Показать сообщение отдельно
- 21.10.2012 - 17:30
Михай Волонтир. Бумеранг справедливости

turowalex
20 ноября, 2010

В годы СССР в одной из советских республик – Молдавской ССР – жил-был в городе Бельцы местный драматический актёр – Михай Волонтир. Человеком он был талантливым, обласканный не только местными властями, но и московскими: народный артист СССР, лауреат Государственной премии РСФСР и т.д. и т.п.
Более того, благодаря фильмам, снятым именно на московских киностудиях, на Волонтира обрушилась не просто всесоюзная слава, но и всеобщая любовь. Ещё бы – киношные герои актёра были людьми добрыми, справедливыми, по-житейски мудрыми. А, как сами понимаете, экранный образ всегда отождествляют с человеком, его создавшим, наделяя реального актёра качествами выдуманного целлулоидного героя.
Приходит время распада СССР. Начало девяностых годов прошлого века. На местных молдавских трибунах появляется экранный толстовец Будулай Романов, он же – в миру – Михай Волонтир.
«Русские оккупанты – убирайтесь вон из Молдовы. Чемодан – вокзал – Россия. Угнетателям и поработителям не место в нашей стране. Объединение с Румынией – это наш единственный путь». Вот далеко не весь перечень той махровой пещерной ненависти, которую обрушил кумир миллионов в те годы на русский народ.
Признаюсь, будучи очевидцем этого, я просто отказывался верить в происходящее. В смысле – в искренность заявлений Волонтира. Мне была непонятна причина такой острой ослепляющей ненависти ко всем не молдаванам, да и сама её суть. Но это оказалось жесточайшей правдой меняющегося советского мира и его недавних кумиров.
Как известно, после распада СССР процветающая и зажиточная Молдавия превратилась в Молдову – одну из самых нищих стран Европы, если не в самую нищую. Вместе со страной в крутое пике ушёл и «освободитель» Михай Ермолаевич Волонтир. Фильмы в Молдове не снимали, в местный драматический театр почти никто не ходил, зарплаты актёров стали грошовыми, а о самом Волонтире в независимой республике вскорости народ позабыл, утонув в своих трудностях и переживаниях. Помнили о нём – киношном цыгане Будулае Романове – с любовью и благодарностью только в России.
Проходит ещё время и диабет добивает Волонтира. Актёр слепнет. Денег на операцию нет, так как у него – художественного руководителя театра – зарплата равна в эквиваленте приблизительно восемнадцати долларам.
Как думаете, где всем народом собирали деньги на лечение и операцию нищему борцу с русскими и Россией?
В родной Молдове, за свободу которой так яростно ратовал Волонтир?
В братской Румынии, в чьи объятия стремился Михай Ермолаевич?
Нет, именно в России. И собирали эти деньги простые российские люди, скидывались, кто что мог, и, в итоге, собрали.
А операцию Волонтиру делали в Санкт-Петербурге, в тамошней Военно-медицинской академии.
Все эти годы издалека посматривая на Волонтира, я не переставал думать о том, что время и само течение жизни – безусловно, самые великие судьи на свете, которые всё расставляют по своим местам. И кто бы как не пыжился, не надувался и не придумывал бы какие-то политически ангажированные истории – он всё равно останется в проигрыше и ложь его будет обязательно раскрыта.
А больше всего мне хочется узнать – проснулась ли совесть у Михая Ермолаевича Волонтира, прозрел ли он, когда принимал помощь от великодушного российского народа, который он так в своё время уничижал и благодаря которому вновь стал видеть мир вокруг себя.