Показать сообщение отдельно
- 20.11.2012 - 08:37
26-Феликс Павлович Андропов >
Ну, хоть в этом взаимопонимание. Уже - хлеб.
Повесть эту, как и "Архипелаг ГУЛАГ", можно отнести, скорее, к жанру исторической публицистики, поскольку читаешь её и воспринимаешь, как совершенную быль, а не художественный вымысел. Язык вязкий, для чтения тяжелый, но читаешь не останавливаясь. Передать, сочинить такое количество деталей лагерной жизни, без личного опыта просто немыслимо. Такое же ошеломляющее и потрясающее впечатление, помню, произвела на меня "Судьба человека" Шолохова, которую я сначала в кино посмотрела, а потом уже прочитала.

По-прежнему "ломают копья", сколько таких Иванов Денисовичей было, десятки миллионов, миллионы, сотни тысяч? Но разве это важно? Важно главное, печальное и трагичное, это - было. БЫЛО! Даже тысяча таких судеб - это трагедия для нации. А их было значительно больше. Ведь и ГУЛАГ-то Солженицын написал, немалым образом опираясь на письма очевидцев, мешками принявшимся писать ему со всех концов страны после выхода "Ивана Денисовича", каждый со своей историей. И после этого, все – неправда? Намеренно сгущенное чернение действительности?