Показать сообщение отдельно
- 29.02.2016 - 14:26
Либеральный винегрет

К несчастью для наших «учителей», именно открытость нашей страны миру быстро развеяла многие мифы. Включая, разумеется, и миф о свободе слова. Мы видели, как старейшую работницу пресс-центра Белого дома, старушку, которая еще при Кеннеди работала, и которую публично сам Барак Обама поздравлял с девяностолетием, выставили на улицу моментально, стоило ей посоветовать евреям возвращаться из Израиля в Европу.
Никакая первая поправка не сработала. Мы наблюдали, как увольняют уважаемых профессоров, которые имели неосторожность отпустить на публике какую-нибудь сексистскую шутку, как униженно вынуждены извиняться убеленные сединами господа, сказавшие что-нибудь о геях или феминистках, и как все эти извинения оказывались бесполезными, потому что именно либеральная часть общества, если уж начинает травить, если уж чует запах крови, то не реагирует ни на какие позы покорности, всегда добивая до конца.

Пьяная глупость, сказанная в запальчивости, легко может уничтожить карьеру самых крутых мировых звезд, таких, допустим, как Мэл Гибсон. Но при этом наши либералы улыбаются и делают вид, что так и надо. Никакой свободе слова эти инциденты, мол, не угрожают. В самом деле: если свобода слова есть у одного человека, то она есть и у миллионов других. Не сажают же (разве что за отрицание Холокоста), так что всё в порядке, в России просто люди глупые и не понимают, где свобода, а где цензура.

Поэтому десятки организаций каждый день мониторят состояние российской блогосферы и российской прессы на предметы выявления запретов, зажимов и гонений. Они составляют объемные доклады, на которые потом ссылаются западные партнеры, стремясь в очередной раз показать, в каком авторитарном обществе мы с вами живем. При этом составители правозащитных докладов особо и не стесняются, когда говорят о своей методологии.

Вот, к примеру, неправительственный доклад международной правозащитной группы «Агора» под названием «Свобода интернета 2015: торжество цензуры». В нем прямо сказано: «Авторы подчеркивают, что при проведении мониторинга не дается оценки правомерности фиксируемых ограничений, таким образом, в его результаты попадут и закрытия страниц запрещенного «Исламского государства» в социальных сетях, и цензура общественно-политических СМИ, и уголовное преследование пользователей за репосты, и любые прочие действия государственных органов, неправительственных организаций и корпораций, в результате которых, так или иначе, создаются препятствия к получению или распространению информации онлайн. Как безусловное нарушение свободы Интернета, которому не может быть оправданий, и ответственность за которое в конечном счете всегда лежит на государстве, мы рассматриваем угрозы и насильственные действия в отношении пользователей, блогеров, журналистов и владельцев сетевых ресурсов». А дальше нам говорят, что невозможно точно вычислить тяжесть того или иного ограничения, поэтому авторы в своем анализе поступают просто: «один факт — один балл».

Как видим, всё у них аккуратно смешано в один общий либеральный свободолюбивый винегрет. Написали в личку блогеру: «Убью тебя!» — угроза, факт, один балл. Виновато государство. Закрыли сообщество сторонников ИГ в Сети — еще один балл. Удобно. Интересно здесь только, попадают ли в отчет правозащитников те угрозы, которые потоком падают в личку непосредственно мне, например, или другим людям, разделяющим мою позицию. Является ли попыткой ограничить свободу слова, скажем, текст Сергея Пархоменко в Facebook, в котором он призвал родителей конкретной московской школы обратить внимание на высказывания одного из педагогов, которые господин Пархоменко счел возмутительными. Если такие факты не фиксируются «Агорой», то почему? А если фиксируются, то в этом есть дополнительное иезуитство: вам угрожает распаленный украинский нацист, а виновато в этом, оказывается, наше государство.