Показать сообщение отдельно
Гость
- 14.02.2017 - 12:25
Я долго рассказываю ему… как добраться от Главпочтамта до улицы Карла Либкнехта. Прохожу мимо «Бургер Кинга» и вижу за окном нечесаного парня в лиловой куртке. Он что-то доедает — жадно, неловко, воровато — как будто боится, что это сейчас отберут. Так едят люди, которые когда-то голодали. В первый момент я отвожу глаза. А потом понимаю — да ведь это и есть он — Юрка Немытых, который пропал из города почти пять лет назад. А ведь тогда он осуществил тайные желания тех, кому надоела работа, город и зима: он бросил все. Продал в Екатеринбурге квартиру и, в надежде что «как-нибудь все устроится, руки-ноги на месте» уехал в Таиланд.
С Юркой мы познакомились в 2004 году. Он тогда работал в лучшем региональном экономическом издании. Великолепные сложные темы, блестящие тексты, — он мог бы писать даже о корнуэльских пикси, и это все равно было бы интересно и свежо. И это был классический self-made man, воплощенная мечта глянцевых журналов: парень, пробившийся из низов. У Юрки была тяжелая неблагополучная семья из Левихи: крепко пьющий отец, из-за этого рано ушедшая мать, младший брат-школьник.

Помощи было ждать неоткуда, и Юра работал с первого курса. Блестяще — с красным дипломом — закончил истфак университета. В 2004 году у него все было отлично: красавица-невеста, новая квартира, хорошая зарплата. Великолепные амбиции и карьера, которая позволяет их воплощать в жизнь. Он лучший в своем издании, он лауреат федеральных конкурсов для журналистов. И это все в 23 года.
Конечно, он выпивал: с друзьями, по пятницам. Потом после работы, которой все больше, среди недели — пивка, чтобы уснуть и расслабиться....
Какое-то время от основательных уходов в запойный сумрак удерживала новенькая машина, потом — жена. Характера еще хватало на работу и тексты, но завтра, в котором надо бросить пить, никак не наступало. В конце концов, Юра разбил машину, начал регулярно ссориться с женой. В 2007 году как-то раз пропал с работы на три дня — и тогда ему предложили написать заявление на увольнение с открытой датой. После дикого скандала и начатой им драки на новогоднем корпоративе, Юрку попросили поставить на этом документе число.
Ему повезло — уже на тот момент он прошел собеседование в федеральное издание, и его брали в Москву, как говорится, не глядя. Но в столице стало еще больше и денег, и работы. Соответственно, и алкоголя тоже. Как он рассказывал позже, бухал практически постоянно — пытался алкоголем снять проблемы адаптации. Из огромного СМИ, переживающего и без того не самые простые времена, «его тоже ушли». И жена ушла.

В 2009 году Юрка вернулся в Екатеринбург. Три года он менял работу, статус изданий все понижался, а список побед не увеличивался. Помотавшись по журнальчикам и фрилансам, он решил — пора валить.
Тогда Немытых решил бросить все и уехать в Таиланд. Он был уверен, что сможет заработать удаленно — не шикарно, но, в конце концов, там много и не надо. Продал квартиру и с приличной суммой — около 40 тысяч долларов по курсу 2012 года — уехал в Юго-Восточную Азию.
На месте он сразу купил себе более чем приличный кондоминиум. На единственной вещи, которая путешествовала с ним все это время, книге Empire «V» Пелевина, Юрка показывает мне схему своего домовладения. Приличное: дом, бассейн, лужайка. Год он подрабатывал фрилансом и почти не пил — у него была чудесная спутница, которая приехала с ним из России. Но потом снова началась российская история — по выходным и по праздникам. Работы потерялись, девочка ушла.
...он подписывает документы на продажу своего жилья по дешевке. У него на руках остается некая сумма, и еще год он живет, передвигаясь с места на место — снимает разное жилье. Пытается подработать и найти интернет. Он никак не может уехать из курортной Патайии, где море, солнце, пальмы и атмосфера вечного праздника. Даже если приходится ночевать на пляже, все равно кажется, что это лучше, чем вставать на работу к девяти утра в понедельник.
Где-то в его путешествиях теряется сумка со всеми документами, в их числе не только загранпаспорт с визами, но и российский паспорт, и даже свидетельство о рождении, выданное в далеком 1982 году в маленьком уральском поселке. Теперь Юрка официальный тайский бомж. Он спит на пляже, ест где придется, непонятно на что живет, пристает к туристам. Он моется в больших отелях, ночует у случайных таек, подрабатывает и, конечно, выпивает. В какой-то момент его находит журналист интернет-издания для русских тайцев и пишет про него статью. Так о Юрке хоть что-то узнают на родине — к этому времени все уверены, что он или зазнался окончательно, или умер.

После статьи уральская родня несколько раз высылала ему деньги — на возвращение. Он их благополучно проедал и тратил на выкуп себя из многочисленных неприятностей. Но возвращаться не торопился. Решение было правильное — жилья, работы и документов у него не было ни на севере, ни на юге. Но в Тае бомжевать, конечно же, теплее.
Тут он тоже фактически бомж: без жилья и документов. В Екатеринбурге родственники сначала сняли ему комнату, но хозяйка уже на следующий день испугалась человека без паспорта и выставила его на улицу, чуть ли не вытащив его из ванной. Она вернула ему часть денег за комнату. Теперь Юра пытается переночевать у кого-то из друзей или родственников, но пока ему удается устроиться на одну-две ночи.

На Родине ему постоянно холодно. Он никак не может привыкнуть к нашей обычной зиме. Ни разу не держал в руках смартфон. Когда я беру в руки телефон, он спрашивает, кому я собралась звонить. Не понимает, как это — общаться на фейсбучеке и не знать номер человека. По-английски шутит лучше, чем по-русски. Не понимает, почему первым шагом к адаптации должно стать восстановление документов.

Пока что Юрка мечтает найти работу с проживанием: все равно кем. В далеко идущих планах — вернуться в повестку и в профессию. «В конце концов, алфавит остался тот же. А про события — можно и почитать», — говорит он. Самое главное — он вроде не собирается пить. По крайней мере, пока не наладится жизнь.
http://ekburg.tv/longridy/gorodskie_..._ekaterinburga