Показать сообщение отдельно
banned
- 13.12.2012 - 16:32
Сашка не стоял, он висел, нацепленный под мышками на острия забора, а
из живота у него выпирал пучок желтой кукурузы с развевающимися на ветру
метелками.
Один початок, его половинка, был засунут в рот и торчал наружу толстым
концом, делая выражение лица у Сашки ужасно дурашливым, даже глупым.
Колька продолжал сидеть. Странная отрешенность владела им. Он будто не
был самим собой, но все при этом помнил и видел. Он видел, например, как
стая ворон стережет его движения, рассевшись на дереве; как рядом купаются в
пыли верткие серые воробьи, а из-за забора вдруг выскочила дурная курица,
напуганная одичавшей от голода кошкой.
Колька попытался подняться. И это удалось. Он пошел, но пошел не к
Сашке, а вокруг него, не приближаясь и не отдаляясь.
Теперь, когда он встал напротив, он увидел, что у Сашки нет глаз, их
выклевали вороны. Они и щеку правую поклевали, и ухо, но не так сильно.
Ниже живота и ниже кукурузы, которая вместе с травой была набита в
живот, по штанишкам свисала черная, в сгустках крови Сашкина требуха, тоже
обклеванная воронами.
Наверное, кровь стекала и по ногам, странно приподнятым над землей, она
висела комками на подошвах и на грязных Сашкиных пальцах, и вся трава под
ногами была сплошь одним загустевшим студнем.
Колька вдруг резко, во всех подробностях увидел:
одна из ворон, самая нетерпеливая, а может, самая хищная, спрыгнула на
дорогу и стала медленно приближаться к Сашкиному телу. На Кольку она не
обращала внимания.