К списку форумов К списку тем
Регистрация    Правила    Главная форума    Поиск   
Имя: Пароль:
Рекомендовать в новости

Лирики..

Гость
0 - 23.09.2013 - 09:17
Я тут хочу писать стихи... Кто за? м?


Гость
201 - 29.09.2014 - 11:12
202 - 05.10.2014 - 02:08
Я жалею, я зову, я плачу,
Денег нет, ушли как с яблонь дым,
На работе сутками ишачу!
Нахрена женился молодым??!

Вот и завтра снова на работу.
Гость
203 - 06.10.2014 - 21:30
Сергей Есенин

ЧЕРНЫЙ ЧЕЛОВЕК

Друг мой, друг мой,
Я очень и очень болен.
Сам не знаю, откуда взялась эта боль.
То ли ветер свистит
Над пустым и безлюдным полем,
То ль, как рощу в сентябрь,
Осыпает мозги алкоголь.

Голова моя машет ушами,
Как крыльями птица.
Ей на шее ноги
Маячить больше невмочь.
Черный человек,
Черный, черный,
Черный человек
На кровать ко мне садится,
Черный человек
Спать не дает мне всю ночь.

Черный человек
Водит пальцем по мерзкой книге
И, гнусавя надо мной,
Как над усопшим монах,
Читает мне жизнь
Какого-то прохвоста и забулдыги,
Нагоняя на душу тоску и страх.
Черный, человек
Черный, черный…

«Слушай, слушай, —
Бормочет он мне, —
В книге много прекраснейших
Мыслей и планов.
Этот человек
Проживал в стране
Самых отвратительных
Громил и шарлатанов.

В декабре в той стране
Снег до дьявола чист,
И метели заводят
Веселые прялки.
Был человек тот авантюрист,
Но самой высокой
И лучшей марки.

Был он изящен,
К тому ж поэт,
Хоть с небольшой,
Но ухватистой силою,
И какую-то женщину,
Сорока с лишним лет,
Называл скверной девочкой
И своею милою».

«Счастье, — говорил он, —
Есть ловкость ума и рук.
Все неловкие души
За несчастных всегда известны.
Это ничего,
Что много мук
Приносят изломанные
И лживые жесты.

В грозы, в бури,
В житейскую стынь,
При тяжелых утратах
И когда тебе грустно,
Казаться улыбчивым и простым —
Самое высшее в мире искусство».

«Черный человек!
Ты не смеешь этого!
Ты ведь не на службе
Живешь водолазовой.
Что мне до жизни
Скандального поэта.
Пожалуйста, другим
Читай и рассказывай».

Черный человек
Глядит на меня в упор.
И глаза покрываются
Голубой блевотой.
Словно хочет сказать мне,
Что я жулик и вор,
Так бесстыдно и нагло
Обокравший кого-то.
· · · · · · · · · · · · · · · · · · · · · ·
Друг мой, друг мой,
Я очень и очень болен.
Сам не знаю, откуда взялась эта боль.
То ли ветер свистит
Над пустым и безлюдным полем,
То ль, как рощу в сентябрь,
Осыпает мозги алкоголь.

Ночь морозная.
Тих покой перекрестка.
Я один у окошка,
Ни гостя, ни друга не жду.
Вся равнина покрыта
Сыпучей и мягкой известкой,
И деревья, как всадники,
Съехались в нашем саду.

Где-то плачет
Ночная зловещая птица.
Деревянные всадники
Сеют копытливый стук.
Вот опять этот черный
На кресло мое садится,
Приподняв свой цилиндр
И откинув небрежно сюртук.

«Слушай, слушай! —
Хрипит он, смотря мне в лицо,
Сам все ближе
И ближе клонится. —
Я не видел, чтоб кто-нибудь
Из подлецов
Так ненужно и глупо
Страдал бессонницей.

Ах, положим, ошибся!
Ведь нынче луна.
Что же нужно еще
Напоенному дремой мирику?
Может, с толстыми ляжками
Тайно придет «она»,
И ты будешь читать
Свою дохлую томную лирику?

Ах, люблю я поэтов!
Забавный народ.
В них всегда нахожу я
Историю, сердцу знакомую, —
Как прыщавой курсистке
Длинноволосый урод
Говорит о мирах,
Половой истекая истомою.

Не знаю, не помню,
В одном селе,
Может, в Калуге,
А может, в Рязани,
Жил мальчик
В простой крестьянской семье,
Желтоволосый,
С голубыми глазами…

И вот стал он взрослым,
К тому ж поэт,
Хоть с небольшой,
Но ухватистой силою,
И какую-то женщину,
Сорока с лишним лет,
Называл скверной девочкой
И своею милою».

«Черный человек!
Ты прескверный гость.
Это слава давно
Про тебя разносится».
Я взбешен, разъярен,
И летит моя трость
Прямо к морде его,
В переносицу…
· · · · · · · · · · · · · · · · · · · · ·
…Месяц умер,
Синеет в окошко рассвет.
Ах ты, ночь!
Что ты, ночь, наковеркала?
Я в цилиндре стою.
Никого со мной нет.
Я один…
И разбитое зеркало…

‹1923 —› 14 ноября 1925 г.
Есенин
Гость
204 - 25.10.2014 - 13:18
Пронзительные рассказы из шести слов

Однажды Эрнест Хемингуэй поспорил, что сможет написать самый короткий рассказ, способный растрогать любого. Он выиграл спор: «Продаются детские ботиночки. Неношеные» («For sale: baby shoes, never worn»). С тех пор его опыт не дает покоя экспериментаторам слова: многие пытаются заключить целую историю в 6 слов, способную тронуть и удивить читателя (в переводе может быть на слово больше или меньше).

Незнакомцы. Друзья. Лучшие друзья. Любовники. Незнакомцы.

«Вы ошиблись номером», - ответил знакомый голос.

Пассажиры, сейчас с вами говорит не капитан.

Я встретил родственную душу. А она - нет.

Продаю парашют: никогда не открывался, слегка запятнан.

Это наша золотая свадьба. Столик на одного.

Сегодня я снова представился своей матери.

Путешественник еще подавал сигналы. Земля - нет.

Я принес домой розы. Ключи не подошли.

Моя мама научила меня бриться.

На разбитом ветровом стекле было написано «Молодожены».

Наша спальня. Два голоса. Я стучусь.

Я спрыгнул. А затем передумал.

Мое отражение только что мне подмигнуло.

Извини, солдат, мы продаем ботинки парами.

Он кормит из бутылочки убийцу своей жены.

Воображал себя взрослым. Стал взрослым. Потерял воображение.

Хирург спасает пациента. Пациент благодарит бога.
Гость
205 - 23.04.2015 - 00:05
Е.Евтушенко

1

Со мной с утра не расставался Дождь.
- О, отвяжись! - я говорила грубо.
Он отступал, но преданно и грустно
вновь шел за мной, как маленькая дочь.

Дождь, как крыло, прирос к моей спине.
Его корила я:
- Стыдись, негодник!
К тебе в слезах взывает огородник!
Иди к цветам!
Что ты нашел во мне?

Меж тем вокруг стоял суровый зной.
Дождь был со мной, забыв про все на свете.
Вокруг меня приплясывали дети,
как около машины поливной.

Я, с хитростью в душе, вошла в кафе.
Я спряталась за стол, укрытый нишей.
Дождь за окном пристроился, как нищий,
и сквозь стекло желал пройти ко мне.

Я вышла. И была моя щека
наказана пощечиною влаги,
но тут же Дождь, в печали и отваге,
омыл мне губы запахом щенка.

Я думаю, что вид мой стал смешон.
Сырым платком я шею обвязала.
Дождь на моем плече, как обезьяна,
сидел.
И город этим был смущен.

Обрадованный слабостью моей,
он детским пальцем щекотал мне ухо.
Сгущалась засуха. Все было сухо.
И только я промокла до костей.

2

Но я была в тот дом приглашена,
где строго ждали моего привета,
где над янтарным озером паркета
всходила люстры чистая луна.

Я думала: что делать мне с Дождем?
Ведь он со мной расстаться не захочет.
Он наследит там. Он ковры замочит.
Да с ним меня вообще не пустят в дом.

Я строго объяснила: - Доброта
во мне сильна, но все ж не безгранична.
Тебе ходить со мною неприлично. -
Дождь на меня смотрел, как сирота.

- Ну, черт с тобой, - решила я, - иди!
Какой любовью на меня ты пролит?
Ах, этот странный климат, будь он проклят! -
Прощенный Дождь запрыгал впереди.

3

Хозяин дома оказал мне честь,
которой я не стоила. Однако,
промокшая всей шкурой, как ондатра,
я у дверей звонила ровно в шесть.

Дождь, притаившись за моей спиной,
дышал в затылок жалко и щекотно.
Шаги - глазок - молчание - щеколда.
Я извинилась: - Этот Дождь со мной.

Позвольте, он побудет на крыльце?
Он слишком влажный, слишком удлиненный
для комнат.
- Вот как? - молвил удивленный
хозяин, изменившийся в лице.

4

Признаться, я любила этот дом.
В нем свой балет всегда вершила легкость.
О, здесь углы не ушибают локоть,
здесь палец не порежется ножом.

Любила все: как медленно хрустят
шелка хозяйки, затененной шарфом,
и, более всего, плененный шкафом -
мою царевну спящую - хрусталь.

Тот, в семь румянцев розовевший спектр,
в гробу стеклянном, мертвый и прелестный.
Но я очнулась. Ритуал приветствий,
как опера, станцован был и спет.

5

Хозяйка дома, честно говоря,
меня бы не любила непременно,
но робость поступить несовременно
чуть-чуть мешала ей, что было зря.

- Как поживаете? (О блеск грозы,
смиренный в тонком горлышке гордячки!)
-Благодарю, - сказала я, - в горячке
я провалялась, как свинья в грязи.

(Со мной творилось что-то в этот раз.
Ведь я хотела, поклонившись слабо,
сказать:
- Живу хоть суетно, но славно,
тем более, что снова вижу вас.)

Она произнесла:
- Я вас браню.
Помилуйте, такая одаренность!
Сквозь дождь! И расстоянья отдаленность! -
Вскричали все:
- К огню ее, к огню!

- Когда-нибудь, во времени другом,
на площади, средь музыки и брани,
мы б свидеться могли при барабане,
вскричали б вы:
- В огонь ее, в огонь!

За все! За дождь! За после! За тогда!
За чернокнижье двух зрачков чернейших,
за звуки, с губ, как косточки черешни,
летящие без всякого труда!

Привет тебе! Нацель в меня прыжок.
Огонь, мой брат, мой пес многоязыкий!
Лижи мне руки в нежности великой!
Ты - тоже Дождь! Как влажен твой ожог!

- Ваш несколько причудлив монолог, -
проговорил хозяин уязвленный. -
Но, впрочем, слава поросли зеленой!
Есть прелесть в поколенье молодом.

-Не слушайте меня! Ведь я в бреду! -
просила я. - Все это Дождь наделал.
Он целый день меня казнил, как демон.
Да, это Дождь вовлек меня в беду.

И вдруг я увидала - там, в окне,
мой верный Дождь один стоял и плакал.
В моих глазах двумя слезами плавал
лишь след его, оставшийся во мне.

6

Одна из гостий, протянув бокал,
туманная, как голубь над карнизом,
спросила с неприязнью и капризом:
- Скажите, правда, что ваш муж богат?

- Богат ли он? Не знаю. Не вполне.
Но он богат. Ему легка работа.
Хотите знать один секрет? - Есть что-то
неизлечимо нищее во мне.

Его я научила колдовству -
во мне была такая откровенность-
он разом обратит любую ценность
в круг на воде, в зверька или траву.

Я докажу вам! Дайте мне кольцо.
Спасем звезду из тесноты колечка! -
Она кольца мне не дала, конечно,
в недоуменье отстранив лицо.

- И, знаете, еще одна деталь-
меня влечет подохнуть под забором.
(Язык мой так и воспалялся вздором.
О, это Дождь твердил мне свой диктант.)

7

Все, Дождь, тебе припомнится потом!
Другая гостья, голосом глубоким,
осведомилась:
- Одаренных богом
кто одаряет? И каким путем?

Как погремушкой, мной гремел озноб:
-Приходит бог, преласков и превесел,
немножко старомоден, как профессор,
и милостью ваш осеняет лоб.

А далее - летите вверх и вниз,
в кровь разбивая локти и коленки
о снег, о воздух, об углы Кваренги,
о простыни гостиницей больниц.

Василия Блаженного, в зубцах,
тот острый купол помните?
Представьте -
всей кожей об него!

- Да вы присядьте! -
она меня одернула в сердцах.

8

Тем временем, для радости гостей,
творилось что-то новое, родное:
в гостиную впускали кружевное,
серебряное облако детей.

Хозяюшка, прости меня, я зла!
Я все лгала, я поступала дурно!
В тебе, как на губах у стеклодува,
явился выдох чистого стекла.

Душой твоей насыщенный сосуд,
дитя твое, отлитое так нежно!
Как точен контур, обводящий нечто!
О том не знала я, не обессудь.

Хозяюшка, звериный гений твой
в отчаянье вселенном и всенощном
над детищем твоим, о, над сыночком
великой поникает головой.

Дождь мои губы звал к ее руке.
Я плакала:
- Прости меня! Прости же!
Глаза твои премудры и пречисты!

9

Тут хор детей возник невдалеке:
Наш номер был объявлен.
Уста младенцев. Жуть.
Мы - яблочки от яблонь.
Вот наша месть и суть.

Вниманье! Детский лепет.
Мы вас не подведем.
Не зря великолепен
камин, согревший дом.

В лопатках - холод милый
и острия двух крыл.
Нам кожу алюминий,
как изморозь, покрыл.

Чтоб было жить не скучно,
нас трогает порой
искусствочко, искусство,
ребеночек чужой.

Дождливость есть оплошность
пустых небес. Ура!
О пошлость, ты не подлость,
ты лишь уют ума.

От боли и от гнева
ты нас спасешь потом.
Целуем, королева,
твой бархатный подол!

10

Лень, как болезнь, во мне смыкала круг.
Мое плечо вело чужую руку.
Я, как птенца, в ладони грела рюмку.
Попискивал ее открытый клюв.

Хозяюшка, вы ощущали груда,
над мальчиком, заснувшим спозаранку,
в уста его, в ту алчущую ранку,
отравленную проливая грудь?

Вдруг в нем, как в перламутровом яйце,
спала пружина музыки согбенной?
Как радуга - в бутоне краски белой?
Как тайный мускул красоты - в лице?

Как в Сашеньке - непробужденный Блок?
Медведица, вы для какой забавы
в детеныше влюбленными зубами
выщелкивали бога, словно блох?

11

Хозяйка налила мне коньяка:
- Вас лихорадит. Грейтесь у камина. -
Прощай, мой Дождь!
Как весело, как мило
принять мороз на кончик языка!

Как крепко пахнет розой от вина!
Вино, лишь ты ни в чем не виновато.
Во мне расщеплен атом винограда,
во мне горит двух разных роз война.

Вино мое, я твой заблудший князь,
привязанный к двум деревам склоненным.
Разъединяй! Не бойся же! Со звоном
меня со мной пусть разлучает казнь!

Я делаюсь все больше, все добрей!
Смотрите - я уже добра, как клоун,
вам в ноги опрокинутый поклоном!
Уж тесно мне средь окон и дверей!

О господи, какая доброта!
Скорей! Жалеть до слез! Пасть на колени!
Я вас люблю! Застенчивость калеки
бледнит мне щеки и кривит уста.

Что сделать мне для вас хотя бы раз?
Обидьте! Не жалейте, обижая!
Вот кожа моя - голая, большая:
как холст для красок, чист простор для ран!

Я вас люблю без меры и стыда!
Как небеса, круглы мои объятья.
Мы из одной купели. Все мы братья.
Мой мальчик, Дождь! Скорей иди сюда!

12

Прошел по спинам быстрый холодок.
В тиши раздался страшный крик хозяйки.
И ржавые, оранжевые знаки
вдруг выплыли на белый потолок.

И - хлынул Дождь! Его ловили в таз.
В него впивались веники и щетки.
Он вырывался. Он летел на щеки,
прозрачной слепотой вставал у глаз.

Отплясывал нечаянный канкан.
Звенел, играя с хрусталем воскресшим.
Дом над Дождем уж замыкал свой скрежет,
как мышцы обрывающий капкан.

Дождь с выраженьем ласки и тоски,
паркет марая, полз ко мне на брюхе.
В него мужчины, поднимая брюки,
примерившись, вбивали каблуки.

Его скрутили тряпкой половой
и выжимали, брезгуя, в уборной.
Гортанью, вдруг охрипшей и убогой,
кричала я:
-Не трогайте! Он мой!

Он был живой, как зверь или дитя.
О, вашим детям жить в беде и муке!
Слепые, тайн не знающие руки
зачем вы окунули в кровь Дождя?

Хозяин дома прошептал:
- Учти,
еще ответишь ты за эту встречу! -
Я засмеялась:
- Знаю, что отвечу.
Вы безобразны. Дайте мне пройти.

13

Пугал прохожих вид моей беды.
Я говорила:
- Ничего. Оставьте.
Пройдет и это. -
На сухом асфальте
я целовала пятнышко воды.

Земли перекалялась нагота,
и горизонт вкруг города был розов.
Повергнутое в страх Бюро прогнозов
осадков не сулило никогда.


Ахмадулина Белла
Гость
206 - 23.04.2015 - 15:14
Мы переспали случайно. Утром
я что-то делал, звонил кому-то,
и, может быть, через полчаса - заметил её глаза.
Густые волосы, высокие скулы.
Вспомнил, как мы вчера уснули.
Что было до этого, прошлым вечером.
Как долго мы болтали о вечном.

Коса. И мини. Длинные ноги.
Манера все время шутить о боге,
футболка в обтяжку, молния сзади,
стоны на автостраде.

- Наверно, хватит уже шататься.
Тебе хоть есть уже восемнадцать?



- Мне? Конечно. Намного больше.
- Прекрасно. Идти можешь?

И вот - нагая в лучах утра.
Смотрит так непривычно мудро,
так странно, что расхотелось есть.
Говорит:

- Я твоя смерть.

И почему-то поверил сразу.
забил на логику, доводы разума,
не вынул даже бритву Оккама,
а взял и спросил прямо:

- Когда?

- Не то что бы очень скоро.
Еще как минимум лет сорок.
Может и больше. Не бойся. Не съем.
Я маленькая совсем.

- А я ведь спрашивал. Спрашивал ведь!

- У тебя совершенно летняя смерть.
Не бойся. Я не хочу тебе зла.
Просто раньше зашла.

Ты так боишься, боишься меня,
ты все тупее день ото дня,
не спишь до одури, морды бьешь,
- ты так умрешь раньше, чем умрешь.

Куришь, дуешь, читаешь дрянь,
все время груб, постоянно пьян,
типа талантливый и ершистый,
а на деле - боишься жизни.

Так вот. Не надо про "смерти нет".
Я есть. Мне нравится черный цвет.
Коты. Истории. И цветы.
И мне нравишься ты.

Сейчас я уйду. Но, вы, люди, поймите
- ваш ангел смерти - ваш ангел хранитель.
Я стану иной, несущей покой -
но запомни меня такой.

Не бойся жить. И меня тоже.
У меня не такая страшная рожа.
Ну, чего чашку в руках крутишь?

- Ты останешься? Чай будешь?..
Гость
207 - 23.04.2015 - 16:00
Однажды, среди бала, перемен, стрельбы и принужденного веселья,
подумал я: "Ведь прав Асадов, [*****]!
Как много тех, с кем хочется бухать,
как мало тех, с кем хочется похмелья.
Гость
208 - 15.05.2015 - 00:23
Есть люди – «закаты» и люди – «рассветы»…
Одни с негативом, другие с «приветом»…
Но те, что с «приветом» – улыбчивы часто…
А те что – «закаты», обычно несчастны…
С одними общаясь, ты чувствуешь холод…
С другими и в семьдесят, кажется, молод…
И ты от одних заряжаешься светом…
С другими его круглосуточно нету…

Но если отдать человеку – «закату»
Кусочек тепла, что исчезло когда-то,
А не обвинять, что тоскливо на сердце,
Он тоже захочет и греть, и согреться…
Ведь людям – закатам, как людям – рассветам,
Хотелось бы к счастью пойти за билетом,
Но просто любить бескорыстно боялись,
Поэтому злились и больно кусались…

И люди – рассветы становятся тоже
Людьми с негативом на тучу похожих…
Когда благодарность в душе исчезает,
То небо рассветы в закат превращает…
Я тоже порою бываю на взводе…
Но знаю, с рассветом печали уходят…
И пусть кто-то скажет: «Она же с приветом…»
Есть люди – «закаты» и люди – «рассветы»
Гость
209 - 17.06.2015 - 09:49
а внутри - мой мир нераскрывшихся парашютов, недосказанных текстов, невыплаканных молитв.
ине тепло в нём, радостно в нём, уютно.
это дом родной мой.
пожалуйста, кроме шуток, - никогда не спрашивай, где у меня болит.

мне достались кем-то выброшенные трофеи - приступ счастья и набор неправильных хромосом.
и от этого видимо память моя сильнее. извини, я живу, как случается. как умею.
(и живу так долго, но это ещё не всё).

я наверно смогла бы тебе объяснить на пальцах, почему тишины так много в моих глазах, и зачем огня положено не касаться. я сегодня считала звёзды.
их триста двадцать.
триста двадцать в моих неправильных небесах.

и ты знаешь, здесь нет и не было середины. амплитуда полётов опасней, чем прыгнуть вниз. перспектива знать правду страшнее, чем выстрел в спину.
ну скажи мне пожалуйста, что ты пришёл постигнуть?
и пока не поздно, лучше остановись.

да, внутри - безнадёжный космос, прекрасный космос. он меня возвращает к жизни часам к восьми. он мой путь и ещё не пройденный перекрёсток.
и взрослеть тяжело, но сложнее родиться взрослым, понимая при этом, как здорово быть детьми.

вот и весь антураж, в этом нет ничего святого. здесь алмазы покоятся где-то под сундуком. я сама их не видела, я не беру чужого.
у меня осталось умение слышать, огонь и слово.
это дар от Бога, спасибо Ему на том.

хаос шумно врывается в душу, уносит крышу, это так очевидно, что не о чем говорить.
мой единственный поводырь - это Голос свыше.
и поскольку это не то, что ты хочешь слышать, - никогда не спрашивай, что у меня внутри.

© Лилу Сабрум
Гость
210 - 17.06.2015 - 10:00
вы когда- нибудь принимали наркотики?
а наркотики принимали вас?
у вас когда- нибудь были галлюцинации?
любимая музыка?
яркий оттенок глаз?

а вас водили когда- нибудь к психиатру?
а вы были в реанимации?
вас когда- нибудь заставляли тем заниматься, что не интересовало вас?
может быть тот самый выпускной вальс?

а вы лежали, когда -нибудь на крыше пьяным в дребезги?
а хотели, чего- нибудь сумасшедшего?
а чего вы от жизни вообще хотели?
скучаете, за людьми ушедшими?

как вы считаете, человек может научиться летать?
можно ли опровергнуть теорию притяжения?
можно ли известным художником стать?
или просто набраться терпения

а можно ли убить человека?
в порыве ревности или ненависти
а можно ли ночью детям смотреть фильм ужасов под названием "челюсти"?

а что подавляет вас?
меня, например человеческое непонимание
хотя может и самый обычный спальный матрас,
который каждую ночь с постели падает

а вас предавали?
вы были там, где тонут корабли?
а вас любили?
а забыть что-то очень важное могли?

я, например не знаю, как признаваться в любви
я, например не знаю, как измерять расстояние в милях
и я боюсь находиться с чужими людьми
да и с тобой мы давно по душам не говорили
Гость
211 - 15.07.2015 - 10:31
смотришь в экран и видишь ее глаза.
всё, что читаешь - относится тоже к ней.
давишь в себе желание «по газам» -
чтоб через город и в пропасть, где нет людей.
чтоб обнимать её снова, но кожа – лед.
чтоб говорить о прекрасном, но вместо – тишь.

эта война (меж вами)
который год?
эта война которой…

– зачем звонишь?

смотришь в экран, а имя горчит во рту.
если гулять, то мимо знакомых мест.
спросишь себя: «за что же? почти люблю…».
это «почти» и ставит на общем крест.

не было сил терпеть, а слова ножи -
ходишь распоротый заживо, много пьёшь.
ей ведь хотелось малого… покажи,
как ты стараться будешь,
как все вернёшь…

только мечты-мечтами, а правды нет.
ей бы тебе о главном, но вместо – тишь.
в правой руке зажат проездной билет.
даже в войну ей нравилось, как ты спишь.
даже когда вы порознь... стихи – посыл.

смотришь в экран и плавится кожа век…

вот бы хоть раз
ты просто ее спросил,
сколько способен выдержать человек.
Виктория Миловидова
Гость
212 - 15.07.2015 - 10:31
рядом с ним ты ребенок, дождавшийся Рождества.
рядом с ним все становится просто как дважды два.
твой набитый тревогой портфель - за его плечом.
ты не думаешь ни о чем.

рядом с ним все, что кроме, теряет и цель, и вес.
он - ребро. ты - в ребре бесконечно счастливый бес,
напевающий “love me tender” себе под нос.
мир послать к чертям? - не вопрос.

смейся, щурься на солнце, на площади в дождь танцуй.
рядом с ним ты - подлец, которому всё к лицу:
от рубашек его до собственной наготы.
рядом с ним ты -
ты.

(c) Темнокрылая
Гость
213 - 30.10.2015 - 15:23
Белою пеленою
Закрыла нас с тобою
От бед, от зла зима…
Ты надышалась болью –
Так отпусти на волю
Ее, дыши сама…

Вспомни, как улыбалась,
Пробовать не боялась
Идти всегда вперед…
Прошлое потерялось,
Где-то вдали осталось,
Но новое найдет…

Живи, как умеешь,
Неважно, что скажут,
Ты верь, во что веришь,
И знаешь, однажды
Придет кто-то важный
Расскажет, что дальше,
И змеем бумажным
Все выше и выше,
Все дальше и дальше…

Ты никого не слушай,
Береги свою душу,
В ней свет неси-спаси…
Делай, как сердце скажет:
Оно тебе укажет,
Кого и где найти…

Ангелы между нами,
Их не ищи, а сами
Придут тебе помочь…
Добрыми небесами,
Знаками, голосами…
Не наступит ночь!..
Гость
214 - 02.11.2015 - 13:18
Рано хоронить, рано:
Ветер залечил раны;
Поздно воевать, поздно:
Больно вспоминать после.
Отмените облавы:
Каждый прав, и все правы.
Некого винить, кроме
Одиноких птиц в поле.

Остановите меня, пока я на краю,
А лучше наоборот – подтолкните вперед.
Никто не знает, взлечу я или упаду.
Уже внизу с интересом толпится народ.

Поселились в нас черти,
Нами, как хотят, вертят:
Грязью обливать будем
Тех, кого мы так любим.
Не дают начать снова,
Не дают сказать слова,
Раньше дела нас судят.
Одним словом, мы – люди.
Гость
215 - 02.11.2015 - 19:32
...когда милая теплая щека лежит на твоем десантном каменнном плече...разве это не лучшее!, что случилось с тобой, кроме 56-го прыжка...когда парашют не раскрылся...
Мы говорим им о том, что любим их.
И не врем.
Бесполезно им врать.
Они все знают.
Но они делают вид, что не слышат, и занимаются своими женскими делами...стирают, пьют чай, учатся у матерей искусству дурости, читают глупые романы, написанные нами, мужчинами, для их увеселения и успокоениеия, носят воду и готовят манты...
Слушай, сын...надо, чтоб кто-то сказал им...что мы, я, ты, их любишь.
Не за что-то.
За то, что они есть.
За их мысли ни о чем и обо всем...о том, что приготовить на завтрак и надеть в оперу!
...ты на был в опере?
Нет?
Ты лошара, сын мой...
Это место, где душа женская словно расправляет крылья, которыми наделили их мы...и парят под потолком, чуть не сталкиваясь, вокруг миллионносвечовой люстры, каждый огонек которой - каждая из них...и нет.
Ведь она, они...куда ярче, смешнее, ближе, хрустальней и дороже...
И когда милая щека ляжет тебе на твое каменное десантное плечо, скажи ей, что сегодня ты счастлив.
Ведь с тобой она.
Воплощение мягкости.
Твердости, упорства, гибкости и невероятной прелести, перед которой ты, грубая моя скотина, ты не смог устоять...
Скажи ей об этом.
И ты увидишь чудеснейшую в мире улыбку...ради которой можно сказать звездам: "тише..."
(с)
Гость
216 - 02.11.2015 - 20:02
Гость
217 - 05.11.2015 - 13:22
Если ты что-нибудь скроешь, я тебя убью. Если ты мне соврешь или мне покажется, что ты мне врешь, я тебя убью. Если ты что-нибудь забудешь, я тебя убью. Фактически тебе изо всех сил придется стараться, чтобы остаться в живых. Так, ты поняла все что я сказал?
(утвердительно кивает)
Потому что если ты не поняла, я тебя убью.
Гость
218 - 06.11.2015 - 23:38
Носят мужчины усы и бородки,

И обсуждают проблемы любые.

Двадцать процентов из них - голубые.

Сорок процентов - любители водки.

Тридцать процентов из них - импотенты,

У десяти - с головой не в порядке.

В сумме нам это дает сто процентов,

И ничего не имеем в остатке.
Гость
219 - 20.11.2015 - 14:10
Паук окутывает своими сетями всё сущее! Люди, вы еще не видите - вы все в сетях!

Скоро человеческий глаз не будет испускать свои искры любви! О, люди, скоро Бог уйдёт с этой планеты!

Я предостерегаю вас: Бог закроет свои глаза и больше не будет ни совпадений, ни случайностей! Механизмы заменят Бога!

Люди всё дальше друг от друга сердцем и ближе расчетом и постелью. Скука надвигается на планету, как цунами, и больше не станет человека - останутся лишь механизмы, управляющие человеком.

Любовь уходит с планеты! Люди, вы не видите!? Знакомятся ли сейчас случайно где-нибудь? Любовь с первого взгляда уже рудимент, скорее постель с первого взгляда - вот новая реалия!

Что нам делать, люди!? Эта зараза повсюду! Матрица поглощает этот мир! Бежать от мира? Но куда? Стать отшельником? Но зачем?

Как нет теперь любви - настоящей, так нет теперь и цели у человека! Греки, христиане и ученые - все имели свои цели! Но надвигающийся постмодерн желает сделать своей целью убегание от скуки в абсурд!

Как вы еще не поняли, люди!? Я желаю видеть ваше понимание в делах! Не мужчин мы должны прославлять, а женщин! Мужчины должны стать слугами своих возлюбленных! Не подкаблучниками, но вдохновлёнными мужами своих муз!

Технократия уничтожает всякую "музийную" (муза) любовь. И мужчины растут не вверх, а вниз, не к сверхчеловеку, а к животному!

Ницше говорит вам: нужно носить в себе еще хаос, чтобы быть в состоянии родить танцующую звезду. Я говорю вам: в вас есть еще хаос.

Но хаос уходит... Всё окутывается сетями паука...

И падает занавес. Конец...
Гость
220 - 25.05.2016 - 16:46




Любовь — психическое заболевание, наркотический психоз параноидального типа на сексуальной почве. В острой фазе (влюбленность) вызывается амфетаминовой наркоманией, в хронической — эндорфиновой. Параноидальные симптомы ярче всего проявляются в острой фазе: бред сверхценной идеи, потеря адекватности восприятия, неспособность критически оценивать объект любви (часто сопряженная с агрессией против попыток дать такую оценку) при сохранении возможности здраво рассуждать на отвлеченные темы, эмоциональная нестабильность и т.п. Как и другие параноидальные расстройства, возникает чаще в молодом возрасте и протекает с весенне-осенними обострениями. Хроническую фазу часто называют "настоящей любовью" и противопоставляют острой, хотя на самом деле это две формы одного заболевания. Хотя хроническая фаза обычно внешне протекает спокойнее острой, это — спокойствие наркомана, регулярно получающего свою дозу наркотика: стоит возникнуть проблемам с дозой (подозрения в измене и т.п.) — и абстинентный синдром пробуждает к жизни не менее, а порой и более бурные страсти, чем в острой фазе.





Когда устанешь от бесконечного самоанализа,
позвони мне.
Потанцуем.

Иосиф Бродский


Отредактировано liri2000; 09.02.2017 в 15:21.
Гость
221 - 25.05.2016 - 16:50
Гость
222 - 25.05.2016 - 21:22
Гость
223 - 25.05.2016 - 23:21
— Ты любишь меня одну?
— Я люблю всё сущее.
— Тогда я ревную тебя ко Вселенной
— Ты и есть Вселенная, детка.

Гость
224 - 26.05.2016 - 11:37
Гость
225 - 26.05.2016 - 11:58

Отредактировано liri2000; 09.02.2017 в 15:25.
Гость
226 - 26.05.2016 - 14:21
  ( ͡° ͜ʖ ͡°) 
 
Гость
227 - 29.05.2016 - 21:44
Сердце ранят напросвет,
Безразличья пули,
Я скучаю, а ты нет.
[*****].
Гость
228 - 29.05.2016 - 22:59
Сердце ранят напросвет,
Безразличья пули,
Я скучаю, а ты нет.
В бороде какули.
Гость
229 - 29.05.2016 - 23:33
Подарил я проститутке
На колечке брюлик,
Спиздив пенсию за май
У своей бабули.
Гость
230 - 29.05.2016 - 23:57
Не пускай людей в свой океан. Они спиз*ят дельфина Валеру.
Гость
231 - 29.05.2016 - 23:59
Гость
232 - 30.05.2016 - 23:03
Гость
233 - 09.06.2016 - 16:36
когда с моря опять дует шквал,
а земля омрачена волненьями и бунтом,
то поосторожней с выбранной саблей,
помните:
то, что пять веков
или даже двадцать лет тому назад
могло быть благородно,
теперь, как правило,
пустой звук
живёшь только раз
история не устаёт выставлять нас
в совершенно дурацком свете.

так что, говорю, поосторожней
с любым, казалось бы, благородным
делом
идеалом
или поступком,
будь то страна, любовь или Искусство
не распаляйтесь близостью минуты
или красотой, или политикой,
которая увянет, как срезанный цветок;
любите, да, но не ради супружеского долга,
остерегайтесь плохой еды и не перетруждайтесь;
обязательно живите за городом,
но любовь - это не приказ,
ни женщины, ни земли;
не торопитесь; и пейте столько, сколько нужно
для поддержания преемственности,
потому что алкоголь - это форма самоубийства,
когда пьющему предоставляется шанс
начать жизнь заново; более того, говорю,
живите одни сколь возможно долго,
рожайте детей, если так вышло,
но старайтесь уклониться
от их воспитания; избегайте мелких стычек,
рукопашных или словесных,
если только противник не угрожает смертию вашему телу
или вашей душе; тогда,
буде возникнет необходимость, убивайте; а
когда придёт время умирать,
не будьте эгоистом:
считайте, что это недорого,
и там, куда отправитесь,
ни печати стыда или поражения,
ни призыва скорбеть,
когда с моря дует шквал,
а время идёт,
смывая ваши кости покоем и тишью.

"Совет"
Гость
234 - 09.06.2016 - 20:35
Гость
235 - 09.06.2016 - 20:41
Гость
236 - 10.06.2016 - 13:53
Кто-то умер от «передоза»,
Доведя до инфаркта мать.
Кто-то выйти не смог из наркоза.
Только мы продолжали дышать…

Кто-то верил, что люди-птицы,
И упал на асфальт из окна.
Чья-то плоть в зверских лапах убийцы
Была заживо сожжена.

Кто-то спал, но не смог проснуться,
Запятнавши в крови простыню.
Кто-то к Богу устал тянуться
И скрутил из веревки петлю.

Каждый миг чьи-то души взлетали
В поднебесную звездную гладь.
Люди медленно умирали…
Только мы продолжали дышать.
Гость
237 - 16.06.2016 - 12:22
Гость
238 - 16.06.2016 - 14:45
Гость
239 - 16.06.2016 - 15:19








Гость
240 - 16.06.2016 - 16:05
нгара "в дверях мощенных галер и сияние струится во внешних сумерках дверь закрывается за нами"

раага "ада"

лилан "ада"

нгара "ада"

ххах "ада"

раага "ада ага холмы расплавляются

ада ага превращаясь в бескрайние степи

ада ага в дождь и цинк

жизнь алгебра и растения абсорбируют метал их соками

их вены тонкие трубки кристалла - их фибры из платины

в городе потушен свет автоматы в грузовиках везут печальные трупы

жизнь - алгебра и мост и растения прекрасно абсорбируют металлы своим соком

ххах "бистури пустыня азот бактериология циркуль круг"

лилан "Что делаешь ты. Мой друг мой дорогой друг вспомни о лазурных лугах, о всех этих световых лесах

мираж

прошел Золотой Охотник

великие оркестры освещают подземелье

вся эта мечтательная флора баюкала бледного больного и за сатином был другой сатин

и по ту стороны отсутствия было опьянение

ты, конечно, почувствуешь, что на дне канала что-то колышет темные водоросли"

ххах круг

раага круг круг круг

нгара все микробы бегут по кругу все дюли бегут по кругу

Они спешат как одержимые и не видят их свет в их беге за горстью идолов на ирреальной почве

кровь в форме креста

лилан мой друг

нгара великий крест великий крест слетает сверху на долину

может быть ничего кроме этой огромной тени и этих кругов и не существует

ххах гарагадара брат сомдоры


К списку вопросов
Опции темы Поиск в этой теме
Поиск в этой теме:

Расширенный поиск




Copyright ©, Все права защищены