Показать сообщение отдельно
Гость
- 01.02.2013 - 18:38
Бывший сопредседатель "Союза правых сил" (СПС) Леонид Гозман вызван в понедельник на допрос в Следственный комитет РФ (СКР). Речь идет о скандальном уголовном деле о мошенничестве на сумму в 100 миллионов рублей. Эти деньги партия выделила в 2007 году на рекламную кампанию фирме, принадлежащей оппозиционеру Алексею Навальному. По этому же делу будет официально допрошен другой бывший сопредседатель СПС Борис Немцов, а в отношении телеведущего Владимира Соловьева, к которому следствие также неожиданно проявило интерес, выбран вариант "неформальной беседы". О том, чем вызвано "дело СПС" и к чему оно может привести, в интервью "Росбалту" рассказал Леонид Гозман.
— Адвокат Вадим Прохоров, который защищает интересы представителей СПС, заявил "Росбалту", что реанимация старого дела о мошенничестве — не что иное, как поиск компромата на Алексея Навального. Вы с ним согласны?
— Полностью согласен. Безусловно, то, что происходит сейчас — ни что иное, как атака на Навального. Я убежден, что речь идет о политическом деле. Подтверждением этого служит тот факт, что следователи открыли одновременно четыре уголовных дела.
Могу только сказать, что в этой истории я являюсь сторонним наблюдателем, и с этой позиции действия СКР выглядят крайне неубедительными.
— Эта история выглядит довольно эксцентрично хотя бы потому, что уголовное дело есть, а потерпевших нет. Вы были одним из руководителей партии. Что вы можете сказать о сотрудничестве с Навальным?
-Дело по "Союзу правых сил" было публичным, поэтому я неоднократно его комментировал. Моя точка зрения не изменилась.
У нас был контракт с господином Навальным на размещение наружной рекламы. Я никогда не занимался финансами в СПС, но, насколько я знаю, контрактные обязательства стороны выполнили. Он сделал то, что обещал, а мы ему заплатили те деньги, которые должны были заплатить. Никаких претензий у нас к Навальному не было.
Еще раз хочу повторить: само возвращение к этому делу через несколько лет мне кажется свидетельством его заказного политического характера. Я это говорил много раз. Готов повторить еще уже в статусе свидетеля, если окажусь в этой роли.
— Сегодня стало известно, что на беседу со следователями вызвали телеведущего Владимира Соловьева. Предполагается, что разговор будет неофициальный и пройдет в кафе. У вас есть предположения, какие вопросы ему могут задавать следователи?
— Я совершенно не понимаю, причем здесь Владимир Рудольфович. Он не имел отношения к "Союзу правых сил" и вряд ли может обладать значимой информацией. Если Соловьев захочет, он сам все расскажет. Его вызвали не на допрос, а на беседу, поэтому он не обязан давать подписку о неразглашении.
— После посещения СКР вы сами будете ограничены в комментариях?
— Меня пригласили вовсе не на беседу в неформальной обстановке. У меня на руках есть официальная повестка на допрос.
Когда допрашивают свидетеля, то следователь имеет право засекретить разговор в интересах следствия. Разглашение содержания этого разговора — нарушение закона. С этим надо считаться.
— Как вы думаете, кто еще из оппозиционеров может получить повестку?
— Я сегодня в "Твиттере" написал, что надеюсь встретить в понедельник в Следственном комитете господина Обаму. Его тоже могут вызвать как "заказчика" дела. Потому что всех тех, кто когда-либо ехал в одном троллейбусе с Навальным, по-моему, уже допросили.