Показать сообщение отдельно
Гость
- 05.11.2012 - 00:07
По сабж. *вспомнилось*
"...Долго рассказывать мне об этом проклятом Мурлыке. Каждый день от него у нас недочет. Расскажу я только то, что случилось недавно...
Разнесся в подполье слух, что Мурлыку повесили. Наши лазутчики сами видели это глазами своими. Вскружилось подполье. Шум, беготня, пискотня, скаканье, кувырканье, пляска - словом, мы все одурели, и сам мой Онуфрий премудрый с радости так напился, что подрался с царицей и в драке хвост у нее откусил, за что был и высечен больно.
Что же случилось потом? Не разведавши дела порядком, вздумали мы кота погребать, и надгробное слово тотчас поспело. Его сочинил поэт наш подпольный Клим, по прозванию Бешеный Хвост. Такое прозванье дали ему за то, что, стихи читая, всегда он в меру вилял хвостом, и хвост, как маятник, стукал. Всё изготовив, отправились мы на поминки к Мурлыке. Вылезло множество нас из подполья, глядим мы, и вправду кот Мурлыка в ветчинне висит на бревне, и повешен за ноги, мордою вниз, оскалены зубы, как палка, вытянут весь - и спина, и хвост, и передние лапы, словно, как мерзлые, оба глаза глядят не моргая. Все запищали мы хором: "Повешен Мурлыка, повешен кот окаянный. Довольно ты, кот, погулял; погуляем нынче и мы".
И шесть смельчаков тотчас взобралися вверх по бревну, чтоб Мурлыкины лапы распутать, но лапы сами держались, когтями вцепившись в бревно, а веревки не было там никакой, а лишь только к ним прикоснулись наши ребята, как вдруг распустилися когти, и на пол хлопнулся кот, как мешок. Мы все по углам разбежались в страхе и смотрим, что будет. Мурлыка лежит и не дышит, ус не тронется, глаз не моргнет - мертвец, да и только. Вот, ободрясь, из углов мы к нему подступать понемногу начали. Кто посмелее, тот дернет за хвост, да и тягу даст от него, тот лапкой ему погрозит, тот подразнит сзади его языком, а кто еще посмелее, тот, подкравшись, хвостом в носу у него пощекочет. Кот ни с места, как пень.
"Берегитесь,- тогда нам сказала старая мышь Степанида, которой Мурлыкины когти были знакомы (у ней он весь зад ободрал, и насилу как-то она от него уплела),- берегитесь: Мурлыка старый мошенник, ведь он висел без веревки, а это знак недобрый и шкурка цела у него". То услыша, громко мы все засмеялись. "Смейтесь, чтоб после не плакать,- мышь Степанида сказала опять,- а я не товарищ вам". И поспешно, созвав мышеняток своих, убралася с ними в подполье она.
А мы принялись как шальные прыгать, скакать и кота тормошить. Наконец, поуставши, все мы уселись в кружок перед мордой его, и поэт наш клим, по прозванию Бешеный Хвост, на Мурлыкино пузо взлезши, начал оттуда читать нам надгробное слово. Мы же при каждом стихе хохотали. И вот что прочел он:
"Жил Мурлыка, был Мурлыка - кот сибирский, рост богатырский, сизая шкурка, усы как у турка. Был он бешен, на краже помешан, за то и повешен, радуйся, наше подполье!.."
Но только успел проповедник это слово промолвить, как вдруг наш покойник очнулся. Мы бежать... Куда ты! Пошла ужасная травля. Двадцать из нас осталось на месте, а раненых втрое более было. Тот воротился с ободранным пузом, тот без уха, другой с отъеденной мордой, иному хвост был оторван, у многих так страшно искусаны были спины, что шкурки мотались, как тряпки. Царицу Прасковью чуть успели в нору уволочь за задние лапки. Царь Иринарий спасся с рубцом на носу. Но премудрый крыса Онуфрий с Климом-поэтом достались Мурлыке прежде других на обед.
Так кончился пир наш бедою..."

В.А. Жуковский. (С)