Показать сообщение отдельно
Гость
- 12.07.2012 - 18:35
Если кто хочет поржать....... =)))

Крым. Бабушка. Язык. Аптека

Самая ужасная трагедия нынешнего века.


Долгие годы самоотверженной борьбы патриотов русскоязычия против невыносимой насильственной украинизации «Обком» не уставал восторгаться мужеством и стойкостью простых героев непростого фронта. Мы переживали за луганскую деканшу Лидию Лазор, быстро смекнувшую, что если никто добровольно не хочет печатать ее графоманию – то только из-за языка творений. Мы жалели малолетку из рекламы Блока Витренко, отважно бросавшую в лицо учительнице-оккупантке вызов «Уссусь я – но мову учить не буду!». Мы сочувствовали миллионам зрителей, которым украинские субтитры навсегда закрыли доступ к киношедеврам Никиты Михалкова, и пускали слезу по тысячам русскоязычных младенцев, пущенных на борщ страшными пассажирами львовского метро!

Однако главным символом тлеющего сопротивления сине-желтой напасти для нас всегда оставалась простая севастопольская бабушка. Уже почти двадцать один год мы каждый день слышим о геноциде этих милых созданий фашистским режимом, производящим смертельные украиноязычные лекарства. Двадцать один год бабушки города славы русских моряков не могут оправиться от наступившей им на горло Независимости, неправильно читают украинские аннотации к лекарствам, жрут внутрь мазь Вишневского и запивают раствором бриллиантового зеленого, корчась в страшных муках на смертном одре. Двадцать один год аптечная бабушка Севастополя беззаветно служит украинским русофилам самым главным аргументом против Украины как таковой и ее языка в частности, а российским журналистам – неотъемлемой деталью украинского колорита, такой же, как сало, горилка, Сердючка и Степан Бандера.

О мириадах сраженных инструкциями бабушек вам всегда расскажет российский генконсул в Крыму, об «издевательстве» над старушками никогда не забывает даже юная региональная поросль вроде сынка Костусева, а прокремлевскому «политологу» Михаилу Погребинскому, видимо, благодаря располагающей исконной бороде, удавалось даже вплотную пообщаться с бабушкой в ее естественной среде обитания – в аптеке, и даже спасти ее от той самой инструкции! Однако все эти ученые, даже аптечный паганель Погребинский, в своих публичных исследованиях ограничивались лишь общей теорией, не проливая свет на главный вопрос, много лет интересующий «Обком»: каков же механизм поражения бабушек украиноязычной инструкцией?

С ответом на этот вопрос нам и всему ленивому украинскому обществу подсобили заботливые старшие братья: настойчивым журналистам «Первого канала», ранее известного как ОРТ и вообще, прости Господи, «Останкино», удалось разыскать невестку настоящей севастопольской бабушки. В нижеприведенном сюжете о том, как в очередной раз «НА Украине распоясались бЕндеровцы», небольшое сенсационное интервью начинается в 6:47:



Все детали преступного умысла нацистских фармацевтов здесь показаны как на ладони:

«Вот моя старенькая свекровь пошла в аптеку, надо было купить ей перекись водорода. А так как названия «перекись», «аммиак» – довольно сложные в переводе с украинского, то она купила не то, что надо. И использовала, на рану положив аммиак…»

Вполне понятно, почему у украинского МИДа сюжет российских правдорубов вызвал хоть и скрываемое, но явное раздражение: знает кошка, чей аммиак съела. В самом деле – даже испанским инквизиторам не пришло бы в голову писать на пузырьке с перекисью сложное слово «перекис», так похожее на «аміак» (под которым скрывается – Вы не поверите – обычный аммиак! Как после таких издевательств можно вообще говорить на человеконенавистнической мове?!). Характерно, что стойкая бабка, борясь с ужасами чужого языка, искала нужное лекарство сама, даже не попытавшись спросить перекись у аптекаря – ведь всем известно, что в Севастополе аптекари все говорят исключительно по-украински, а обратишься к ним на русском – так вместо аммиака цианистый калий подбросят (он, если что, по-украински «анальгіном» зовется). Вы только представьте, какой шок испытала севастопольская бабушка от всего лишь полуминутного общения с извергом-фармацевтом, если по приходу домой купленный аммиак на рану положила! Это ведь не так просто сделать – чай, не мазь какая! «Аммиак»-то в аптеках только в одном виде продается – «розчин аміаку 10%-й» (произносится как «пэрэкыс водню»), он же нашатырный спирт. Мы, конечно, в курсе, что в среде экстремально русскоязычных к нашатырю довольно неоднозначное отношение: вон теща самого Колесниченко живому человеку его в глотку заливала – тоже, видимо, название не так прочла. Но если уж бабушка решила жидкость (хоть перекись, хоть спирт) «на рану класть», то с мозгами у нее уже что-то было не в порядке. Ну не наврало же, в самом деле, честное российское телевидение! Ну не заставило же случайную тетку за 100 гривень какую-то наспех придуманную ахинею разучить и на камеру прочитать!

Увиденный сюжет, скажем без преувеличения, стал для «Обкома» настоящим откровением. Мы и впрямь не подозревали, что ситуация с бабушками настолько ужасна, наивно считая, что для понимания любых украинских инструкций к лекарствам русскоязычному человеку достаточно выучить слова «нежить» и «печія» – остальные слова в медицине все равно латинские. Севастопольская бабушка – она, оказывается, как робот: исчезновение мягкого знака у слова «перекись» на этикетке уже приводит к полному зависанию алгоритма. И поэтому, выражаясь и далее языком компьютерщиков, единственный гуманный выход для Украины – снести нахрен «Windows 7», потому что «Тетрис» 1984 года под ней не запускается.

Остается только один вопрос: откуда после 21 года Независимости в Севастополе появляются все новые и новые бабушки, не способные понять слово «печінка»? Первое поколение, на которое вдруг в 1991 году обрушились все ужасы украинизации, уже давно, судя по легендам, должно было вымереть в аптеках. Но вот тем, кто обрел статус старушек в нынешние дни, тогда лет по 40-50 было. Они ведь болезни свои уже по украиноязычным инструкциям изучали! Или их, рафинированных жертв украинизации, специально в секретных лабораториях ЧФ РФ в подземельях Балаклавы выращивают?

Юрко КОСМИНА