Показать сообщение отдельно
banned
- 13.08.2012 - 21:09
Понятно, что любые разговоры о насильственной смене власти в России рождают воспоминания о 1917-ом году (про 1991-ый, который по сути был двойным переворотом, все почему-то не вспоминают, ну да ладно). И широко обсуждаемый текст Владимира Пастухова в "Новой газете" ( ), где он, если суммировать все его мысли, пишет, что Путин сам не уйдет и Путину придется помогать, скорее всего - вилами, эти самые воспоминания пробуждает. Но в чем состоит трагедия 1917-го года? В фатальной культурной разнице между государством и интеллигенцией. В министерствах сидели русские дворяне и немецкие чиновники, писали друг другу записки на французском, отпуск проводили - совершенно легально, без всякой коррупции - в европейских столицах. "Имперский правящий класс". Вокруг министерств бесновались "леволюционеры", преимущественно из кавказцев, евреев, фанатиков-старообрядцев, прочих праздничных зверушек, требовали воли, конституции и килограмм конфет каждому. "Дикие азиатские сатрапы из немецких баронов не дают свободы просвещенным европейским интеллигентам из одесских биндюжников и армянских боевиков", так сказать. Когда европейский правящий класс наконец сковырнули, то с биндюжниками и боевиками ожидаемо начался не расцвет свобод, а массовый террор, массовый грабеж, массовые эпидемии, массовое людоедство. Символ случившейся метаморфозы - царский полковник Генерального штаба Скалон (из обрусевших немцев), который приехал заключать Брестский мир. Пробыв на переговорах один день, посмотрев на ситуацию и оценив большевиков, полковник Скалон застрелился. Мне кажется, это исчерпывающий комментарий исторической России по отношению к России азиатской, пришедшей ей на смену, "хоть пулю в висок, лишь бы этого позора не видеть".

Сейчас ситуация принципиально иная - при всем желании в России невозможно найти нового Скалона и новые европейские элиты. Страной правят крестьяне из советской тайной полиции, крестьяне из советской коммунистической партии, малокультурные горные инородцы, пробивающиеся за счет своей клановости, прочий сброд из прямых и косвенных потомков биндюжников и боевиков. При всем желании невозможно обнаружить компетентную европейскую власть, обеспечивающую наше тихое потребительское загнивание - скорее, властные коридоры полны провинциальных воришек и абреков, просто не успевающих украсть все безумные денежные потоки, вливающиеся в нашу страну из-за нефтяного бума. В то же время, если мы посмотрим на общество, то увидим в нем - помимо советско-еврейской интеллигенции, комплиментарной представителям советской тайной полиции во власти - формирующийся класс "новых европейцев", физически выросших в России, но получивших умственную закалку в западном информационном пространстве. Пока что этот класс слаб, у него нет особых денег, он все еще щемится по углам от вальяжных черных мерседесов важных чиновных крестьян, его пытается атаковать класс "новых азиатов" - условные поклонники удальцовых, гоблинов, прилепиных и т.п. сволочи, в ситуации открытого информационного мира сознательно погружающиеся в советское болото ностальгического хамства - но будущее определенно за ним. Любопытно, что даже ультрарадикальная правая молодежь (обычно относимая к реакционным элементам) нынче исповедует идеи пан-европеизма, европейской белой солидарности и т.п. пусть и расистскую, но однозначно про-европейскую идеологию с настроем на интеграцию в западный мир. Это забавно, но у правых и либералов, несмотря на ряд серьезных расхождений, общий вектор весьма схож - и те, и другие хотят жить в Европе и принадлежать к европейской цивилизации, а потому являются, вы будете смеяться, естественными союзниками. Да, одни хотят свобод, а вторые хотят силы, но и те, и другие хотят этого в Европе - тогда как левачье хочет, завернувшись в обосранный ливийский флаг, бороться с "кровавым НАТО". Это принципиальная разница.