Показать сообщение отдельно
- 22.01.2013 - 05:35
Кошница_
Так вот об офицерской чести Колчака. Довольно странно говорить о какой-либо чести человека – русского офицера и адмирала, бывшего двойным агентом иностранных держав еще в его бытность царским офицером, а потом и адмиралом Временного правительства. Сначала Колчак был завербован британской разведкой, когда он был капитаном 1 ранга и командиром минной дивизии на Балтийском флоте, тем самым изменив царю и Отечеству, и которой он сдал всю информацию о расположении минных полей и заграждений в русском секторе акватарии Балтийского флота. В результате чего английские корабли в 1918 году спокойно вошли русский сектор акватории балтийского флота, хотя немцы не могли этого сделать в течение всей войны.
Известно также, что Колчак был назначен в июне 1916 года командующим Черноморским фллотом по протекции и настоянию британского посла в России Бьюкенена и резидента английской разведки в России полковника Хора. Не будем гадать, какие обязательства взял при этом на себя Колчак перед британской разведкой, но летом 1917 года он, бросив флот, сбежал в Англию. В Англии в августе 1917 года он вместе с начальником морского генерального штаба адмиралом Холлом обсуждает вопрос о свержении Временного правительства и установлении в России диктатуры. Разве это не предательство? А ведь он не только получил адмиральское звание от Временного правительства, но и принимал присягу ему на верность.
Колчак был завербован и дипломатической разведкой госдепортамента США, когда по просьбе американского посла в Англии прибыл в США, таким образом, став двойным англо-американским агентом. После Октябрьской революции Колчак обращается с просьбой к английскому правительству официально принять его на службу, написав в своем прошении: «…Я всецело предоставляю себя в распоряжение его правительства…», то есть правительства его величества короля Англии Георга V. 30 декабря 1917 года просьба Колчака была официально удовлетворена британским правительством. И это было не просто военным сотрудничеством, как это делали другие белогвардейские генералы, формально не переходя на службу иностранному государству. Это был официальный переход на службу Великобритании со всеми вытекающими из этого последствиями.
Говорить после этого об офицерской чести Колчака могут только те, кто сами имеют превратные представления о чести, если имеет их вообще, особенно об офицерской. Чтобы иметь лучшее представление о «чести» Колчака, предоставим слово его современникам, некоторые из которых испытали на своей шкуре что такое «честь» адмирала, а другие – угрызения совести и пробуждения чувства вины за участие в преступлениях Колчака против народов России.
Прежде, чем предоставить слово современникам адмирала Колчака, предоставим слово самому адмиралу. Приказ адмирала Колчака:

«1. Возможно скорее, решительно покончить с Енисейским восстанием, не останавливаясь перед самыми строгими, даже и жестокими мерами в отношении не только восставших, но и населения, поддерживавшего их; в этом отношении пример японцев в Амурской области, объявивших об уничтожении селений, скрывающих большевиков, вызван, по-видимому, необходимостью добиться успехов в трудной партизанской борьбе.

2. Требовать, чтобы в населенных пунктах местные власти сами арестовывали, уничтожали агитаторов и смутьянов.

3. За укрывательство большевиков-пропагандистов и шаек должна быть беспощадная расправа…

7. Для разведки и связи использовать местных жителей, беря заложников. В случае неверных, несвоевременных сведений – заложников казнить, а дома, им принадлежащие, сжигать» (Воля России, Прага, 1924, №1, с.157).