 - 16:37
114-DAVE >мне тоже.Но болеть я начал за Румменигге,отсюда и Бавария.С Грузинами как раз Киган то и играл.В двух матчах отличился.А вот во встрече с киевлянами историю делали уже другие игроки.Дтчанин Баструп сделал хеттрик в Тбилиси.Как сейчас помню.Ну и в ответке классный гол положил Володя Бессонов в падении головой.После Джимми Хартвиг сравнял счет,он кстати забил и грузинам в 1979м в первом матче третий гол.Тогда Кальтц подал ,а он головой забил.
117 - 08.01.2015 - 16:42
115-DAVE >тогда Шилтон творил чудеса.Ну и Гамбург не забивал из выгодных позиций.Я сам обалдел от счета,когда узнал.Теперь от Гамбурга непонятно что осталось. Опять же менеджмент.Вроде и город богатый,а войти в свою колею после 70-80х не могут.Кстати,единственный клуб в Бундесе,который играл во всех чемпионатах и во вторую бундеслигу не опускался...В прошлом году висел на волоске,но в переходных матчах Ласогга забил нужный гостевой гол и за счет мяча забитого в гостях(0-0 и 1-1)Гамбург остался в вышке
118 - 08.01.2015 - 16:45
116-PFAFF >забыл черкануть,что киевляне тот гостевой ничего не значащий матч выиграли 2-1.Блохин какой то корявый мяч тогда положил,помню что была "свеча" над Ули Штайном,а после он в пустые ворота закатил,догнав мяч.
119 - 28.06.2018 - 15:51
История «Ноттингем Форест» Часть 9. Чемпионы. «Этот мыльный пузырь скоро лопнет» (июнь-декабрь 1977)

Эйфория по поводу возвращения «Ноттингема» в Первый дивизион испарилась быстро. В конце концов прежде лишь четыре команды выходили в элиту, набрав меньшее количество очков.
У «Форест» в итоговой таблице было 52 пункта, по ходу сезона они ни разу не оказались в таблице выше третьего места, проиграв больше четверти матчей и набрав всего одно очко в матчах с занявшими первые две строчки «Вулверхэмптоном» и «Челси».
«Нас все поздравляли, но мы-то сами не были уверены в том, что нам удастся конкурировать на высшем уровне и вообще в том, что именно эти игроки будут выступать в Первом дивизионе, – делится своими тогдашними страхами Мартин О’Нил. – Не окажется ли это слишком сложной задачей для нас? Мы знали, что Брайан Клаф и Питер Тейлор не будут терять времени и обязательно приведут новых игроков на наши места».
«Мы получили путёвку еле-еле, – соглашается Ларри Ллойд. – Не нужно было быть семи пядей во лбу, чтобы понимать: эта команда не спасётся и Клафу необходимо усиление состава».
Газетчики в своих предсезонных прогнозах в лучшем случае видели «Ноттингем» в середине таблицы. Для большинства же эта команда была кандидатом на вылет. «Ливерпуль» становился чемпионом трижды за последние пять лет, дважды заняв второе место и выиграв подряд Кубок УЕФА и Кубок чемпионов. Интересный футбол показывал «Манчестер Сити», уступивший «Ливерпулю» в сезоне 1976/77 всего одно очко. Хорошие составы собрали «Манчестер Юнайтед» и «Эвертон». С каждым годом всё ближе к лидерам подбирался «Ипсвич» Бобби Робсона. «Ноттингем»? 30 к 1, говорили букмекеры, а пресса им поддакивала: «Им не хватает скорости и мастерства, их будут регулярно переигрывать в середине поля. Такие имена, как Бойер, Макговерн и О’Нил, вряд ли заставят дрожать Кейса, Макдермотта, Кеннеди и Далглиша».
Только Питер Тейлор сохранял присущий ему оптимизм, заявив в интервью «Evening Post», что «команда должна нацеливаться на высокие места» и, «возможно, попытаться побороться за путёвку в еврокубки».
Клаф и Тейлор продлили на три года свои четырёхлетние контракты с клубом, а банк, оценив потенциальный доход клуба от выступления в Первом дивизионе в 650 тысяч фунтов за сезон, согласился выдать кредит на 450 тысяч для работы на трансферном рынке. Треть этой суммы ушло на шотландского нападающего «Бирмингем Сити» Кенни Бёрнса, который в прошлом чемпионате забил 19 мячей (пятый показатель в Первом дивизионе).
***
У Бёрнса была дурная репутация. «Не покупай его. С ним одни проблемы», – пытался отговорить Клафа председатель правления «Бирмингема» Дэвид Уайзман. Бёрнс одним своим видом нагонял страх: ломанный-переломанный нос, два передних зуба, выбитые в одной из давних битв на втором этаже. Он играл жёстко. Любимые с детства «Рейнджерс» выставили его после третьего удаления в четырёх матчах, а уже в «Бирмингеме» один из отборов в его исполнении в дерби с «Астон Виллой» вошёл спустя тридцать лет в список пятидесяти самых знаменитых костоломных эпизодов по версии «The Times». С некоторыми товарищами по раздевалке Кенни вообще не разговаривал, о нём ходили слухи, будто он просаживает деньги на собачьих бегах, не пропускает ни одного паба, набрал десять кило лишнего веса и ездит на автомобиле без страховки.
(«Бирмингем» второй половины 1970-х – первой половины 1980-х вообще можно назвать прообразом «банды психов»: толпа тафгаев на поле, командные загулы в пабах, где время от времени случались мордобои с болельщиками соперников. Было не менее весело, чем с «Уимблдоном». Но это тема для другого разговора.)
Клаф не слушал никого, кроме Тейлора.
Как обычно, Тейлор начал личное расследование, появившись инкогнито на собачьих бегах в Бирмингеме. «Я был в кепке и солнцезащитных очках, и он меня не узнал, – рассказывал Тейлор. – Не узнал Бёрнс и типа, который постоянно тёрся около него, едва он пытался сделать ставку. Это был наш главный скаут Морис Эдвардс». Тейлор убедился, что Бёрнс не швыряется деньгами, делает скромные ставки, ведёт себя сдержанно. В общем, «ничего такого, с чем мы бы не справились».
На следующий день после трансфера Бёрнса команда вышла из отпуска, и от Джимми Гордона, тренера «Ноттингема», шотландец узнал, что он будет играть в центре обороны вместе с Ларри Ллойдом. «Мы вовсе не сошли с ума, – объяснял Тейлор. – Я подозревал, что Бёрнсу самому не очень-то нравится играть в атаке, потому что этот лентяй явно не любил много бегать. Нам же нужен был чистильщик рядом с Ллойдом, и я увидел в нём шотландского Бобби Мура. Он был столь же умел, но определённо более свиреп».
Готовясь к старту чемпионата, «Ноттингем» отыграл пять товарищеских матчей в Швейцарии, Австрии и Западной Германии. Их результаты обнадёживали (пять побед с общим счётом 18:4), хоть матчи не всегда были такими уж товарищескими. Один из поединков в Германии был сыгран в рамках пивного фестиваля и прошёл в соответствующей атмосфере, а в матче с австрийским клубом «Ваккер Иннсбрук» Питеру Уиту локтем сломали нос. Окровавленный нападающий попытался лично расправиться с обидчиком и заработал красную карточку. (Позже, по ходу матча, этого обидчика впечатал в трибуну Бёрнс, чем заслужил похвалу от Клафа.)
Сезон же команда начинала 20 августа 1977 года на поле «Эвертона». В этом был некий символизм, ведь именно «Эвертон» стал первый соперником «Ноттингема», когда эта команда в 1892 году дебютировала в элите. Именно с «Эвертоном» сыграли «Лесники» в последнем матче перед вылетом во Второй дивизион пять лет назад.
«Я чертовски нервничал по дороге на «Гудисон». Думаю, каждого из нас трясло», – признавался Джон Робертсон. Состояние игроков, разумеется, не ускользнуло от тренеров, и Тейлор перед выходом на поле десять минут смешил команду шутками и анекдотами. «Я считаю, пусть лучше мои футболисты катаются по полу от смеха, чем переваривают занудные предматчевые инструкции», – писал Клаф в одной из своих биографий.
Ещё посмеиваясь над последней историей Тейлора, игроки вышли на поле, но трибуны встретили их таким рёвом, что, по словам Тони Вудкока, хотелось заткнуть уши и бежать обратно. Под стать болельщикам начали и футболисты «Эвертона». «Первые минут двадцать мы отыграли в собственной штрафной. Некогда было голову поднять и перевести дух», – Мартин О'Нил и спустя годы невольно поёживался, вспоминая ту игру. Хозяева играли на сумасшедшей скорости, а Мик Лайонс, капитан и главный тафгай «Ирисок», так встретил Вудкока, что «поначалу я был уверен, что он сломал мне ногу».
Однако Ллойд и Бёрнс невозмутимо сдерживали все атаки хозяев, а на 20-й минуте «Ноттингем» заработал угловой. Робертсон выполнил фирменную подачу – сильную, с подкруткой, но невысокую, неудобную для защитников и идеальную для Уита. Нападающий, который когда-то продавал программки перед домашними матчами «Эвертона», забил первый гол «Форест» после возвращения в элиту.
«Ноттингем» вдруг преобразился настолько, что защитник мерсисайдцев Дэйв Джонс после игры скажет: на его памяти никто из гостей не играл на «Гудисон Парк» настолько классно. Данкан Маккензи, тянувший на себе «Ноттингем» в ещё совсем недавние смутные времена, был удивлён тем, насколько сыгранно и эффективно действуют его старые товарищи по команде. Робертсон, несколько лет назад чистивший бутсы Маккензи, забил второй гол (тоже после углового), и хотя перед перерывом хозяева сократили счёт, во втором тайме «Ноттингем» полностью контролировал игру. Отличился О’Нил, добивший удар Робертсона, гости могли забивать ещё не раз, и арбитр матча мистер Стайлз из Барнсли зафиксировал счёт 3:1 в пользу «Форест».
В раздевалке, однако, Клаф устроил команде нагоняй. Он кипятился до тех пор, пока кто-то не постучал в дверь. «Мы были ошарашены, ведь никто, даже председатель комитета, не осмеливался входить в раздевалку, когда там был Клаф», – рассказывал Джон Макговерн. Брайан порывисто бросился к двери и его выражение лица мигом изменилось. «Входи, входи. Очень рад тебя видеть. Я тут как раз распекаю своих игроков за то, как безобразно они отыграли, но, думаю, будет лучше, если это сделаешь ты». «Нам не было понятно, кто это, но казалось, что это премьер-министр, а то и сам Папа Римский».
Но это был легендарный менеджер «Ливерпуля» Билл Шенкли. Не задирайте нос – впереди ещё много матчей, говорил он, но и не недооценивайте себя. «У вас классный менеджер и вы способны выиграть чемпионат. Мало быть в Первом дивизионе – выиграйте его. Вам это по силам, если будете играть так же».
Подтверждением классной игры «Ноттингема» стало то, что издания не были единодушны в выборе лучшего игрока матчей – достойных кандидатов было слишком много. «Sunday People» выделил Макговерна, «The Sun» – Робертсона, «News of the World» – Вудкока. «Здорово, что они вернулись», – написал Майк Эллис из «The Sun».
120 - 28.06.2018 - 16:00


К списку вопросов
Опции темы Поиск в этой теме
Поиск в этой теме:

Расширенный поиск




Copyright ©, Все права защищены