Показать сообщение отдельно
Гость
- 26.12.2012 - 17:43
раньше было телфоннное право - теперь прогресс - уже телевизионное:
-----
"Что за два дня произошло с прокурором, который еще в пятницу сказал, что доказательств достаточно для поддержания обвинения?" - спрашивал потом адвокат вдовы Магнитского Натальи Дмитрий Харитонов. По его мнению, новая версия прокуратуры - это один из "кубиков паззла". Харитонов пояснил, что в решении прокуратуры может быть политическая мотивация: на последней большой пресс-конференции президент Владимир Путин говорил о деле Магнитского - и утверждал, что юрист умер от сердечного приступа. А значит, и никаких причастных к гибели юриста, на которую власти США отреагировали принятием "закона Магнитского", быть не может.

Мое СИЗО с краю
Замначальника "Бутырки" не сочли виновным в гибели Магнитского: репортаж "Ленты.ру"

В Тверском районном суде Москвы 24 декабря состоялись прения по делу бывшего замначальника Бутырской тюрьмы Дмитрия Кратова. Следствие утверждало, что из-за халатности Кратова мог погибнуть юрист Сергей Магнитский. В ходе прений сторона обвинения неожиданно попросила суд оправдать Кратова. Суд огласит приговор 28 декабря: учитывая кардинальное изменение позиции прокурора, сомнений в решении по делу замначальника Бутырки практически нет - как нет у российских правоохранительных органов и других обвиняемых в смерти Магнитского.

Прения начались неожиданно. Прокурор Константин Боков громким и хорошо поставленным голосом зачитывал обстоятельства, приведшие к гибели Сергея Магнитского в "Матросской тишине" - туда юриста перевели из "Бутырки" по состоянию здоровья. Вот только выводы обвинения оказались чуть ли не сенсационными. "Между действиями Кратова и смертью Магнитского отсутствует причинно-следственная связь. Прошу суд вынести оправдательный приговор", - к удивлению большинства присутствующих сказал прокурор Боков. Кто-то даже ахнул, журналисты заерзали на стульях и зашелестели блокнотами: все-таки резкое изменение позиции прокуратуры - редкость, причем прокурор не просто отказывался от первоначальной версии обвинения, а просил судью вынести оправдательный приговор.