Показать сообщение отдельно
Гость
- 07.01.2013 - 13:37
на пути обычных людей, которые хотят узнать судьбу своих репрессированных родственников, закон о гостайне также создает немало препятствий. Например, он запрещает рассекречивать сведения о "лицах сотрудничающих или сотрудничавших на конфиденциальной основе с органами" разведки, контрразведки или ОРД. А на этом основании можно запретить доступ почти ко всем уголовным и оперативным делам НКВД, МГБ и КГБ: боимся, дескать, агентуру засветить, даже ту, что на пенсии.
Так, наша приятельница пыталась познакомиться с уголовным делом своего деда, которого расстреляли как врага народа в 1937 году и получила от ФСБ отказ. Ей пояснили, что участники тех событий могут быть еще живы, поэтому информацию о них разглашать нельзя, ссылаясь на то, что еще не истек 75-летний срок ограничения доступа к документам, которые "содержат компрометирующие сведения как о лицах, на которые они заведены, так и о третьих лицах, а также тайны личной жизни граждан".