Показать сообщение отдельно
wws
- 05.02.2013 - 18:12
Жесть с картинками.

Из Черновцов до Неаполя я ехал в бусе, забитом посылками и пассажирами под завязку. Посылки не лежали только у пассажиров на руках. Свёртки забиты даже под кресла. Ноги не вытянешь — упрёшься в посылку. 36 часов трястись в бусе, разминая затёкшие ноги только на редких остановках — пытка. Если учесть, что за четыре часа до рейса я 14 часов добирался до Черновцов, и тоже на автобусе… Лучше не вспоминать. Поездка в Италию началась…

Кровать, стол, пара стульев, прикроватная тумбочка с настольной лампой — вот и всё убранство пятиметрового «Хилтона». Ещё есть «шкаф» — каркас из стальных прутьев, обтянутый тканью, где висят зимние куртки да шорты выходного дня. В этом обиталище Друг существует уже несколько лет. Когда я представил себя годами живущем в монашеской келье, содрогнулся. Другу хоть бы хны — «Зато я в таком богатом доме живу! Другим и не снилось!».
http://nesiditsa.ru/emigration/poezdka-v-italiyu

Перед тем как выдворить меня из хоромов, Друг показал мне своего подопечного. Едва Друг открыл дверь в комнату, как мой нос свернулся в трубочку — стойкий дух старого больного человека перекрывал даже резкий запах лекарств. В двадцатиметровой комнате — огромный шкаф ручной работы и кровать-аэродром. На подушках — лицо, еле отличимое от иссушенной в микроволновке куриной ляжки.

Я не боюсь ни крови, ни трупов, но передо мной лежал труп живой. Зрелище жутковатое. Потом привык, но тогда возникло ощущение, будто я у постели покойника. В таком состоянии несчастный старик уже несколько лет. Работа Друга заключается в полном обслуживании больного: смена памперсов, кормление из ложечки, купание в ванной.
http://nesiditsa.ru/emigration/rassk...-chast-vtoraya

При входе на стоянку толпится народ с табличками «Ищу работу». Часть владельцев табличек работу ищет, другая часть продаёт. Нет, на табличках не написано: «Продаю работу». Подходишь и спрашиваешь. Стучите, и вам откроют. Мне так и не открыли. Я искал ходячего деда, а предлагали разнорабочего на стройку. Ходячего деда искали ещё полнеаполя наших женщин для себя и своих мужей. Потому шансов у меня было чуть.

Итого будем считать, что в неделю я работал в среднем восемьдесят часов. Делим триста пятьдесят евро на восемьдесят, и получаем… меньше четырёх с половиной евро в час. На уборке лестниц нашим платили тогда пять евро. Румынки меньше, чем за шесть евро полы не мыли. Помыть пол — ответственность одна. Пошить и установить тент с каркасом на лодку, цена которой двести-триста (а были и по пятьсот) тысяч евро — ответственность другая.
http://nesiditsa.ru/emigration/rabota-v-italii

Общий доход от работы — это не только зарплата. Кое-где зарплата составляет только часть дохода. Хороший пример — бармен. Его оклад может быть 110 евро в неделю, а чаевые могут доходить до полтинника. Вот ещё один пример: уход за больными стариками. Зачастую хозяева кроме зарплаты дают сиделкам-смотрелкам деньги на питание подопечного. Знакомой давали в месяц на дедовы харчи 300 евро. Как и подобает хорошей хозяйке, она умудрялась за 150 евро накормить и себя, и деда. Оставшиеся полторы сотни клала в карман. Кому они лишние?

К обеду бабулька включила отопление, пришла в комнату, где я с дедом, и кран на батарее прикрутила так, что батарея стала чуть тёплой. Это чтобы деду не было жарко. На то, что я от холода клацал зубами, она внимания не обращала. В обед прибыла невестка Деда, накормила любимого свёкра с ложечки. Дед заснул. Каждые полчаса я Деда будил, чтобы помочь принять прописанные таблетки. В пять вечера Дед не проснулся. В восемь я ушёл, оставив семью оплакивать Деда.
http://nesiditsa.ru/emigration/rassk...st-chetvertaya