К списку форумов К списку тем
Регистрация    Правила    Главная форума    Поиск   
Имя: Пароль:
Рекомендовать в новости

Подвиги солдат Красной Армии

0 - 10.01.2015 - 17:57
17 июля 1941 года, Сокольничи, близ Кричева, немцы вечером хоронили русского неизвестного солдата. Да, этого советского воина хоронил противник. С почестями. Гораздо позже выяснилось, что это был командир орудия 137-й стрелковой дивизии 13-й армии старший сержант Николай Сиротинин.

Летом 1941 года к белорусскому городку Кричеву прорывалась 4-я танковая дивизия Хайнца Гудериана, одного из самых талантливых немецких генералов-танкистов. Части 13-й советской армии отступали. Не отступал только наводчик Коля Сиротинин — совсем мальчишка, невысокий, тихий, щупленький. Ему тогда только-только исполнилось 19 лет.

«Здесь останутся два человека с пушкой», — сказал командир батареи. Николай вызвался добровольцем. Вторым остался сам командир. Коля занял позицию на холме прямо на колхозном поле. Пушка тонула в высокой ржи, зато ему хорошо видны были шоссе и мост через речушку Добрость. Когда головной танк вышел на мост, Коля первым же выстрелом подбил его. Вторым снарядом поджег бронетранспортер, замыкавший колонну, создав затор.

Не совсем ясно до сих пор, почему Коля остался в поле один. Но версии есть. У него, видимо, как раз и была задача — создать на мосту «пробку», подбив головную машину гитлеровцев. Лейтенант у моста и корректировал огонь, а потом, видимо, вызвал на затор из немецких танков огонь другой нашей артиллерии. Из-за реки. Достоверно известно, что лейтенанта ранили и потом он ушел в сторону наших позиций. Есть предположение, что и Коля должен был отойти к своим, выполнив задачу. Но… у него было 60 снарядов. И он остался!

Два танка попытались стащить головной танк с моста, но тоже были подбиты. Бронированная машина попыталась преодолеть речку Добрость не по мосту. Но увязла в болотистом береге, где и ее нашел очередной снаряд. Коля стрелял и стрелял, вышибая танк за танком…

Танки Гудериана уперлись в Колю Сиротинина, как в Брестскую крепость. Уже горели 11 танков и 7 бронетранспортеров! То, что больше половины из них сжег один Сиротинин, — точно (какие-то достала и артиллерия из-за реки). Почти два часа этого странного боя немцы не могли понять, где окопалась русская батарея. А когда вышли на Колину позицию, были очень удивлены, что стоит только одно орудие. У Николая оставалось всего три снаряда. Предлагали сдаться. Коля ответил пальбой по ним из карабина.

После боя обер-лейтенант 4-й танковой дивизии Хенфельд записал в дневнике:

«17 июля 1941 года. Сокольничи, близ Кричева. Вечером хоронили неизвестного русского солдата. Он один стоял у пушки, долго расстреливал колонну танков и пехоту, так и погиб. Все удивлялись его храбрости… Оберст (полковник) перед могилой говорил, что если бы все солдаты фюрера дрались, как этот русский, то завоевали бы весь мир. Три раза стреляли залпами из винтовок. Все-таки он русский, нужно ли такое преклонение?»

Во второй половине дня немцы собрались у места, где стояла пушка. Туда же заставили прийти и нас, местных жителей, — вспоминает Вержбицкая. — Мне, как знающей немецкий язык, главный немец с орденами приказал переводить. Он сказал, что так должен солдат защищать свою родину — фатерлянд. Потом из кармана гимнастерки нашего убитого солдата достали медальон с запиской, кто да откуда. Главный немец сказал мне: «Возьми и напиши родным. Пусть мать знает, каким героем был ее сын и как он погиб». Я побоялась это сделать… Тогда стоявший в могиле и накрывавший советской плащ-палаткой тело Сиротинина немецкий молодой офицер вырвал у меня бумажку и медальон и что-то грубо сказал.

Гитлеровцы еще долго после похорон стояли у пушки и могилы посреди колхозного поля, не без восхищения подсчитывая выстрелы и попадания.

Сегодня в селе Сокольничи могилы, в которой немцы похоронили Колю, нет. Через три года после войны останки Коли перенесли в братскую могилу, поле распахали и засеяли, пушку сдали в утильсырье. Да и героем его назвали лишь через 19 лет после подвига. Причем даже не Героем Советского Союза — он посмертно награжден орденом Отечественной войны I степени.

Лишь в 1960 году сотрудники Центрального архива Советской армии разведали все подробности подвига. Памятник герою тоже поставили, но нескладный, с фальшивой пушкой и просто где-то в стороне. В 61-м году, когда кричевские краеведы отыскали могилу Коли. Съездили в Белоруссию всей семьей. Кричевцы хлопотали, чтобы представить Колю к званию Героя Советского Союза. Только напрасно: для оформления документов обязательно была нужна его фотография, хоть какая-то. А у нас же ее нет! Так и не дали Коле Героя. В Белоруссии его подвиг известен. И очень обидно, что в родном Орле о нем мало кто знает. Даже маленького переулка его именем не назвали.

На вопрос, почему именно Коля вызвался прикрывать отступление нашей армии, Таисия Владимировна отвечает: «Мой брат не мог поступить иначе». 11 танков и 7 бронемашин, 57 солдат и офицеров недосчитались гитлеровцы после боя на берегу реки Добрость, где стоял в заслоне русский солдат Николай Сиротинин.

Надпись на памятнике:

«Здесь на рассвете 17 июля 1941 г. вступил в единоборство с колонной фашистских танков и в двухчасовом бою отбил все атаки врага старший сержант-артиллерист Николай Владимирович Сиротинин отдавший свою жизнь за свободу и независимость нашей Родины»
Источник: http://www.rumbur.ru/history/427-nik...in-v-pole-voin



81 - 21.01.2015 - 22:16
питон, я думаю подойдет термин товарища Ленина - "политические проститутки"
82 - 21.01.2015 - 22:17
продолжим про подвиги
.
ОДНАЖДЫ в кабинет директора Фонда А. П. Маресьева "Инвалиды Великой Отечественной войны" пришел посетитель и, увидев на стене портрет знаменитого летчика, перекрестился: "Хороший был человек Алексей Петрович. Царствие ему небесное". - "Как царствие небесное? - удивился директор. - Я с Маресьевым полчаса назад по телефону разговаривал". - "Правда? - не растерялся визитер. - Ну тогда дай Бог ему здоровья".

САМ Маресьев уже привык к реакции, которая неизменно сопровождает любое известие о нем. "Так прямо и спрашивают: "А вы что, еще живы?" - смеется Алексей Петрович. - Одна газета даже на обложке написала: "Маресьев все еще жив".

Мы встретились с Алексеем Маресьевым накануне двух больших праздников, которые он отметит в мае, - Дня Победы и дня рождения. 20 мая человеку-легенде исполнится 85 лет. Впрочем, сам юбиляр с этим титулом категорически не согласен.

- Я человек, а не легенда! В том, что я сделал, нет ничего необыкновенного. И то, что меня превратили в легенду, меня очень расстраивает.

"Повесть о себе так и не прочитал"
ТОТ САМЫЙ подвиг Алексей Маресьев совершил в марте 1942-го. Его самолет сбили фашисты, и в течение восемнадцати суток раненый летчик полз к своим. В госпитале ему ампутировали обе ноги. Но он, выписавшись из больницы, снова сел за штурвал самолета. Раньше историю о "настоящем человеке" знал каждый школьник. Естественно, благодаря книге Бориса Полевого "Повесть о настоящем человеке", прославившей героя на весь мир. Но мало кто знает, что звание Героя Советского Союза Маресьев получил за несколько лет до выхода книги. Саму "Повесть..." разрешили опубликовать только после войны. Говорят, наши пропагандисты боялись, что немцы подумают, будто в Советской Армии плохи дела. Вот, мол, уже и инвалидов воевать посылают.

Сам Алексей Петрович о появлении книги узнал, услышав отрывки по радио. Он позвонил в "Правду", попросил номер телефона Полевого и наконец смог встретиться с автором.

- Полевой действительно не показывал мне книгу до того, как она появилась в магазинах. Когда повесть напечатали, мне подарили экземпляр. Но я ее так и не прочитал. Несколько раз пытался. Но все как-то... В принципе Полевой все написал правильно. Придумал, правда, роман, который якобы был у меня с девушкой Ольгой. Хотя созданный им образ советской девушки мне нравится.

- А как вам понравился собственный образ?

- Мне трудно ответить. Автор изменил фамилию героя. Знаете почему? Полевой подстраховался. А вдруг бы я запил, начал хулиганить? Тогда книжку бы запретили.

- Вы часто вспоминаете те 18 дней, проведенные в лесу?

- Нет, не вспоминаю. Я вообще не вспоминаю то время.

- Что тогда помогло вам выжить и не впасть в отчаяние?

- Желание выбраться к своим. Желание жить.

- На днях вы отметите свой 85-й день рождения. На сколько сами себя ощущаете?

- Мне самому это хотелось бы знать. Вообще-то 85 лет я не ощущаю. И когда мне говорят: "Как хорошо вы выглядите, лет на шестьдесят", - поначалу радуюсь. А потом думаю: ну ладно, выгляжу я хорошо. А печенка, селезенка, сердце? Им-то уже 85.

- Правильно говорят, что самое главное в жизни - это здоровье?

- Абсолютно правильно. А на второе место я бы поставил честное отношение к труду.
"Первым делом - самолеты"
СТАТЬ летчиком Маресьев мечтал с детства. "Трое братьев у меня старших, - рассказывает он. - Так вот они умные. А я, младший, в летчики пошел". Причем случилось это не благодаря, а вопреки. "В детстве я был похож на китайца, потому что годами болел малярией". А еще маленький Алеша страдал от диких болей в суставах. Случалось, домой из школы, расположенной за 4 км, его на руках приносили старшие товарищи и буквально отдирали ботинки, намертво примерзшие к пяткам.

Естественно, с таким здоровьем ни о каком летном училище не могло быть и речи. Зато как активного комсомольца Маресьева послали строить Комсомольск-на-Амуре. Он попытался отказаться:

- Разгорячился я тогда, крепко разозлился. А у них разговор короткий: "Не поедешь? Клади на стол комсомольский билет". Ну я и выложил. Мать у меня идейная была - плакала, когда узнала, причитала. Но все, к счастью, обошлось. И неизвестно, как бы сложилась моя жизнь, не отправься я все-таки на Дальний Восток. Там, кстати, сегодня расположен один из лучших авиационных заводов.

- Вы верите в судьбу, Алексей Петрович?

- Я верю в климат. Что имею в виду? Когда перед отъездом на Дальний Восток я проходил медкомиссию, ко мне подошла незнакомая женщина-врач и так по-матерински сказала: "Алеша, ты, конечно, можешь не ехать. Но знай: если ты одной ногой ступишь на ту землю, все твои болезни пройдут". Я и подумал, что раз смогу выздороветь, то и летчиком стану. Так оно и получилось. С тех пор и верю в климат.
- Каким вам запомнилось 9 мая 1945-го?

- Я накануне получил продуктовый паек - американскую тушенку, которую очень любил. Съел полбанки и выставил остаток за окно. К утру она заплесневела, но я все равно ее доел. И к обеду слег. Вот такой был у меня этот день.

- Как вы относитесь к современным фильмам о войне? На Западе недавно сняли картину о Сталинграде...

- Я этого фильма не видел, но друзья сказали, что это чушь. Сегодня многие пытаются переоценить историю. Мне кажется, не надо касаться этой темы. А то уже договариваются до того, что и [*****] Космодемьянской не было, и что погибло не 20 миллионов, а чуть ли не 50. А тех, кто утверждает, что лучше бы Гитлер нас победил, вообще надо судить.

- Сегодня о чем-нибудь жалеете?

- Жизнь меня, конечно, потерла. Но, если все начинать сначала, я бы снова стал летчиком. До сих пор не могу вспоминать о небе без особых, благородных чувств. У меня самые счастливые минуты жизни связаны с самолетами. Когда после госпиталя в моей карточке написали: "Годен во все рода авиации", я чувствовал себя на вершине счастья.

- А что в вашей жизни было на первом месте - семья или самолеты?

- Когда я летал, то еще не был женат. А потом, у меня и жена из ВВС.

"Разве я зазнался?"
- ВАМ чувство страха знакомо?

- А как же? Страх присущ всем. И если вам кто-то будет говорить, что он ничего не боится, - не верьте. Надо просто уметь побеждать в себе это чувство.

- Вы чего больше всего всегда боялись?

- Нечестности. Я вообще человек доверчивый и незлопамятный. Хотя мне в жизни делали много нехорошего. Написали, например, как-то, что я чуть ли не ненавидел Полевого и даже на похороны к нему не приехал. А я в тот момент был в санатории и чисто физически не мог быть в Москве. А корреспонденты писали, будто Маресьев зазнался и забронзовел. Обидно.

- Как вы сегодня живете материально?

- Вышел наконец из-за черты бедности. Как и все, после отмены льгот плачу по 400 рублей за коробочку лекарств. Но ничего, живу.

Автор: Игорь Изгаршев
83 - 22.01.2015 - 22:23
Юнус Юсупов, несмотря на свою инвалидность (он воевал еще в Гражданскую и вернулся оттуда без ступни), всегда отличался бойкостью, поэтому никого не удивил факт, что он женился на одной из кунакбаевских красавиц по имени Муслима, которая была гораздо его моложе. В 1924 году у них родился сын, которого нарекли Шакирьяном. А в книге актов о рождении (таков был порядок) записали по имени деда - Мухамедьянов Шакирьян Юнусович. Шакирьян получился бойким и проворным малым - в отца, и мать частенько повторяла: 'Вырастет молодцом. Либо, напротив, будет вором...'. Несмотря на то что из-за крайней бедности их сын всегда хуже остальных был одет, он никогда не унывал. Плавал лучше всех; а когда с пацанами, чтобы узнать, кто сколько раз женится, пускали по воде гладкие камушки, у него всегда выходило больше всех 'невест'.

Он мастерски играл в бабки, здорово бренчал на балалайке. Когда мать умерла, Шакирьяну было не больше шести-семи лет. Точные данные установить невозможно, поскольку ни в Кунакбаевском сельсовете, ни в Учалинском районном отделе Загса не сохранилась большая часть документов: они были уничтожены пожаром. Спустя какое-то время отец привел в дом другую жену, у которой был свой сын. Жили по-прежнему очень бедно, и нередко Юнус, взяв за руку родного сына, ковылял по дворам: попрошайничали. Тем и кормились. Шакирьян плохо знал родной язык, потому что отец больше говорил на русском. Да и ходить побираться так было удобнее.

У Юнуса тем временем появилась уже третья жена, и Шакирьян ушел из дома. Время было тяжелое, голодное, мальчишка, возможно, сам решился на это. Имеются, правда, сомнения: мол, похлопотала мачеха, чтобы избавиться от лишнего рта в семье.

Куда потом делся Шакирьян, сказать сложно: бумаги всех детских домов Башкирской АССР начала 30-х годов не сохранились. Но не исключено, что он попал в детский приемник распределитель по линии НКВД, откуда его направили в Мелекесс (ныне Димитровград) Ульяновской области. Там, говорят, и появились его 'первые следы', и там он уже был Сашкой Матросовым. Среди беспризорников существовали свои законы, и один из них гласил: если ты не русский, а национал, тебе никогда не поверят и всячески будут сторониться. Поэтому, попадая в детдома и колонии, подростки, особенно пацаны, всячески старались изменить свои родные фамилии и имена на русские.
Позже, уже будучи в Ивановской режимной колонии, Сашка со смехом откровенничал, как, устраиваясь в детдом, назвал своим родным местом город, в котором ни разу не был. Это несколько приоткрывает завесу, откуда во всех справочниках и энциклопедиях появился город Днепропетровск как место рождения Александра Матросова.

В Ивановской колонии у него было несколько кличек: Шурик-Шакирьян - кто-то, по-видимому, знал его настоящее имя, Шурик-Матрогон - он любил носить бескозырку и матросскую форму, и Шурик-машинист - это было связано с тем, что он много путешествовал, и именно его посылали на вокзалы ловить сбежавших колонистов. Еще Сашку дразнили 'башкиром'. Еще вспоминают, что он здорово выбивал чечетку и умел играть на гитаре.

В Ивановский режимный детдом Саша Матросов был доставлен 7 февраля 1938 года. С первых дней ему там что-то не понравилось, и он сбежал обратно в Ульяновский детский приемник. Через три дня его все же вернули назад.

После окончания школы в детском доме в 1939 году Матросова отправили в Куйбышев на вагоноремонтный завод. А там - гарь, дым... Это было не по Сашке, и спустя какое-то время он ушел оттуда по-английски. Не попрощавшись.

Последний раз в родном Кунакбаево Шакирьяна видели летом 1939 года. К тому времени он окончательно обрусел и всем представлялся Александром Матросовым. Его никто особо не переспрашивал 'почему' - было не принято задавать много вопросов. Сашка поправился, был аккуратно одет: на голове - бескозырка, под рубашкой виднелась тельняшка.
Еще будучи в Куйбышеве, его вместе с другом забрали в милицию, обвинив 'в нарушении паспортного режима'. Снова следы Матросова всплыли осенью 1940 года в Саратове. Как явствует из сохранившихся до наших дней документов, народный суд 3-го участка Фрунзенского района осудил его 8 октября по статье 192-й УК РСФСР к двум годам лишения свободы. Матросов был признан виновным в том, что, несмотря на данную им подписку о выезде из города Саратова в 24 часа, продолжал там проживать. Забегая вперед, скажу, что лишь 5 мая 1967 года Судебная коллегия Верховного суда смогла вернуться к кассационному рассмотрению этого дела, и приговор был отменен.

Матросов сидел в трудовой колонии, что в старой Уфе. Он отбыл срок 'от звонка до звонка' - об этом можно судить по тому, что в конце сентября 1942 года в группе других новобранцев он оказался в Краснохолмском военно-пехотном училище под Оренбургом. Курс обучения тогда составлял шесть месяцев, и осенний набор, в котором был Александр, в марте 1943 должен был уйти на фронт лейтенантами. В училище Матросова приняли в комсомол. Об этом факте можно было и не вспоминать, но впоследствии как минимум два музея (не хочется говорить какие) предъявили в качестве экспоната подлинник комсомольского билета Героя. Только на одном было написано: 'Лег на огневую точку противника', на другом - 'на боевую'...

Ситуация к концу 1942 года сложилась таким образом, что в январе 43-го весь курсантский состав училища был направлен рядовыми на пополнение фронтовых частей, и это накануне победы под Сталинградом! Матросов был зачислен в списки 91-й Тихоокеанской добровольческой морской бригады имени Сталина 25 февраля. А спустя два дня, при взятии деревни Чернушки, он шагнул в бессмертие.

И совсем не важно, что впоследствии, после приказа Сталина, этот день приурочат к 23 февраля - 25-летию Красной Армии; и что 'подвиг Матросова' до этого был уже совершен другими героями более 70 раз... Да хоть семь тысяч!

...Юнус бабай дожил до этого дня и, ковыляя по деревне, с гордостью говорил всем, что его Шакирьян - настоящий герой. Старику, правда, не верили, думали заговаривается - чего не бывает при болезни. А он твердил: 'Права была Муслима, молодцом сын вырос...' Умер Юнус, так и не увидев 'Золотую Звезду' Героя-сына и, забрав с собой навсегда тайну превращения Шакирьяна Мухамедьянова в Александра Матросова.
84 - 22.01.2015 - 22:28
Настоящая известность пришла к Смирнову, когда он начал сниматься у Гайдая и на экран вышли «Операция «Ы» и «Деловые люди». Ну а пиком его кинематографической карьеры стала роль механика в фильме Леонида Быкова «В бой идут одни «старики».

С началом ВОВ Алексей Смирнов ушел добровольцем, вслед за двумя братьями, на фронт, прошел путь от рядового до лейтенанта, и был награжден 11–ю боевыми наградами, среди которых были ордена Славы 2–й и 3–й степени, орден Красной Звезды и медали «За отвагу» и «За боевые заслуги».
О том, как воевал старший сержант Смирнов, можно было прочесть в его наградных листах: «9 апреля 1944 года в районе деревни Пилява после мощных артналётов два батальона противника при поддержке 13 танков перешли в атаку. Тов. Смирнов со взводом открыл мощный миномётный огонь по немецкой пехоте. В этом бою огнём взвода было уничтожено: 4 станковых и 2 ручных пулемёта, 110 фашистских солдат и офицеров. Контратака немцев была отбита. 20 июля 1944 года в районе высоты 283.0 противник силою до 40 гитлеровцев атаковал батарею. Смирнов, воодушевляя бойцов, бросился в бой с личным оружием. Огнём из винтовки и автоматов батарея отбила нападение немцев. На поле боя осталось 17 гитлеровцев, Смирнов лично взял в плен 7 гитлеровцев».
Вторую "Славу" Смирнов получил за бой близ деревни Посташевице. В наградном листе было записано: «Товарищ Смирнов с тремя бойцами бросился на немцев и лично из автомата убил трех гитлеровцев и двух взял в плен. 22 января 1945 года, несмотря на интенсивный ружейно–пулеметный и артиллерийско–минометный обстрел, с расчетом переправил на себе миномет на левый берег реки Одер. Откуда огнём из миномёта уничтожил 2 пулемётные точки в деревне Эйхенрид и до 20 гитлеровцев. 36–й артполк овладел деревней и плацдармом на левом берегу реки Одер».
На себе зимой перетащить вплавь 120–миллиметровый ствол с чугунной плитой — это как? Одер не такая уж узкая речушка…Человечище!
Вот таким отчаянным бойцом был любимый наш артист Алексей Макарович Смирнов, кавалер двух Орденов Славы. А сам артист не любил афишировать свои подвиги на войне.
Вечная память и низкий поклон любимому артисту и Герою!
P.S.
Орден Славы является, по мнению специалистов, советским аналогом легендарного Георгиевского креста.
Орден имел три степени, и награждали им последовательно – от третьей к первой. В 2000 году в России в живых оставались 350 полных кавалеров ордена Славы.
Основание для награждения – личное мужество.
85 - 22.01.2015 - 22:31
Петр Нестеров


Прославленный русский летчик, «отец» высшего пилотажа отечественной авиации в разгар кровопролитной Галицийской битвы впервые применил метод воздушного тарана противника. Австрийский «Альбатрос», который вел авиаразведку позиций русской армии был обнаружен командиром 11-го авиаотряда штабс-капитаном Нестеровым и был атакован. Тяжелого вооружения самолеты того времени на себе не несли и поэтому Нестеров использовал для атаки обычный табельный револьвер. Потратив весь боезапас, но не поразив противника, Нестеров принял решение атаковать вражеский самолет ценой собственной жизни. На высоте около двух тысяч метров русский летчик направил свой аэроплан отвесно вниз на вражеского летчика. Австрийский «Альбатрос» от столкновения и чудовищного удара начал отвесно падать вниз.
Самолет Нестерова не был критически поврежден при ударе, однако сам летчик получил тяжелейшую травму позвоночника и скончался. Храбрость русского летчика-аса тогда гремела на весь мир. Даже австрийский король Вильгельм Второй написал об этом в своем дневнике: «Русские - непревзойденные авиаторы. Как бы я хотел, чтобы хотя бы часть наших авиаторов поравнялась с ними в этом искусстве».
.
Отдельного упоминания в описании подвигов отечественных воздушных асов заслуживает первый в истории боевой летчик-инвалид Александр Прокофьев-Северский.

Сотрудник самарского музея авиации и космонавтики имени С.П Королёва, историк Виктор Савелов в интервью телеканалу «Звезда» рассказал краткую историю этого воистину уникального летчика: «Военная карьера Северского началась, в общем-то, довольно обычно: окончил военно-морское училище, а сразу после окончания начал обучаться в авиационной школе. В 1915 году встал в строй 2-й бомбардировочной эскадрильи Балтийского флота. В этом же году во время своего первого ночного вылета был сбит. От взрыва ему оторвало правую ногу, но тем не менее, после этой трагедии человек не сдался, а обратился к царю с прошением остаться на службе и царь прошение удовлетворил, несмотря на протесты советников. После потери ноги, сумел налетать еще около двух тысяч часов, смог поучаствовать в почти 60 воздушных боях и записал себе 13 воздушных побед. Особенной среди этих наград считают Георгиевское оружие - эту награду Прокофьев-Северский получил за одиночный бой против семи немецких самолетов. За этот же воздушный бой он был так же награжден и орденом Святого Георгия 4-й степени» - заявил эксперт.
.
В составе русского и позднее, советского воздушного флота, постоянно встречались летчики-асы, применявшие или повторявшие воздушные приемы, придуманные и испытанные их коллегами по военному ремеслу. Одним из таких летчиков стал выдающийся пилот-ас Александр Казаков.
Сотрудник центрального музея ВВС РФ, эксперт в области военной авиации и историк Леонид Мастрюков рассказал телеканалу «Звезда» интересные факты из биографии летчика:

«Казаков - личность выдающаяся. Он вторым после Нестерова применил воздушный таран, но первый, кто после такого маневра остался жив. За те три года, что Казаков участвовал в воздушных боях, он единолично сбил 18 самолетов, а в составе истребительной группы сбил еще около двух десятков самолетов врага. В истории Первой мировой войны не было летчика результативнее, чем Казаков. За свои боевые заслуги летчик получил 16 наград, включая иностранные орден «Почетного Легиона» и британский «За боевые заслуги». Однако судьба летчика в дальнейшем сложилась крайне драматично. Не приняв идеи большевизма, спустя два года после Октябрьской революции, в августе 1919 года покончил с собой, спикировав в своем самолете отвесно прямо в землю в центре аэродрома».
.
Леонид Осипов в авиацию пришел из пехотных войск, окончив школу военной авиации прямо во время Первой мировой войны. В 1916 году Осипов на своем самолете встретился с немецким летчиком. После атаки на немецкого пилота, Осипов заставил врага резко снизиться до отметки примерно в 1000 метров и под огнем артиллерии атаковал его снова. Несмотря на колоссальные повреждение самолета и потерю своего наблюдателя, Осипов исхитрился и поразил вражеский «Альбатрос». После этого с пробитыми баками и на «честном слове» вернулся к своим.

«Героизм подвига Осипова выглядит действительно уникальным - говорит авиационный историк Марк Айзер. - Он смог не просто выполнить задачу, уцелеть, довести самолет до аэродрома, но еще и спас своего наблюдателя по фамилии Калиновский, а после всего этого безумства, еще и потушил горящий самолет. Воистину уникальный случай, другого такого я не встречал».
86 - 22.01.2015 - 22:32
30 сентября 1943 года отряд Василия Гречишкина наносил воздушный удар по позициям врага близ Ленинграда. После выполнения боевой задачи Гречишкин решил зайти еще на один круг и был подбит. Оценив шансы на спасение, летчик исключил возможность покидания самолета и направил свой самолет прямо на артиллерийские позиции нацистов, забрав с собой около трех десятков солдат и четыре орудия. На момент совершения героического подвига советский летчик успел совершить более 150 боевых вылетов и отличался особой безжалостностью к пилотам Люфтваффе.
Ценой собственной жизни


Следует заметить, что борьба с нацистами имела для советских летчиков особенную ценность. В годы Великой Отечественной советские летчики считали особенной честью не напрасную гибель. Точно так же считал советский летчик Михаил Шаронов, принимавший участие в операции по прорыву блокады Ленинграда в 1944 году. Будучи еще старшим лейтенантом, в районе Аннолово-Новолисино советский летчик был сбит огнем немецкой артиллерии. Истратив весь боезапас своего самолета, летчик трезво оценил шансы на успешное завершение маневра, и закрутив крутой вираж спикировал в горящей машине прямо в грузовики с боеприпасами, возле которых вальяжно расположились солдаты Вермахта. Уничтожив около 50 солдат врага одним махом, летчик получил звание Героя Советского Союза посмертно.
Военный историк и эксперт в области военных действий Великой Отечественной Игорь Семагин в интервью телеканалу «Звезда» объяснил, почему большинство советских летчиков принимало решение протаранить вражескую цель:

«В те времена сознание советских граждан, а уж тем более военных, участвовавших в боях на передовой, было настроено только на одно - выжить и отомстить агрессору. Уникальность черты русского характера в те годы проявлялась во всем - от выпуска танков, снарядов и прочих изделий в тылу, до героизма на фронте. Большинство советских солдат считало, что погибнуть в бою за освобождение своей Родины - это великая честь. Мой дед, фронтовик-пехотинец, однажды сказал мне: "Умереть самому, но захватить с собой на тот свет несколько гитлеровцев - это больше, чем честь. Это еще один шаг к освобождению страны. А значит, и умереть за такую цель можно"».
87 - 22.01.2015 - 22:38
Александра Григорьевна Самусенко — советский танкист, офицер связи, гвардии капитан. Принимала участие в Финской войне 1939-1940 годов, на фронтах Великой Отечественной войны — с 22 июня 1941 года.

Скорее всего, единственная девушка-танкист в составе 1-й гвардейской танковой армии. К сожалению, Самусенко не довелось встретить победу, она погибла 3 марта 1945 года, оставив после себя множество тайн. Среди всех советских женщин-танкистов она является самым загадочным персонажем, который, к сожалению, уже не сможет рассказать о себе.
Александра Самусенко успела принять участие в тяжелых боях лета-осени 1941 года. Она сражалась в составе Западного фронта и Брянского фронта. В боях августа и октября 1941 года девушка получила легкие ранения. Всего за время Великой Отечественной войны была ранена трижды, последний раз — тяжело, в сентябре 1943 года. В определенный момент написала письмо Председателю Президиума ВС СССР Михаилу Калинину, в котором просила содействовать ее поступлению в танковое училище. Просьба девушки была удовлетворена.
Летом 1943 года Александра Самусенко принимала участие в Курской битве в составе войск Воронежского фронта. В то время девушка уже была гвардии старшим лейтенантом и являлась офицером связи в 97-й танковой бригаде. В конце июля 1943 года была представлена к Ордену Красной Звезды. В наградном листе говорилось о том, что в период с 19 по 28 июля 1943 года Александра Самусенко постоянно находилась в боевых порядках бригады, своевременно обеспечивая связь и информацию о положении частей и подразделений бригады, принимающих участие в бою. Под огнем противника и бомбежкой с воздуха Александра Самусенко поставляла частям важные указания, необходимые для развития дальнейшего успеха в бою.

В сентябре 1943 года Александра была тяжело ранена. А уже в 1944 году была вновь в строю, принимала участие в Львовско-Сандомирской наступательной операции советских войск. В 1945 году уже гвардии капитана Александру Самусенко перевели офицером связи в штаб 1-й гвардейской танковой бригады. По некоторым сведениям, она могла занимать пост заместителя командира 1-го танкового батальона 1-й гвардейской танковой бригады.

Наступательные бои начала 1945 года проводила в звании капитана, приняла непосредственное участие в освобождении Польши от немецко-фашистских захватчиков. С боями вместе со своей частью прошла более 700 километров по территории Польши и вышла к Одеру. В феврале 1945 года она встретила американского десантника Джозефа Байерли, который бежал из немецкого плена. Джозеф Байерли смог убедить советских командиров не отправлять его в тыл и остался вместе с танкистами. Джозеф Байерли стал единственным солдатом, который воевал и в американской, и в советской армиях. Знания его оказались востребованы, так как на вооружении бригады находилось некоторое число американских танков «Шерман».

Погибла во время проведения Восточно-Померанской наступательной операции. 3 марта 1945 года Александра Самусенко умерла от ран, полученных в деревне Цюльцефирц возле города Лобез. Сегодня этот город находится в Западно-Поморском воеводстве Польши. Позднее она была перезахоронена на центральной площади этого города.

По одной из версий, смерть Александры оказалась нелепой, как это часто бывает на войне. Ночью колонна 1-й танковой бригады совершала марш по разбитой дороге и попала под обстрел немцев. Александра Самусенко в этот момент сидела с бойцами на танке. Когда начался обстрел, она спрыгнула с брони и, укрываясь от осколков за бортом боевой машины, стала идти с ней рядом. Неожиданно танк стал разворачиваться, механик-водитель не заметил идущих в темноте людей, и Александра попала под гусеницы. По другой версии, она погибла в бою, когда выполняла боевое поручение как офицер связи. Бронеавтомобиль с ней вблизи города Лобез нарвался на отступающий отряд гитлеровцев. Водитель машины был убит, а сама машина загорелась. Какое-то время Александра отстреливалась от немцев, но затем и сама была убита.

10 апреля 1945 года Александра Самусенко была посмертно представлена к Ордену Отечественной войны II степени за деятельное участие в наступательных боях с 15 января 1945 года и выполнение самых ответственных задач командования по управлению боем. При этом во время наступления гвардии капитан Александра Самусенко всегда находилась в боевых порядках наступающих подразделений 1-й танковой бригады.
88 - 22.01.2015 - 22:40
Это «1941 год глазами немцев. Березовые кресты вместо железных» английского историка Роберта Кершоу, которая недавно опубликована в России. Книга практически целиком состоит из воспоминаний немецких солдат и офицеров, их писем домой и записей в личных дневниках.
Вечер 21 июня
Вспоминает унтер-офицер Гельмут Колаковски: «Поздним вечером наш взвод собрали в сараях и объявили: «Завтра нам предстоит вступить в битву с мировым большевизмом». Лично я был просто поражен, это было как снег на голову, а как же пакт о ненападении между Германией и Россией? Я все время вспоминал тот выпуск «Дойче вохеншау», который видел дома и в котором сообщалось о заключенном договоре. Я не мог и представить, как это мы пойдем войной на Советский Союз». Приказ фюрера вызвал удивление и недоумение рядового состава. «Можно сказать, мы были огорошены услышанным, – признавался Лотар Фромм, офицер-корректировщик. – Мы все, я подчеркиваю это, были изумлены и никак не готовы к подобному». Но недоумение тут же сменилось облегчением избавления от непонятного и томительного ожидания на восточных границах Германии. Опытные солдаты, захватившие уже почти всю Европу, принялись обсуждать, когда закончится кампания против СССР. Слова Бенно Цайзера, тогда еще учившегося на военного водителя, отражают общие настроения: «Все это кончится через каких-нибудь три недели, нам было сказано, другие были осторожнее в прогнозах – они считали, что через 2–3 месяца. Нашелся один, кто считал, что это продлится целый год, но мы его на смех подняли: «А сколько потребовалось, чтобы разделаться с поляками? А с Францией? Ты что, забыл?»
Но не все были столь оптимистичны. Эрих Менде, обер-лейтенант из 8-й силезской пехотной дивизии, вспоминает разговор со своим начальником, состоявшийся в эти последние мирные минуты. «Мой командир был в два раза старше меня, и ему уже приходилось сражаться с русскими под Нарвой в 1917 году, когда он был в звании лейтенанта. «Здесь, на этих бескрайних просторах, мы найдем свою смерть, как Наполеон», - не скрывал он пессимизма... Менде, запомните этот час, он знаменует конец прежней Германии».
В 3 часа 15 минут передовые немецкие части перешли границу СССР. Артиллерист противотанкового орудия Иоганн Данцер вспоминает: «В самый первый день, едва только мы пошли в атаку, как один из наших застрелился из своего же оружия. Зажав винтовку между колен, он вставил ствол в рот и надавил на спуск. Так для него окончилась война и все связанные с ней ужасы».
22 июня, Брест
Захват Брестской крепости был поручен 45-й пехотной дивизии вермахта, насчитывавшей 17 тысяч человек личного состава. Гарнизон крепости - порядка 8 тысяч. В первые часы боя посыпались доклады об успешном продвижении немецких войск и сообщения о захвате мостов и сооружений крепости. В 4 часа 42 минуты «было взято 50 человек пленных, все в одном белье, их война застала в койках». Но уже к 10:50 тон боевых документов изменился: «Бой за овладение крепостью ожесточенный - многочисленные потери». Уже погибло 2 командира батальона, 1 командир роты, командир одного из полков получил серьезное ранение.
«Вскоре, где-то между 5.30 и 7.30 утра, стало окончательно ясно, что русские отчаянно сражаются в тылу наших передовых частей. Их пехота при поддержке 35–40 танков и бронемашин, оказавшихся на территории крепости, образовала несколько очагов обороны. Вражеские снайперы вели прицельный огонь из-за деревьев, с крыш и подвалов, что вызвало большие потери среди офицеров и младших командиров».
«Там, где русских удалось выбить или выкурить, вскоре появлялись новые силы. Они вылезали из подвалов, домов, из канализационных труб и других временных укрытий, вели прицельный огонь, и наши потери непрерывно росли».
Сводка Верховного командования вермахта (ОКВ) за 22 июня сообщала: «Создается впечатление, что противник после первоначального замешательства начинает оказывать все более упорное сопротивление». С этим согласен и начальник штаба ОКВ Гальдер: «После первоначального «столбняка», вызванного внезапностью нападения, противник перешел к активным действиям».
Для солдат 45-й дивизии вермахта начало войны оказалось совсем безрадостным: 21 офицер и 290 унтер-офицеров (сержантов), не считая солдат, погибли в ее первый же день. За первые сутки боев в России дивизия потеряла почти столько же солдат и офицеров, сколько за все шесть недель французской кампании.
«Котлы»
Самыми успешными действиями войск вермахта были операцию по окружению и разгрому советских дивизий в «котлах» 1941-го года. В самых крупных из них – Киевском, Минском, Вяземском – советские войска потеряли сотни тысяч солдат и офицеров. Но какую цену за это заплатил вермахт?
Генерал Гюнтер Блюментритт, начальник штаба 4-й армии: «Поведение русских даже в первом бою разительно отличалось от поведения поляков и союзников, потерпевших поражение на Западном фронте. Даже оказавшись в кольце окружения, русские стойко оборонялись».
Автор книги пишет: «Опыт польской и западной кампаний подсказывал, что успех стратегии блицкрига заключается в получении преимуществ более искусным маневрированием. Даже если оставить за скобками ресурсы, боевой дух и воля к сопротивлению противника неизбежно будут сломлены под напором громадных и бессмысленных потерь. Отсюда логически вытекает массовая сдача в плен оказавшихся в окружении деморализованных солдат. В России же эти «азбучные» истины оказались поставлены с ног на голову отчаянным, доходившим порой до фанатизма сопротивлением русских в, казалось, безнадежнейших ситуациях. Вот поэтому половина наступательного потенциала немцев и ушла не на продвижение к поставленной цели, а на закрепление уже имевшихся успехов».
Командующий группой армий «Центр» генерал-фельдмаршал Федор фон Бок, в ходе операции по уничтожению советских войск в Смоленском «котле» писал об их попытках вырваться из окружения: «Весьма значимый успех для получившего такой сокрушительный удар противника!». Кольцо окружения не было сплошным. Два дня спустя фон Бок сокрушался: «До сих пор не удалось заделать брешь на восточном участке Смоленского котла». Той ночью из окружения сумели выйти примерно 5 советских дивизий. Еще три дивизии прорвались на следующий день.
Об уровне немецких потерь свидетельствует сообщение штаба 7-й танковой дивизии, что в строю осталось всего 118 танков. 166 машин было подбито (хотя 96 подлежали ремонту). 2-я рота 1-го батальона полка «Великая Германия» всего за 5 дней боев на удержание линии Смоленского «котла» потеряла 40 человек при штатной численности роты в 176 солдат и офицеров.
Постепенно менялось и восприятие войны с Советским союзом у рядовых немецких солдат. Безудержный оптимизм первых дней боев сменился осознанием того, что «что-то идет не так». Потом пришли безразличие и апатия. Мнение одного из немецких офицеров: «Эти огромные расстояния пугают и деморализуют солдат. Равнины, равнины, конца им нет и не будет. Именно это и сводит с ума».
Постоянное беспокойство доставляли войскам и действия партизан, число которых росло по мере уничтожения «котлов». Если поначалу их количество и активность были ничтожны, то после окончания боев в киевском «котле» число партизан на участке группы армий «Юг» значительно возросло. На участке группы армий «Центр» они взяли под контроль 45% захваченных немцами территорий (о действиях партизан можно прочитать здесь).
Кампания, затянувшаяся долгим уничтожением окруженных советских войск, вызывала все больше ассоциаций с армией Наполеона и страхов перед русской зимой. Один из солдат группы армий «Центр» 20 августа сетовал: «Потери жуткие, не сравнить с теми, что были во Франции». Его рота, начиная с 23 июля, участвовала в боях за «танковую автостраду № 1». «Сегодня дорога наша, завтра ее забирают русские, потом снова мы, и так далее». Победа уже не казалась столь недалекой. Напротив, отчаянное сопротивление противника подрывало боевой дух, внушало отнюдь не оптимистические мысли. «Никого еще не видел злее этих русских. Настоящие цепные псы! Никогда не знаешь, что от них ожидать. И откуда у них только берутся танки и все остальное?!»
За первые месяцы кампании была серьезно подорвана боеспособность танковых частей группы армий «Центр». К сентябрю 41-го 30% танков были уничтожены, а 23% машин находились в ремонте. Почти половина всех танковых дивизий, предусмотренных для участия в операции «Тайфун», располагали лишь третью от первоначального числа боеготовых машин. К 15 сентября 1941 года группа армий «Центр» располагала в общей сложности 1346 боеготовыми танками, в то время как на начало кампании в России эта цифра составляла 2609 единиц.
Потери личного состава были не менее тяжелыми. К началу наступления на Москву немецкие части лишились примерно трети офицерского состава. Общие потери в живой силе к этому моменту достигли примерно полумиллиона человек, что эквивалентно потере 30 дивизий. Если же учесть, что только 64% от общего состава пехотной дивизии, то есть 10840 человек, являлись непосредственно «бойцами», а остальные 36% приходились на тыловые и вспомогательные службы, то станет ясно, что боеспособность немецких войск снизилась еще сильнее.
Так ситуацию на Восточном фронте оценил один из немецких солдат: «Россия, отсюда приходят только дурные вести, и мы до сих пор ничего не знаем о тебе. А ты тем временем поглощаешь нас, растворяя в своих неприветливых вязких просторах».
О русских солдатах
Первоначальное представление о населении России определялось немецкой идеологией того времени, которая считала славян «недочеловеками». Однако опыт первых боев внес в эти представления свои коррективы.
Генерал-майор Гофман фон Вальдау, начальник штаба командования люфтваффе через 9 дней после начала войны писал в своем дневнике: «Качественный уровень советских летчиков куда выше ожидаемого… Ожесточенное сопротивление, его массовый характер не соответствуют нашим первоначальным предположениям». Подтверждением этого стали первые воздушные тараны. Кершоу приводит слова одного полковника люфтваффе: «Советские пилоты – фаталисты, они сражаются до конца без какой-либо надежды на победу и даже на выживание, ведомые либо собственным фанатизмом, либо страхом перед дожидающимися их на земле комиссарами». Стоит заметить, что в первый день войны с Советским Союзом люфтваффе потеряли до 300 самолетов. Никогда до этого ВВС Германии не несли таких больших единовременных потерь.
В Германии радио кричало о том, что снаряды «немецких танков не только поджигают, но и насквозь прошивают русские машины». Но солдаты рассказывали друг другу о русских танках, которые невозможно было пробить даже выстрелами в упор – снаряды рикошетили от брони. Лейтенант Гельмут Ритген из 6-й танковой дивизии признавался, что в столкновении с новыми и неизвестными танками русских: «…в корне изменилось само понятие ведения танковой войны, машины КВ ознаменовали совершенно иной уровень вооружений, бронезащиты и веса танков. Немецкие танки вмиг перешли в разряд исключительно противопехотного оружия…» Танкист 12-й танковой дивизии Ганс Беккер: «На Восточном фронте мне повстречались люди, которых можно назвать особой расой. Уже первая атака обернулась сражением не на жизнь, а на смерть».
Артиллерист противотанкового орудия вспоминает о том, какое неизгладимое впечатление на него и его товарищей произвело отчаянное сопротивление русских в первые часы войны: «Во время атаки мы наткнулись на легкий русский танк Т-26, мы тут же его щелкнули прямо из 37-миллиметровки. Когда мы стали приближаться, из люка башни высунулся по пояс русский и открыл по нам стрельбу из пистолета. Вскоре выяснилось, что он был без ног, их ему оторвало, когда танк был подбит. И, невзирая на это, он палил по нам из пистолета!»
Автор книги «1941 год глазами немцев» приводит слова офицера, служившего в танковом подразделении на участке группы армий «Центр», который поделился своим мнением с военным корреспондентом Курицио Малапарте: «Он рассуждал, как солдат, избегая эпитетов и метафор, ограничиваясь лишь аргументацией, непосредственно имевшей отношение к обсуждаемым вопросам. «Мы почти не брали пленных, потому что русские всегда дрались до последнего солдата. Они не сдавались. Их закалку с нашей не сравнить…»
Гнетущее впечатление на наступающие войска производили и такие эпизоды: после успешного прорыва приграничной обороны, 3-й батальон 18-го пехотного полка группы армий «Центр», насчитывавший 800 человек, был обстрелян подразделением из 5 солдат. «Я не ожидал ничего подобного, – признавался командир батальона майор Нойхоф своему батальонному врачу. – Это же чистейшее самоубийство атаковать силы батальона пятеркой бойцов».
В середине ноября 1941-го года один пехотный офицер 7-й танковой дивизии, когда его подразделение ворвалось на обороняемые русскими позиции в деревне у реки Лама, описывал сопротивление красноармейцев. «В такое просто не поверишь, пока своими глазами не увидишь. Солдаты Красной Армии, даже заживо сгорая, продолжали стрелять из полыхавших домов».
Зима 41-го
В немецких войсках быстро вошла в обиход поговорка «Лучше три французских кампании, чем одна русская». «Здесь нам недоставало удобных французских кроватей и поражало однообразие местности». «Перспективы оказаться в Ленинграде обернулись бесконечным сидением в пронумерованных окопах».
Высокие потери вермахта, отсутствие зимнего обмундирования и неподготовленность немецкой техники к боевым действиям в условиях русской зимы постепенно позволили перехватить инициативу советским войскам. За трехнедельный период с 15 ноября по 5 декабря 1941 года русские ВВС совершили 15 840 боевых вылетов, тогда как люфтваффе лишь 3500, что еще больше деморализовало противника.
В танковых войсках ситуация была аналогичной: подполковник Грампе из штаба 1-й танковой дивизии докладывал о том, что его танки вследствие низких температур (минус 35 градусов) оказались небоеготовы. «Даже башни заклинило, оптические приборы покрываются инеем, а пулеметы способны лишь на стрельбу одиночными патронами…» В некоторых подразделениях потери от обморожений достигали 70%.
Йозеф Дек из 71-го артиллерийского полка вспоминает: «Буханки хлеба приходилось рубить топором. Пакеты первой помощи окаменели, бензин замерзал, оптика выходила из строя, и руки прилипали к металлу. На морозе раненые погибали уже несколько минут спустя. Нескольким счастливчикам удалось обзавестись русским обмундированием, снятым с отогретых ими трупов».
Ефрейтор Фриц Зигель в своем письме домой от 6 декабря писал: «Боже мой, что же эти русские задумали сделать с нами? Хорошо бы, если бы там наверху хотя бы прислушались к нам, иначе всем нам здесь придется подохнуть».
89 - 22.01.2015 - 22:50
88 пост рекомендуется коту Леопольду для повторного прочтения!
90 - 22.01.2015 - 22:53
Храбрость советских солдат и их готовность к самопожертвованию восхищает и поражает даже через 70 лет после страшных событий Великой Отечественной войны.
Старшина Леонтий Васильевич Кондратьев закрыл своим телом амбразуру вражеского дзота, дав возможность однополчанам вплотную подойти к передовой и разгромить немцев. Благодаря подвигу старшины советские войска в октябре 1942 года сумели взять высоту 403,3, занятую противником на подступах к Туапсе.

Леонтий Васильевич Кондратьев, закаленный еще в боях Гражданской войны, ушел на фронт в июне 1942 года. В составе 723-го стрелкового полка 395-й стрелковой дивизии 56 армии Закавказского фронта он участвовал в ожесточенных сражениях вблизи Туапсе.

В конце октября 1942 года советская контратака была остановлена силами противника, занявшими позицию недалеко от реки Хатыпс. Для дальнейшего успешного наступления необходимо было вытеснить врага с высоты 403,3. Укрывшись в окопе, немецкие пулеметчики и автоматчики не давали красноармейцам подобраться к передовой, а особую опасность представлял вражеский дзот, который из-за удачного расположения не удавалось уничтожить артиллерией.

Взять высоту поручили 6-й роте, а уничтожить непосредственно дзот — второму взводу. Леонтий Васильевич Кондратьев был помощником командира этого взвода, и именно под его руководством одно из отделений бросилось в атаку.
Кондратьев вел своих бойцов к подножию высоты. Пришлось залечь: засевшие в дзоте гитлеровцы открыли огонь по взводу. К огневому рубежу пробирались ползком — старшина и следом его бойцы.

Получив ранение в ногу, помощник командира взвода настойчиво продолжал ползти, и когда немецкий дзот оказался совсем близко, Кондратьев, превозмогая боль, приподнялся и бросил в амбразуру несколько гранат.

Вражеский огонь стих. Бойцы второго взвода начали было приближаться к объекту, как снова раздались пулеметные очереди. Красноармейцы снова залегли. Тогда старшина Кондратьев подбежал к дзоту и закрыл амбразуру своим телом. Немецкий пулемет затих. А герой из последних сил бросил в укрепление гранату. Советские бойцы, воодушевленные подвигом старшины, бросились штурмовать позицию врага. К вечеру высота 403,3 была взята.
За совершенный подвиг старшина Кондратьев был удостоен звания Героя Советского Союза. Награда застала его в добром здравии — получив четыре тяжелых ранения в живот, Леонтий Васильевич Кондратьев выжил!

Выйдя из госпиталя через четыре месяца, старшина вернулся на фронт. В апреле 1943 года военная газета «Советский патриот» написала о нем: «Славным ратным подвигом доблестный воин вошел в прославленную плеяду богатырей нашей Родины».
91 - 24.01.2015 - 10:28
92 - 25.01.2015 - 20:36

.

.

.

.
93 - 21.02.2015 - 11:07
Сила,честь и стойкость этого человека просто не поддаются описанию.

/
На фото Кютинен Даниил Иванович, 1883 года рождения, житель Ленинграда. По профессии был пекарем, в годы блокады выпекал блокадный хлеб. Умер от истощения 3 февраля 1942 года в возрасте 59 лет прямо на работе.
/

/
Умер, но не съел ни грамма выпекаемого хлеба. Похоронен на Шуваловском кладбище. Внесен в книгу памяти блокады Ленинграда.
94 - 09.03.2015 - 10:34
Захватив Новгород, 15 августа 1941 года немцы дальше продвинуться не смогли. Но и наши до января 1944 не могли прорвать здесь немецкий фронт, и под Новгородом начались позиционные бои в стиле первой мировой.
Стояла поздняя осень 1941 года. У обрывистого, западного берега озера Ильмень на расстоянии, недосягаемом для нашей артиллерии, день и ночь курсировал немецкий катер. Серый и неуклюжий, с тупым, похожим на сапог носом, он перевозил немецкие и испанские войска, вооружение и боеприпасы.
Однажды утром вода у самого берега подернулась тонкой и прозрачной ледяной коркой, которая к полудню исчезла, растворилась. На следующее утро корка льда появилась вновь, но была она толще и простиралась в озеро дальше. Прошла педеля, другая. Все крепче становился лед, все медленнее двигался по озеру серый катер с черной свастикой на борту.
Ильмень во льду
В середине большой бухты, что далеко вдается в сушу и откуда берет свое начало знаменитая река Волхов, немецкий капитан решил бросить якорь. Судно подготовлялось к зимовке. Со всех сторон оно имело хорошее поле обзора, а установленные на нем пулеметы могли держать под сильным огнем значительную площадь. Фашистский катер стал настоящей огневой точкой, не позволяющей нашим войскам приблизиться к Новгороду с южной стороны.
Однажды старшина Митрохин предложил оригинальный способ избавления от этого катера. Он вызвался, погрузив взрывчатку на сани, ползком подобраться к катеру и заложить взрывчатку с огнепроводным шнуром. Обратно сани со старшиной наши бойцы должны были вытянуть лебёдкой за трос.
Ориентируясь в темноте только по компасу, Митрохин четыре часа, отталкиваясь руками ото льда, приближался к катеру. Наконец, впереди и немного вправо показался его тёмный силуэт.
катера. На судне всё было спокойно. Лишь откуда-то изнутри доносились звуки патефона. Окруженные тонкой коркой льда, немцы не ожидали нападения. На катере было достаточно патронов, топлива и шнапса. Отважный старшина приблизился к серому стальному борту, заложил пакет со взрывчатым веществом и запалил шнур, после сего нажал обычную звонковую кнопку. На другом конце провода раздался сигнал, и бойцы начали проворно тянуть за провод. Сани стали удаляться от катера.
Мощная вспышка огня прорезала тьму. Высоко вверх взметнулся яркий сноп пламени, а вслед за этим воздух содрогнулся от оглушительного взрыва. Вражеский катер вместе с командой и вооружением взлетел па воздух.
Когда с противоположного берега перепуганные фашисты открыли беспорядочную стрельбу по озеру, было уже поздно. Старшина Митрохин сидел в теплом блиндаже и отогревался крепким ароматным чаем.
95 - 18.04.2015 - 13:13
База данных "Подвиг народа"
Электронный банк документов о наградах воинов ВОВ. На данный момент в базу внесены все документы о награждениях орденами и двумя медалями ("За отвагу" и "За боевые заслуги"). Обработка награждений другими медалями планируется в обозримом будущем. Помимо информации о награде каждого воина, есть также и подробное описание подвига (за что именно был награжден)
Ссылка на сайт: http://www.podvignaroda.ru
96 - 18.04.2015 - 13:14
База данных "Мемориал"
Обобщенный банк данных содержит информацию о защитниках
Отечества, погибших и пропавших без вести в период Великой
Отечественной войны и послевоенный период.
Ссылка на сайт: http://www.obd-memorial.ru/
97 - 18.04.2015 - 13:14
Календарь победы
Проект «Календарь Победы» реализован сотрудниками корпорации ЭЛАР, которые совместно с музеями, архивами и библиотеками занимались поисками малоизвестных и неизвестных широкой общественности сведений о боевых действиях на советско-германском фронте. В рамках проекта была проделана огромная работа по поиску и обработке колоссальных объемов информации. Фактический материал вестника составляют описания сражений, интересные статьи из фронтовых газет, рассказы о подвигах и судьбах отдельных людей, военный фольклор (песни, стихи, анекдоты), фотографии и иллюстрированные материалы (плакаты, рисунки из газет).
Помимо архивной информации на сайте присутствуют форум и раздел "Рассказы пользователей".
Ссылка на сайт: http://pobeda.elar.ru/
Гость
98 - 15.07.2015 - 01:34
28 Панфиловцев или расстрелять директора Госархива Мироненко
99 - 08.11.2015 - 21:27
100 - 22.01.2016 - 22:08
Выдающийся подвиг экипажа танка Т-28
http://warfiles.ru/show-94676-vydayu...anka-t-28.html

Подвиг экипажа танка Степана Горобца
http://masterok.livejournal.com/2400773.html

101 - 22.01.2016 - 22:13
Современные герои


Знаменитое фото. Грузия, 08.08.08 г.
После разгрома Грузинской армии, её отступившие части перегруппировались и решили вернутся в Гори, но наткнулись на российский блокпост. На фотографии видно, как солдат ВС РФ, наперевес с пулемётом, противостоит мотопехоте ВС Грузии, офицеры колонны угрожали пулемётчику, чтобы тот отошел с дороги и пропустил их, на что они услышали в ответ «Идитенах..йб...ть».
Затем с пулемётчиком пытались поговорить СМИ, которые двигались с колонной, и на что получили такой же ответ.
В итоге колонна развернулась и двинулась туда, откуда приехала.
Иностранные журналисты потом опубликовали статью под названием «300 не надо, хватит и одного».
От сюда: http://www.kramola.info/vesti/rusy/p...oitsya-russkih
Гость
102 - 24.01.2016 - 11:18
Классный пример.
Гость
103 - 09.05.2016 - 11:59
"Можайский десант".
http://topwar.ru/23843-mozhayskiy-desant.html
Кто-нибудь из уважаемых историков, специалистов ... сможет что сказать?
104 - 09.05.2016 - 23:38
Член Международной ассоциации историков Второй мировой войны профессор Юрий Рубцов:

"Восхищение нашими орлами-десантниками помноженное на действительно легендарный характер нашей победы под Москвой не могло не привести к созданию таких легенд. А фактической базой для них были предвоенные испытания контейнера Гроховского и вполне реальный авиадесант, выброшенный на Можайской линии обороны, правда, с парашютами.

5 октября 1941 года наша воздушная разведка обнаружила 25-километровую немецкую моторизированную колонну, которая полным ходом двигалась по Варшавскому шоссе в направлении Юхнова. 200 танков, 20 тысяч пехоты на автомашинах в сопровождении авиации и артиллерии представляли смертельную угрозу для Москвы, до которой оставалось 198 километров. Советских войск на этом пути не было. Лишь в Подольске имелось два военных училища: пехотное - ППУ (начальник училища генерал-майор Василий Смирнов, численность - 2000 курсантов) и артиллерийское - ПАУ (начальник училища полковник Иван Стрельбицкий, численность -1500 курсантов).

Для того, чтобы дать им время занять оборону, был сброшен небольшой авиадесант под командованием капитана Сторчака. Подольские курсанты вскоре объединились с группой Сторчака. И они вместе сдерживали колонну несколько суток до прибытия подкрепления.

Погибли почти все, но не дали фашистам прорваться к Москве. Этот подвиг достоин и легенд, и романов, и песен, и кинофильмов."


К списку вопросов
Опции темы Поиск в этой теме
Поиск в этой теме:

Расширенный поиск




Copyright ©, Все права защищены