Показать сообщение отдельно
- 08.02.2013 - 14:56
02.05.2012, ВСЯКАЯ ВСЯЧИНА АНЕКДОТ.РУ
Попалась на глаза подборка из какой-то книги Ларисы Латыниной.
Прочитал. Продолжил.
И так, - в кавычках текст журналистки, далее вольное продолжение... В конце каждой миниатюры про пресловутые стрелки осциллографа.
Поехали!


«…Они остановились у порога и стали смотреть на Кирилла, любопытно и зло, как хорьки, в норку которых заплыла камбала…» и стала нагло выворачивать лампочки из розеток и срывать изоляцию с проводов…
А, вдалеке, тихо мерцали стрелки осциллографа…

«Лицо Булавди, гладкое выше темени и обросшее волосами ниже губ, чуть напряглось». Как только луна моментально поменяла фазу, в далеком залесье жутко завыл жираф… У Булавди оказалось заросшим тело еще даже ниже, чем ниже губ… гораздо ниже. И там тоже что-то напряглось.
А, вдалеке, тихо мерцали стрелки осциллографа…

«Ташов бросил балку на тапочек одному из людей в гостиной. В балке было двести килограмм, но человек заорал так, будто в ней было все четыреста». Тогда Ташев бросил следом уголок, двутавр, несколько труб разной дюймовости… нашлись и уголки равнополочные и не только… Всего, по оценке Ташева, набралось несколько тонн…
Но стоявший на траектории бросков приемщик металлолома, впоследствии утверждал, что мимо него пролетело всего несколько килограмм металла. Но все знали как принимают металлолом и как его взвешивают, а посему склонились к мнению Ташева…
А, вдалеке, тихо мерцали стрелки осциллографа…


«Темноволосый, углеглазый, гибкий как плетка и тощий, как пуля – Джамалудин Кемиров», был вдобавок смазан рыбьим жиром и следовательно скользким как угорь. А вообще он был родным братом камбалы (см. выше) и обожал как и она, обгрызать изоляцию с проводов… Но самым деликатесным блюдом для него была пригоршня стрелок от осциллографа, которых хотя и не каждый день ему удавалось собрать на мелководье… ибо, так как он не относил себя к мелкорыбью, то и питался в основном ракушками…
А вообще он был рыбъеглазым, и этим все сказано…
А, вдалеке, тихо мерцали стрелки осциллографа…

«Христофор Мао заработал за сутки двести тысяч долларов, черный «порше» и жуткое обещание Хагена – пересмешника с глазами из замерзшего кислорода». Этот Пересмешник, пролетая над гнездом Кукушки, всегда ускользал от бросаемый в него заостренных кольев… Этим он и был страшен.
Особенно ему повезло с избытком кислорода, который был у него даже в глазах. Ему всегда было легко включить форсаж…
А, вдалеке, тихо мерцали стрелки осциллографа…

«Делегацию завели к нему, и они рассаживались осторожно по высоким, с резными гнутыми спинками стульев, и узловатые лица стариков отражались в наборном паркете». Сидеть на спинках стульев было нелегко, просыпался жуткий старческий геморрой… Но видя свои лица отраженными в паркете, стариканы стоически переносили невзгоды.
А, вдалеке, тихо мерцали стрелки осциллографа…

«Хаген со своим ледяным лицом и волосами цвета инея возвышался над ребенком на две головы».
Третью голову он держал подмышкой… Если бы не это обстоятельство, то он возвышался бы и на все три
Третья голова пялилась выпученными глазами из подмышки и тихо оттаивала лицом…
А, вдалеке, тихо мерцали стрелки осциллографа…

«Черные брови Антуанетты заломились выше ее шапочки». А шапочка была лихо заломлена набекрень, отчего бекрень был несколько растрепан…
А, вдалеке, тихо мерцали стрелки осциллографа…

«Услуги по размещению текста на сайте – в пятьсот, а услуги собственно газеты обошлись в пять тысяч штук».
Сразу после сообщения об услугах газеты возник вопрос, а во сколько Шендеровичу обошлись услуги матраца?
А, вдалеке, тихо мерцали стрелки осциллографа…


«В VIP-зале уши были не только у стен, но даже у лампочек».
Уши у лампочек скукожились от нестерпимого жара… да и в воздух в VIP-зале хотя и пах горелым, но навевал мысли, что у шашлычного мангала пахнет свежее…
А, вдалеке, тихо мерцали стрелки осциллографа…

«Казалось, этого человека должны были видеть караульные. Но от караульных осталось ведро ДНК…» а так же, Большой Адронный Коллайдер, в просторечии называемый запанибрата – Андрей Николаевич… Но караульные всегда соблюдали субординацию и при встрече в знак почтения бросали каски о пол…
А, вдалеке, тихо мерцали стрелки осциллографа…

«Прораб поискал глазами вокруг себя, словно хотел засунуть их под мышку».
Не повезло. Мышка оказалась без привычного шнурочка, связывающего ее с системником, и посему давно убежала к хорькам или к хомячкам (об этом смотри выше, где про камбалу) …
А, вдалеке, тихо мерцали стрелки осциллографа…

«Кирилл ушел в работу, как подводная лодка – в автономку, задраив люки, закачав воду в балластные цистерны, вжав глубоко в тело любопытный стебелек перископа».
Тело, от вжатого стебелька, орало и визжало… утверждало, что оно не такое… и вообще не умеет плавать…
А, вдалеке, тихо мерцали стрелки осциллографа…

«И все-таки в этой истории было нечто, от чего густо несло двойным запахом экстремизма и гозбезопасности».
ГоЗбезопасность пригрозила отправить кое-кого на ЕГЭ… причем дважды. Но пока послало на три буквы, но не на ЕГЭ.
А, вдалеке, тихо мерцали стрелки осциллографа…

«Ощущение физической угрозы… действовало даже сильнее, чем белые груди Антуанетты, вскипающие из алого шелка».
Вскипали-вскипали-вскипали… В пробочка от пенообразующего баллончика закатилась куда-то под корсет…
А, вдалеке, тихо мерцали стрелки осциллографа…

«Взгляд его уперся в белые груди, всплывающие из красного платья».
(читай предыдущее)
А, вдалеке, тихо мерцали стрелки осциллографа…

«Частные дома, как мусульманские женщины, были завернуты в паранджу заборов». В заборах, как звезды мерцали дыры, которые молодые горячие парни насверлили глазами…
А, вдалеке, тихо мерцали стрелки осциллографа…

«Джип ехал откуда-то поперек». А также вверх, вниз, в прошлое, в будущее, в другое измерение, в Звездные Врата (по пути задавив пару баранов и чабана заодно). Когда джип придет в место назначения так и осталось самой загадочной историей, которую еще предстояло написать...
А, вдалеке, тихо мерцали стрелки осциллографа…

«Потом лоб его собрался в печальную складку». Так образовалась еще одна извилина. Эта складка, затем обнаружила еще одну складку… гораздо ниже… Они побратались и назвались сестрами.
А, вдалеке, тихо мерцали стрелки осциллографа…