Показать сообщение отдельно
banned
- 25.08.2012 - 12:47
Поскольку такие термины как «трудящийся» или «пролетарий» ещё с советских времён излучают сакральный ореол, а на любую критику этого класса наложено почти религиозные табу, дорогие читатели впадают в ступор. Как же так! Да простых работяг! Да мордой в говно! Неслыханная наглость!

И дорогая редакция немедленно представляется перед «миром голодных и рабов» в образе снобов, жлобов и угнетателей. Меж тем, дорогие читатели никак не могут понять, что наши оппоненты (т.н. «трудящиеся») отсортированы не по социальному статусу (мы все тут в основном middle-class) или принадлежности к специальности, а по складу ума. Все эти пролетарии социальных сетей, рабочий класс форумов и блогов, все эти трудящиеся мышки и клавиатуры, которые набрасываются на «Спутник и Погром» с красным флагом, относятся к совершенно разным группам по достатку, профессии, возрасту и так далее. Это вообще не важно. Тем более, что анонимность Сети позволяет позиционировать себя кем угодно, хоть банкиром из Швейцарии.

Всех «трудящихся» объединяет одно — МЕНТАЛИТЕТ.

«Трудящиеся» — люди особого образа мышления. Это сознание было старательно выведено за 70 лет советской Специальной Олимпиады и укреплено двадцатилетием безумного капитализма формата Wild West.

Что характеризует склад ума «трудящегося»? Как отделить «трудящегося» от трудящегося?

Попробуем дать краткое описание мировоззрения, присущего нашему условному оппоненту. Его легко вычислить в толпе — будь это комментатор на «Спутнике и Погроме», либо же ваш коллега по офису. Имя им Легион, но система ценностей у этих людей везде одна и та же:

1). «Трудящийся» всегда находится в состоянии так называемого «рессантимента». Это французский термин, означающий чувство, в котором перманентно пребывает множество простых смертных — смесь обиды, зависти, бессильной злобы и раздражения. В действительности «трудящиеся» не разбираются в реальной политике, это для них слишком сложный процесс. Единственным рэволюционным позывом таких людей является социальная зависть — они ненавидят тех, у кого есть власть, деньги, кто состоялся в личной жизни, обладает славой и известностью, и так далее. Свою бытовую обиду «трудящиеся» сублимируют в политическую плоскость, переводя собственные жизненные неудачи на внешние факторы. На честный вопрос «почему у меня в жизни всё складывается не так?» у «трудящегося» всегда есть заготовленный ответ. Виновниками могут называться: а) экономическая формация, б) политическая система, в) лично Путин (Немцов, Навальный, Госдеп США, Николай Второй, Иван Грозный), г) религия (либо атеизм), д) жиды (кавказцы, русские, поляки) и так далее. Вариантов миллион. Главное должен быть внешний фактор, который оправдал бы собственное фиаско. «Эти проклятые жидомасоны, поручик, вам ещё и в штаны нассали».
2). Исходя из первого пункта, «трудящийся», как правило, придерживается левых взглядов. Глубоко в марксизм он не углубляется (иначе обнаружил бы, что левая практика в истории всегда противоречит левой теории), зато точно знает, кого нужно ненавидеть — богатых! Ибо собственный карман ноет больше всего, а вокруг столько состоятельных людей, купающихся в роскоши. Это раздражает. Проклятые капиталисты! При этом есть важный момент: для «трудящегося» совершенно не важно, каким именно образом человек стал богатым. Он не видит разницы между условными Стивом Джобсом и Чубайсом, оба для него являются одинаковыми классовыми врагами. «Почему у моего соседа Васи Яйцеголового есть миллион долларов, а у меня нет? Ах да, это чёртов капитализм, это проклятая Система!» (нет, дурачок, потому что у Яйцеголового более высокий интеллект, благодаря которому он открыл свой бизнес). Отсюда и характерная ностальгия по СССР, где все люди жили одинаково плохо и никто не выпендривался. При этом «трудящийся» может быть относительно состоятельным человеком, но его всегда будет раздражать тот, у кого больше денег, власти и славы.

3). Ещё одно важное качество «трудящегося» — ненависть к людям интеллектуального труда. Скажем, условный учёный-гуманитарий для него всегда хуже самого захолустного крестьянина. «Трудящийся» вообще не понимает смысла какой-либо интеллектуальной работы (которая зачастую отнимает больше сил, чем физическая). «Ишь чо, собрались умники и балаболят, книжечки какие-то они строчат, а заводы стоят, а помидоры не политы!». При этом сам «трудящийся» обычно не имеет никакого отношения ни к интеллектуальному, ни к физическому труду. В лучшем случае это перекладыватель бумажек в офисе или продавец-консультант. В голову защитника пролетариев никогда не придёт простая мысль, что работа интеллектуалов может облегчать труд простых рабочих.

4). «Трудящийся» всегда легко проглатывает концепцию «внешнего врага». Поэтому является лёгкой добычей для каких-нибудь кремлёвских политтехнологов. Ему ведь всё равно кого ненавидеть — Путина или Бжезинского — ему важно перевести злобу с себя самого (self hate) на выдуманного неприятеля. Специально для таких людей на экране появляется какой-нибудь пенистый Кургинян, который на доступном «трудящемуся» языке объясняет, что во всём виноват «Госдеп США», «оранжевые либералы» или «продавшиеся Западу олигархи». И все деньги олигархи своровали не благодаря Путину, а вопреки ему! А Путин хотел как лучше! Если кургиняны уже не вставляют, тогда на первый план может выйти какое-нибудь «Эхо Москвы», которое популярно объяснит, что ненавидеть нужно не олигархов, а, скажем, РПЦ. «Смотрите, они на дорогих машинах! А часы-то какие! Мракобесы!». Такой незамысловатой технологией можно морочить «трудящимся» головы очень долго. Потенциальных врагов — не считано. А рессантимент нужно куда-то сливать, невыпущенный пар опасен.

Есть ещё много качеств, присущих нашим дорогим полиграф полиграфычам. Мы остановились лишь на самых основных, по которым вы легко можете опознать «трудящегося» где угодно. Например, в… себе самом?