Показать сообщение отдельно
Гость
- 03.09.2012 - 23:39
Сергей Кургинян
ПОЛИТКЛИНИКА
Введение
В течение всего августа я находился в деревне и писал книгу, в которой исследовал первую перестройку, сопоставлял ее со второй, занимался дешифровкой перестроечных игр и перестроечных субъектов. Такую книгу можно написать только в отдаленной деревне, где почти не осталось жителей, поля заросли уже не только сорняками, но и березками. За этот период, условно называемый отпускным, я написал не менее 300 страниц сложного аналитического текста, а также несколько прикладных политических статей. Данная статья – последняя из этого «деревенского цикла». Отчасти навеянного и собственно деревенскими наблюдениями.
Недалеко от совсем умершей деревни, в которой я специфическим образом отдыхаю вот уже 22 года, есть небольшой, абсолютно загибающийся поселок. Бывшая там когда-то фабрика не работает. В поселке несколько магазинов. Они забиты разнообразными товарами. Буквально, забиты! Не будем обсуждать качество товаров, но изобилие, ассортимент не могут не впечатлять. Итак, поля заросли, фабрика не работает, вся социальная сфера изуродована донельзя (закрыты библиотека, столовая, клуб). Но прилавки полны. И раз магазины работают, значит, кто-то что-то покупает.
Вот одно наблюдение. В магазин, заполненный товарами, приходит женщина. У нее нет денег. И она берет товар «под запись». Какой товар? Картофельные чипсы. Продавщица говорит, что цена чипсов возросла. Женщина ахает: цена превышает цену мяса – но всё же берет. А когда ее спрашивают: «Зачем вам это? Ведь на огороде картошка. Нарежьте ее ломтиками и пожарьте! Будет и здоровее, и вкуснее, и неизмеримо дешевле!» – женщина отвечает: «Все так, но ребенок хочет чипсы. Он их видит по телевизору, и ему очень хочется».
Я не могу – предельно сострадая этой женщине, возмущаясь мерзостями тех, кто ее довел до этого помрачения – назвать подобное иначе, чем социальная клиника. Да, это социальное явление. Это завладевший человеком социальный психоз. Психоз этот внедрен сознательно негодяями. Женщина – жертва этих негодяев. Но она ведь еще и социально ответственный субъект. Она мать, воспитывающая детей, хозяйка и так далее. Как распределяется ответственность за социальную клинику между нею и теми, кто эту клинику соорудил?
Предположим, что они отвечают на 90 процентов, а она на 10. Что? Они отвечают на 99 процентов? Но все равно остается 1 процент ответственности этой женщины как микросоциального субъекта. Поскольку она человек – она не может быть только объектом рекламного манипулирования. А если становится только таким объектом, то положение наше швах.
Итак, есть перестройка как сложнейшая игра разного рода сил, обладающих разной мощностью, разрушительностью и так далее. А есть перестройка как социальная клиника. И ведь не только социальная, но и политическая, не так ли?
Коммунисты, патриоты являются не только объектами, по которым наносятся информационные удары. Они еще и люди. То есть политические микросубъекты. И не просто люди, а представители более или менее организованных политических сил. То есть отнюдь не только микросубъекты.
Если эти люди и эти силы окончательно превращены из субъектов в объекты, то дело обстоит в политическом смысле столь же пагубно, как и в социальном. Ибо – что чипсы в социальной клинике, что информационные «чипсы», которые по замыслу их создателей должен «хавать пипл» - в клинике политической.
Это короткое исследование я не зря назвал политклиникой. Я искренне сострадаю всем обитателям политклиники. Я сострадаю им ничуть не меньше, чем обитателям клиники социальной. Но задача не в том, чтобы сострадать, а в том, чтобы выводить из ада. Каковым по определению является и клиника социальная, и клиника политическая, и клиника культурная, и клиника метафизическая.
Для того чтобы выводить из этого ада (а не осуществляя этого, страну спасти невозможно), нужно понять, как именно ад устроен, как в него людей помещают, как их в нем удерживают. И так далее.
Обсуждая эту проблему, я никоим образом не хочу сказать, что ситуация безнадежна.
Во-первых, я этого никогда не скажу. Потому что всегда есть какой-то шанс на выход из любой ситуации.
Во-вторых, если бы я считал, что ситуация безнадежна, то я не писал бы статей, подобных этой.
Ситуация, конечно же, небезнадежна. Но она чудовищна. И только осознание ее чудовищности, познание природы этой чудовищности может дать выход из ситуации. Давайте этим и займемся.
http://eot.su/node/12891