Показать сообщение отдельно
Гость
- 12.10.2012 - 18:07
Мы отступали. Да, мы отступали. Со слезами на глазах мы уходили из Цхинвала, который уже стал нам всем родным. Артиллерия и оперативно-тактические ракеты дикарей лупили по нашей колонне со всех сторон. Небо было темным от бесчисленных эскадрилий русских штурмовиков, пытавшихся разгромить 2-ю пехотную бригаду на марше. Дорога превратилась в огненный ад. Вокруг раздавался ужасающий вой сталинских органов. Кровь, пот и слезы.
Два дня назад мы триумфально вошли в Цхинвал, где до этого путинские сатрапы постоянно нарушали права человека. Основной задачей было защита слезинки ребенка и переводить бабушек через дороги. В честь прихода грузинской армии дали грандиозный салют из «Градов» холостыми ракетами. Кроме того стояла задача осуществления добрых и позитивных люстраций осетин. Батоно Мишико объявил крестовый поход против чекизма и путинизма.

Все шло хорошо, бабушки были довольно, но внезапно, презрев все международные нормы, началось широкомасштабное наступления северных орков, которые решили возродить агрессивную политику Империи Зла. Стремительным домкратом Путин ввел 58-ю армию через Рокский туннель. Миллионная группировка в составе трех танковых и пяти механизированных корпусов, при поддержке двух воздушных армий, начали оккупацию исконно грузинских земель. Под давлением превосходящего противника 2-я пехотная бригада была вынуждена отступить в полном порядке. Первоначально я вместе с генералом Гиви решили устроить варварам новый Сталинград, но приказ батоно Мишико недвусмысленно указывал отступить к Гори, для грядущего контрнаступления.


Мы закрепились перед Гори, оборудовав многочисленные доты и траншеи. Орды монголов висели у нас на хвосте, готовые обрушиться на беззащитный город – Путин обещал каждому азиату три дня на разграбление. Печально тянулись колонны беженцев – никто не хотел возвращаться в русское рабство. Позади тянулись столбы дымы, поднимавшиеся до неба – чекисты сжигали все вокруг. 2-я пехотная бригада твердо решила бороться до конца – мы погибнем, но свергнем дикарей обратно в пучины ада из которого они вернулись. Я обходил позиции и раздавал доблестным грузинским солдатам листовки Amnesty International, говорил слова поддержки, наливал чачу. Несмотря на ожидающуюся атаку дикарей, бойцы были бодры и веселы. Ведь они обучались по стандартам НАТО.

Собрали военный совет. Генерал Гиви был мрачен как туча. «Пришел приказ батоно Мишико – отступать на оборону Тбилиси. Будем ждать поддержки Шестого флота». Стало вдруг совестливо и гадливо на душе. Я опустился на колени и поднял пядь святой грузинской земли, с укором глядя на генерала. Генерал Гиви заплакал и сказал: «Я защищал свободу и демократию в Ираке, но не могу нарушить прямой приказ моего президента». «Тысяча чертей!», прорычал я и предложил новый план: «Дайте мне триста храбрецов и я остановлю монголов». Генерал Гиви согласился с моим планом, ведь нужно еще было прикрывать вывод женщин и детей из города. «И демократических журналистов», - добавил я, - «Мир должен узнать правду».

Несмотря на непрекращающиеся обстрел из 800миллиметровых мортир, бригада построилась в полном параде на центральной площади. Женщины плакали и бросали цветы с балконов. Гордо реял грузинский флаг. Генерал Гиви попросил выйти триста добровольцев. Соединение все как один сделали шаг вперед. Маленький, но гордый народ не собирался сдавать свои земли. Но генерал Гиви, пунцовый от приказа батоно Мишико, вынужден оставить только триста героев. Чтоб подбодрить их, я прочитал выдержки из блога блоггера Сухума, описывающие, что 3-я пехотная бригада с ходу захватила Сочи и потопила весь Черноморский флот неприятеля. Из Ирака спешила на помощь 1-я пехотная бригада. Через Дарданеллы входили в Черное море авианосцы и линкоры Шестого флота. Избавление было близко, нужно было день простоять и ночь продержаться.

Бригада ушла, а я вместе с тремя сотнями отважных грузинских солдат начали готовиться к атаке русских. Все горели желанием отомстить за своих павших товарищей и поруганные ценности и идеалы. Обер-лейтенант Заза Джанашия поклялся умереть, но врага не пустить. Обнявшись на прощание, мы медленно расходились по позициям. Может быть, это был наш последний бой. Печально вставало красное солнце, багровым восходом как бы приветствуя рыцарей свободного мира, готовых остановить силы зла. Медленно опал листик тополя, напоминая о бренности всего живого. Триста щаранцев шагнули в бессмертие.

Через десять минут начался ад. Завыло, загудело, всполошилась земля. Двести установок «Искандер» дикарей прицельным ударом обрушили огненной град на наши окопы. С пронзительным воем проносились армады МИ-24, обрушивая ураган ракет и снарядов. Рушились дома мирных граждан, полыхали взорванные автомобили. Поднявшаяся копоть закрыла небо. Единственное, что путинские сатрапы не трогали – памятник Сталина в центре города. Было мерзко, но я отвел двух плачущих девочек к памятнику и дал шоколадку. Ведь слезинка ребенка важнее всех войн на земле.

После мощнейшей артподготовки варвары двинулись на нас. Я хороши видел в бинокль полуголых казаков, которые размахивая калашами и шашками, трусливо шли на наши позиции. Но маленький грузинский отряд не собирался сдаваться. Подпустив этих собак на пистолетный выстрел, мы ударили из всех орудий. Сотни казаков падали, сраженные пулей, но новые орды шли и шли – генерал Хрулев твердо решил завалить нас трупами, по-другому русские воевать неспособны. Однако на этот раз азиатам не повезло – ведь против них были отважные грузины, вдохновленные идеалами демократии, ценностями свободы, концепцией защиты прав человека и сделавшие евроатлантический выбор.

продолжение следует.....