Показать сообщение отдельно
Гость
- 15.03.2013 - 16:36
ТЕРРОРИ́ЗМ В РОССИ́И кон. 19 — нач. 20 в., как метод политической борьбы против самодержавия входит в арсенал русского революционного движения с 1860-х гг. В литературе принято различать «террор» — насилие сильных над слабыми (государства над оппозицией) и «терроризм» — применение насилия и устрашения слабыми (оппозицией) по отношению к сильному (государству).
Именно терроризм становится неизменной составляющей частью революционного движения. В истории российского государства до 1917 отчетливо выделяются два «пика» террористической борьбы — в 1878—82 и 1901—11.
Выстрел Каракозова. «Нечаевщина». Теракты народников
4 апреля 1866 в Петербурге Д. В. Каракозов (см. КАРАКОЗОВ Дмитрий Владимирович), участник революционной «Организации» Н. А. Ишутина, стрелял в императора Александра II, но промахнулся. Покушение, по-видимому, было совершено им по собственной инициативе. В прокламации, написанной им еще до покушения, подчеркивалась необходимость указать народу его главного врага. Каракозов был повешен по приговору Верховного уголовного суда. Покушение же вызвало взрыв верноподданнических чувств в обществе и повлекло за собой свертывание властями политики реформ.
Наиболее откровенное теоретическое обоснование террористическая тактика получила в «Катехизисе революционера» (1869) С. Г. Нечаева (см. НЕЧАЕВ Сергей Геннадиевич), в котором предписывалось физическое устранение своих противников. «Прежде всего должны быть уничтожены люди, — считал Нечаев, — особенно вредные для революционной организации, и такие, внезапная и насильственная смерть которых может навести наибольший страх на правительство и, лишив его умных и энергических деятелей, потрясти его силу». На практике идеи «Катехизиса» были реализованы 21 ноября 1869 членами созданной Нечаевым тайной организации «Народная расправа» — в Москве был убит входивший в эту организацию студент И. И. Иванов, который якобы представлял опасность для нечаевцев. Но убийство было вскоре раскрыто, начался открытый процесс. Публикация в газетах «Катехизиса» вызвала широкий общественный резонанс. «Нечаевщина» дискредитировала революционеров в глазах общества и обусловила в нем стойкую «аллергию» к терроризму.
Однако неудачи пропагандистской кампании народников в 1870-х гг., вызванные явной невосприимчивостью русского крестьянина к социалистическим идеям, ужесточение преследований со стороны правительства, вновь заставили революционеров обратиться к радикальным средствам борьбы. Особую роль в переходе народников от пропаганды к террору, от анархизма к политической борьбе сыграл провал «хождения в народ», массовые аресты и последовавшие за ними «Процесс 50-ти» (см. ПРОЦЕСС 50-ти) (1877) и «Процесс 193-х» (см. ПРОЦЕСС 193-х) (1877—78) и др., в результате которых многим подсудимым были вынесены весьма суровые приговоры.
Ключевым моментом в дальнейшей истории российского терроризма стал выстрел В. И. Засулич (см. ЗАСУЛИЧ Вера Ивановна), которым 24 января 1878 был тяжело ранен петербургский градоначальник Ф. Ф. Трепов (см. ТРЕПОВЫ). Однако суд присяжных оправдал революционерку, которая была немедленно освобождена из-под стражи. Оправдательный приговор вселил надежду, что революционеры-террористы могут рассчитывать на сочувствие общества.
Волна терроризма
В программе крупнейшей Ҡто время в России социально-революционной организации «Земля и воля» (1876—79) террор рассматривался как орудие самозащиты и мести, но в реальной жизни террор стал играть более значительную роль.
В 1878 последовал целый ряд террористических актов — убийства жандармского офицера Г. Э. Гейкинга и агента сыскной полиции А. Г. Никонова, покушение на киевского прокурора М. М. Котляревского. Участниками николаевского кружка С. Я. Виттенберга — И. И. Логовенко готовился взрыв царского поезда. Но за два дня до проезда императора через Николаев террористы были арестованы и впоследствии казнены.
4 августа 1878 средь бела дня на Михайловской площади в Петербурге был заколот кинжалом шеф жандармов генерал-адъютант Н. В. Мезенцов (см. МЕЗЕНЦОВ Николай Владимирович). Он был убит С. М. Кравчинским (см. КРАВЧИНСКИЙ Сергей Михайлович) (литературный псевдоним — С. Степняк (см. СТЕПНЯК-КРАВЧИНСКИЙ Сергей Михайлович)) из-за того, что генерал убедил Александра II не смягчать приговор осужденным по «Процессу 193-х». Кроме того, теракт Кравчинского был расценен как немедленный ответ на казнь революционера-народника И. М. Ковальского (см. КОВАЛЬСКИЙ Иван Мартынович), который по случайному совпадению был расстрелян в Одессе 2 августа 1878, оказав вооруженное сопротивление при аресте.
В начале 1879 покушения следуют одно за другим. В феврале были убиты — в Харькове генерал-губернатор князь Д. Н. Кропоткин, в Москве агент полиции Н. В. Рейнштейн, в марте в Петербурге Л. Ф. Мирский стрелял в шефа жандармов А. Р. Дрентельна, но промахнулся. Характерно, что ни один из террористов не был задержан на месте покушения. Наконец, в марте 1879 при обсуждении вопроса о покушении на Александра II сразу трое землевольцев объявляют о своем намерении убить царя. Выбор пал на А. К. Соловьева (см. СОЛОВЬЕВ Александр Константинович), кандидатуры поляка Л. А. Кобылянского и еврея Г. Д. Гольденберга были отвергнуты по национальным мотивам. 2 апреля 1879 Соловьев стрелял в царя на Дворцовой площади, но ни один из его пяти выстрелов не достиг цели. Террорист был схвачен и вскоре повешен. После этого покушения Россия по распоряжению царя была разделена на шесть генерал-губернаторств с предоставлением генерал-губернаторам чрезвычайных прав вплоть до утверждения смертных приговоров.
Противоречия в среде революционеров
Нарастание террористических тенденций привело к острым разногласиям внутри «Земли и воли»; многие ее члены решительно выступали против покушения Соловьева, справедливо полагая, что оно приведет к усилению репрессий и погубит дело пропаганды. Было найдено компромиссное решение — организация не поддерживает террориста, но отдельные ее члены могут оказывать содействие ему как частные лица. Полемика выплеснулась на страницы землевольческой печати. В статье «Значение политических убийств» (Листок «Земли и воли», № 2—3, 1879) один из идеологов терроризма Н. А. Морозов (см. МОРОЗОВ Николай Александрович) писал, что «...мы признаем политическое убийство за одно из главных средств борьбы с деспотизмом». Однако далеко не все деятели революционного движения разделяли его взгляды; наиболее последовательно против терроризма выступал Г. В. Плеханов (см. ПЛЕХАНОВ Георгий Валентинович).
Расхождения в подходах к тактике терроризма (шире — по отношению к политической борьбе) привели к расколу «Земли и воли» на «Народную волю» (сторонников политической борьбы, признающих терроризм как ее средство) и «Черный передел», в который вошли адепты прежней народнической тактики. Раскол оформился к осени 1879. В «Программе Исполнительного комитета» «Народной воли» террористической деятельности отводилось достаточно скромное место, но в реальности терроризм оказался наиболее эффективным средством политической борьбы.
Подготовка к покушению на Александра II и само покушение
Главным делом руководства партии стала «охота» на Александра II, которая аккумулировала все ее немногочисленные силы.
19 ноября 1879 прогремел взрыв царского поезда под Москвой при возвращении императора из Крыма. Под полотно железной дороги был сделан подкоп из домика железнодорожных служащих супругов Сухоруковых, в роли которых выступили Л. Н. Гартман (см. ГАРТМАН Лев Николаевич) и С. Л. Перовская (см. ПЕРОВСКАЯ Софья Львовна). Из-за неточной информации народовольцы пропустили поезд, в котором следовал царь, и взорвали один из вагонов свитского поезда. При взрыве никто не пострадал.
5 февраля 1880 новое, беспрецедентное по дерзости покушение на императора — взрыв в Зимнем дворце, осуществленный С. Н. Халтуриным (см. ХАЛТУРИН Степан Николаевич). Ему удалось устроиться на работу во дворец столяром и, как многим неженатым мастеровым, поселиться в одном из подвальных помещений, расположенных под кордегардией и царской столовой. Халтурин сумел в несколько приемов пронести динамит в свою комнату, рассчитывая осуществить взрыв в тот момент, когда царь будет находиться в столовой. Но царь в этот день опоздал к обеду. Тем не менее при взрыве были убиты и ранены несколько десятков солдат охраны.
Взрыв в Зимнем дворце заставил власти принять неординарные меры. Правительство было также озабочено поисками поддержки в обществе с целью изоляции радикалов. Была образована Верховная распорядительная комиссия во главе с популярным, авторитетным в то время генералом М. Т. Лорис-Меликовым (см. ЛОРИС-МЕЛИКОВ Михаил Тариелович) — в свою бытность харьковским генерал-губернатором он обошелся без применения смертных казней. Фактически он получил диктаторские полномочия, но поскольку одновременно проводил политику завоевания доверия в обществе, то получил прозвище «бархатного диктатора». При нем в 1880 было упразднено Третье Отделение (см. ТРЕТЬЕ ОТДЕЛЕНИЕ) Собственной его императорского величества канцелярии (тайная полиция). Полицейские функции были теперь сосредоточены в департаменте полиции, образованном в составе министерства внутренних дел.
Около года продолжалось «затишье» — ни террористических актов, ни смертных казней. Но, после того как в ноябре 1880 были повешены народовольцы А. А. Квятковский (см. КВЯТКОВСКИЙ Александр Александрович), в бумагах которого был обнаружен план Зимнего дворца с помеченной крестиком столовой, и А. К. Пресняков (см. ПРЕСНЯКОВ Андрей Корнеевич), оказавший вооруженное сопротивление при аресте, цареубийство становилось актом возмездия и делом чести партии.