Показать сообщение отдельно
- 16.07.2012 - 22:52
Что касается отсутствия неожиданности. Манштейн опять-таки лукавит. В ходе войны возможности Германии последовательно сужались примерно так: в начале войны сил у Германии хватало для организации наступательных действий сразу на нескольких стратегических направлениях. В 1942 году такой роскоши уже не было - сил хватало для организации полноценной наступательной кампании только на одном стратегическом направлении - юг, операция Блау. А в 1943 году сил хватало уже только на подготовку ограниченной локальной операции, не более. Это признают сами немцы. А если принять это во внимание, то иного кандидата, как Курский выступ, у немцев просто не было. Больлше просто негде было приложить ограниченные наступательные усилия. Как грится, место встречи было изменить нельзя. Вопрос был только а) в сроках и б) где будут приложены главные усилия в т.н. pincer operation - ГА Центр или ГА Юг. Со сроками была непонятка, фюрер несколько раз откладывал операцию, мотивируя это необходимостью получить Пантеры и товарное число Тигров (ну и Фердинанды не забудем). Но в целом тут Советы обмануть не удалось. А вот в приложении главных усилий - да, Советы обманулись, чем Воронежский фронт изначально был поставлен в очень тяжелое положение. Но кой о чем Манштейн скромно молчит. Во-первых наличными Пантерами немцы распорядились очень неудачно. Все они были сведены в одну охренительную бригаду - 10-я бригада, в которой организационно была всего один танковый полк - 39-ый. И организационно туда включили 503-ый тяжелый танковый батальон Тигров. Численность танкового полка - 200 единиц. Нифига себе полк, по численности равный двум обычным танковым дивизиям. В результате появился перетяжеленный монстр, слабо управляемый. Как единое соединение эта бригада под Курском не использовалась, ее растаскивали на частные задачи. 39-ый тп придали Великой Германии, а батальон Тигров - 3-му танковому корпусу. Сами немцы считают, что создав этого монстра вместо полноценных танковых соединений, ударная сила Пантер была сильно уменьшена. Вкупе с технической сыростью новых танков, от них вовсе не получили того эффекта, на который рассчитывали. Задним числом это решение объясняли решением фюрера, который-де был зачарован зрелищем громадного танкового вала, перекатывающегося через позиции русских (это почти точная цитата) и некими личными пристрастиями (персоналии командира бригады полковник Карл Деккер и полка полковника графа фон Штрахвица). Утверждалось, что на тот момент Деккер был танковым дилетантом, но в фаворе у фюрера, который очень хотел дать ему командование. Вот его-де и назначили командовать бригадой. Но Пантеры организационной выделили в полк под командованием мега-профи Штрахвица, чтобы не усугублять. Походу Деккер и Штрахвиц конфликтовали, что не могло не сказаться. Результат был таков: на 10-е июля из 200 Пантер боеготовыми остались только 10.