Показать сообщение отдельно
Гость
- 29.10.2017 - 06:01
В тот день, когда он умер, мужчины, женщины, старики и дети собрались у его могилы и исполнили танец предков.

Они пели "Отче наш" в переводе на свой язык и совершали крестные знамения, не совсем понимая, что именно это означает.

Так индейцы прощались с Хуаном Беляефф - русским генералом, бежавшим из своей страны после революции 1917 года в Парагвай.

О Латинской Америке Иван грезил с юности, зачитываясь романами Фенимора Купера.
По прихоти судьбы, последние годы жизни он провел в Парагвае и пожелал, чтобы его похоронили не на кладбище, а на земле индейцев мака, коренных жителей региона Чако на северо-западе страны.

Еще при жизни генерала они признали его вождем своего племени, а сегодня земля, на которой живет племя, называется "колонией генерала Беляева".

"В мире нет такого человека, как он. Никто не любил мака так, как он любил нас", - рассказывает Андрес Чемеи, нынешний вождь племени.
Беляев скончался 19 января 1957 года, Чемеи тогда было 14 лет.

"В тот день наши люди осиротели, было много слез и печали. Он был нашим защитником, нашим братом и другом", - рассказывает Чемеи.
Хуан Беляефф, а на самом деле - Иван Тимофеевич Беляев, прибыл в Парагвай в марте 1924 года.
"После гражданской войны, когда Белые армии во главе с бароном Врангелем, главнокомандующим русской армией, отплыли из Крыма, он проехал всю Европу и увидел, как в Европе принимают русских", - рассказывает двоюродный праправнук генерала Дмитрий Беляев.

"Тогда он понял, что русским там искать, в общем-то, нечего. Люди, имевшие генеральские должности в Российской империи, в Париже могли рассчитывать максимум на работу шофера".

"И тогда генерал Беляев услышал, что президент Парагвая призывает белую эмиграцию, русских инженеров и математиков на помощь этой стране", - говорит Дмитрий Беляев.

"Он покинул Россию, спасаясь от восстания 1917 года, в результате которого был свергнут царь", - рассказывает Лусия Джовине.

Предки Лусии тоже перебрались в Парагвай после революции. Уже 20 лет она скрупулезно собирает документы и свидетельства, рассказывающие о жизни ее семьи в новой стране.

По мнению двоюродного праправнука генерала Беляева, Дмитрия Беляева, если бы в Российской Империи не произошла революция, Иван Тимофеевич, несмотря на всю свою заочную любовь к Парагваю и мечты там побывать, не покинул бы родину.

Отец генерала в своем завещании просил своих детей хранить верность России, и Беляев, считает Дмитрий, не осмелился бы нарушить волю отца.

"Беляев уехал в Стамбул, оттуда отправился в Александрию, где познакомился с будущей женой Александрой.
Из Александрии они на корабле добрались до Аргентины и вскоре прибыли в Парагвай. Беляев был белым офицером", - объясняет Джовине.
Белое движение, потерпевшее поражение в гражданской войне, оказалось в отчаянном положении.

Белые офицеры стали искать убежище по всему миру. По словам Джовине, вместе с Беляевым из России в Парагвай прибыли 70 человек.

Военные-аристократы быстро адаптировались в Асунсьоне - столице Парагвая.

"Беляев вспоминал, что Асунсьон напомнил ему Владикавказ, а местный железнодорожный вокзал - станцию в Царском Селе, резиденции русских царей недалеко от Санкт-Петербурга".

"Он говорил, что чувствовал себя, как дома", - рассказывает Анатолий Исаенко, профессор Аппалачского государственного университета в США, эксперт по истории России.
В живых осталось не так много людей, которые знали Беляева лично. Но те, кто знал его, вспоминают о генерале только хорошее.

"Он был очень добрым и внимательным человеком, элегантным джентльменом. Он часто носил парагвайскую военную форму. Его всегда окружали индейцы, некоторые подолгу находились в его доме и проводили время под манговыми деревьями", - рассказывает Би-би-си Игорь Флейшер, который в детстве вместе с родителями жил в доме Беляева в Асунсьоне. Это было более 60 лет назад.

"Он вообще был очень активным в плане общения. Еще в те годы, когда не было таких средств массовой коммуникации, как интернет, сотовая связь, телевидение, радио только-только появлялось, он общался фактически со всем миром", - рассказывает Беляев-младший.

"Благодаря тому, что он знал много языков, он находился в переписке с огромным числом людей по всему миру. И как раз то самое признание прав индейцев он осуществил фактически благодаря переписке с Лигой Наций".

В чем же заключались эти права?

"Начиная с 1940 года, индейцы стали фактически признанными гражданами Парагвая. У них появилась своя земля", - объясняет Дмитрий Беляев.

"И колониальная политика в отношении этих людей, ведущая начало еще со времен конкистадоров, больше не могла к ним применяться. Их больше не могли убивать, снимать с них скальпы и вообще относиться к ним как к собакам".

"Индейцы стали полноправными гражданами страны".

Вскоре после прибытия в Асунсьон Беляев получил специальное задание от парагвайского правительства.

Ему предстояло разведать Чако - регион, который простирается до Боливии, Аргентины и Бразилии. В Парагвае его называли "зеленым адом".

Чако - негостеприимное место. Там очень сухо и жарко почти весь год, а летом, в сезон дождей, начинаются наводнения.

Но русские белые офицеры, ставшие подданными Парагвая, с 1924 по 1931 год совершили 13 экспедиций в Чако. Подробные отчеты и выводы генерала Беляева о состоянии региона и возможностях его освоения сохранились до сегодняшнего дня.



Многие европейские исследователи, рискнувшие исследовать район до Беляева, так и не вернулись".

Анатолий Исаенко, историк


"Поэтому для парагвайцев Чако стал мистическим местом. Почти никто не хотел туда ехать", - продолжает историк Исаенко.

Цель миссий заключалась в том, чтобы найти подходящее место для строительства военных укреплений на границе с Боливией.

После того, как в 1811 году Парагвай стал независимым от испанской короны, граница была постоянным предметом территориальных споров двух государств.

В ходе войны между Парагваем и Боливией 1932-1935 годов информация, собранная Беляевым, сыграла очень важную роль.

Однако отчасти из-за нее конфликт и разразился.