Показать сообщение отдельно
Гость
- 27.06.2012 - 14:44
Скажем, поляки утверждали, что мазурцы — родственные полякам племена, а потому южная часть Восточной Пруссии должна принадлежать Польше. Аналогичное требование было выдвинуто и в отношении Верхней Силезии. В Версале было решено, что жители обеих территорий должны решить сами свою судьбу — в ходе плебисцита. Мазурцы отвергли поляков — 95% проголосовали за пребывание в составе Германии. Этот результат вызвал глубокое разочарование в Варшаве, и она решила вновь обратиться «к своей старой тактике шоковой терапии, то есть набегам, использованию вооруженных сил для того, чтобы поставить всех перед свершившимся фактом. Эта схема неплохо сработала в момент нападения генерала Желиговского на Вильно, и было решено повторить ее в более широком масштабе в Верхней Силезии», — описывает Дирксен методы Варшавы.

Удобный случай подвернулся весной 1921-го — в Германии произошел правительственный кризис. Воспользовавшись очередной неразберихой, поляки 3 мая 1921 г. военным путем начали очередной захват Верхней Силезии. Союзники предупредили Берлин, что вмешательство рейхсвера будет означать войну. В итоге к октябрю 1921 г. к Польше отошла значительная часть Верхней Силезии с 80% всей промышленности и основной частью угольных запасов.

Польские захваты утвердила международная комиссия. Разграничение территорий происходило крайне неразумно: «Международная комиссия отличилась в принятии решений, которые превратили повседневную жизнь населения в тяжкое бремя, посеяв семена недовольства. В городах оказались разделены водопроводные сооружения, а рабочим по пути на работу приходилось по два-три раза в день пересекать границу, поскольку они повсеместно жили не там, где располагались их заводы и фабрики. Но главное, в чем полякам удалось добиться успеха, — это в присвоении объектов, которые они жаждали заполучить: заводов, больниц и шахт. Вот в соответствии с этим принципом и проводилась граница» (Дирксен, указ. соч., стр. 37—43).

А еще 8 декабря 1919 г. союзники предложили определить восточную госграницу Польши по этническому принципу — т. н. «линия Керзона». Пилсудский с этим не согласился. И спустя несколько месяцев — 25 апреля 1920 г. — польские войска без объявления войны начали агрессию на восток. Результатом стал Рижский договор, подписанный в 1921 г., по которому Варшава получила часть украинских и белорусских земель... И т. д. и т. п.