Показать сообщение отдельно
kum
- 08.08.2012 - 11:11
Анализ ответа Путина
Цитата:
Любой специалист по коррупции на это возразит, что бизнес действует исключительно в зависимости от тех условий, в которые его ставит власть. Любая строительная компания, безусловно, рада выиграть конкурс на строительство чего угодно без взяток. Но принципиальное отличие состоит в том, что реальные строители в конкурсах не участвуют. Конкурсы выигрывают те, кто уже заранее имеет договоренности с заказчиком, а строители выполняют лишь субподряды на те 15-30% финансовых средств, которые достаются им по остаточному принципу. Проблема на сегодня именно в системе госзаказов, которую нужно глубоко и долго реформировать. Но без признания ответственности государства за это, ждать ни политической воли, ни результата не стоит.

Для Макаревича ответ Путина, вероятно, означает – катастрофа теперь неизбежна. Мог ли Путин ответить иначе? Конечно, мог, даже не делая вид, что ему пытаются открыть глаза на очевидные вещи. Президент вполне мог заявить, что согласен с музыкантом в оценке ситуации, что предпринимаются усилия по выработке более эффективных антикоррупционных мер, вспомнить, например, как с «откатами» боролся Медведев (имиджевый плюс их тандему), под конец добавив немного терапии и пообещав, что ситуация постепенно будет оздоравливаться. Путин не сделал этого по одной причине: он не готов взять ответственность за «откаты» на себя. И не готов, потому что по большому счету является заложником ситуации, которую, в данной сфере, просто не контролирует.
Татьяна Становая. Полностью на Любой специалист по коррупции на это возразит, что бизнес действует исключительно в зависимости от тех условий, в которые его ставит власть. Любая строительная компания, безусловно, рада выиграть конкурс на строительство чего угодно без взяток. Но принципиальное отличие состоит в том, что реальные строители в конкурсах не участвуют. Конкурсы выигрывают те, кто уже заранее имеет договоренности с заказчиком, а строители выполняют лишь субподряды на те 15-30% финансовых средств, которые достаются им по остаточному принципу. Проблема на сегодня именно в системе госзаказов, которую нужно глубоко и долго реформировать. Но без признания ответственности государства за это, ждать ни политической воли, ни результата не стоит.

Для Макаревича ответ Путина, вероятно, означает – катастрофа теперь неизбежна. Мог ли Путин ответить иначе? Конечно, мог, даже не делая вид, что ему пытаются открыть глаза на очевидные вещи. Президент вполне мог заявить, что согласен с музыкантом в оценке ситуации, что предпринимаются усилия по выработке более эффективных антикоррупционных мер, вспомнить, например, как с «откатами» боролся Медведев (имиджевый плюс их тандему), под конец добавив немного терапии и пообещав, что ситуация постепенно будет оздоравливаться. Путин не сделал этого по одной причине: он не готов взять ответственность за «откаты» на себя. И не готов, потому что по большому счету является заложником ситуации, которую, в данной сфере, просто не контролирует.