Показать сообщение отдельно
kum
- 04.07.2012 - 08:45
Так в чем отличие ихнего FARA от нашенского предполагаемого закона, как любят здесь говорить запутинцы: "вот вам копия закона из вашего оплота демократии". Так как же все таки там?
Цитата:
Н.ЗЛОБИН: По американскому закону и в традиции наличие источника финансирования зарубежного не делает эту организацию агентом иностранного влияния. Это никак не связано.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: А у нас это основной пункт.

Н.ЗЛОБИН: Агентом иностранного влияния делает ее конкретная деятельность, что она действует в интересах иностранного государства.

А получать она деньги может, откуда угодно. В том числе, кстати говоря, действовать в интересах иностранного государства можно, получая деньги из каких-то внутренних источников.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Местных источников.

Н.ЗЛОБИН: Это второе отличие очень важное. В Америке, кстати говоря, почему-то многие не понимают, огромное количество организаций, финансируемых из-за рубежа. И ничего, нормально. Минимальная часть из них регистрируется как агент иностранного влияния, остальные действуют, в общем, вполне нормально и никому в голову не придет к ним претензии предъявлять. Они должны только соответствовать своим уставным документам. Вот, они написали, что они хотят этим заниматься, пусть этим занимаются.

Третье отличие. Запрещено в Америке финансирование политики напрямую, иностранное финансирование. То есть если ты идешь на выборы, ты не можешь получить деньги из иностранных источников. Если ты занимаешься партийной работой в той же Республиканской партии, Демократической партии, Либерторианской, любой другой, ты не можешь заниматься этим на иностранные деньги, это запрещено.

Следить за выборами – это другое дело.

Н.ЗЛОБИН: Вот еще одну важную вещь надо понять. Правозащитная деятельность не считается политической. Права человека надо защищать в любом обществе – при демократиях, тоталитаризме, коммунизме, фашизме. Правозащитная деятельность есть очень важный механизм гражданского общества, не есть политика. Они не могут быть политизированы, потому что права человека в западном понимании – они более-менее стабильны, независимо от того, в какой стране живет человек. У него есть права, которые надо защищать, если они нарушаются. Поэтому эти организации, ну, никак не должны попадать под эти законы.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Ну, вот, еще один вопрос пришел: «В Нью-Йорке есть российский институт, занимающийся наблюдением за нарушением прав человека в США, возглавляемый Миграняном. (или г-жа Нарочницкая во Франции со своим институтом демократии на бюджетные деньги РФ) Зарегистрирована ли эта организация как иностранный агент?»

Н.ЗЛОБИН: Но я почти уверен, что нет, потому что я не очень понимаю, какой смысл регистрации ее. Он же не занимается политикой в США – он занимается правами человека. А, кстати говоря, вот я забыл упомянуть, по закону американскому исследовательские, учебные, образовательные, молодежные, спортивные, медицинские и так далее организации исключены по определению из возможности быть агентами иностранного влияния. Они просто специально отдельным параграфом по закону изъяты оттуда. То есть это все не попадает. А институт, в котором я работаю, там есть иностранные гранты. Нам никому в голову не пришло за все эти годы регистрироваться как агенты иностранного влияния.
Даже Майкл Макфол отвечал на вопросы, он сказал, что у него жена, помните, работала на деньги японских грантов.
Н.БОЛТЯНСКАЯ: Иностранный агент однозначно.
Н.ЗЛОБИН: Да.
http://echo.msk.ru/programs/personal.../#element-text
http://www.vedomosti.ru/newspaper/ar...shnyu_dollarov
А теперь сравните это с предполагаемым законом в России, где нет понятия лоббизма или политической деятельности. Где правозащитники, наблюдатели на выборах и пр. приравнены к политикам.