Показать сообщение отдельно
Гость
- 25.06.2012 - 16:58
Вся власть Советам! Вся власть Советам! Этот лозунг раздавался на трибунах, на заводах, в крестьянских организациях по всей царской России, в то время как организовывались народные Советы и большевики готовились к взятию власти.

Ленин произносил зажигательные речи, в то время как Сталин занимался организацией структуры партии, а «интеллектуал» Троцкий ускорял военные приготовления. Эта тройка в итоге навязала Матушке России первую марксистскую революцию прошлого века. В этом вопросе меня, прежде всего, интересует развитие ситуации, завершившееся революцией 1917 года, ее последствия и в целом модель поведения, которую мы, венесуэльцы, могли бы взять на вооружение в деле создания из нас полноценного общества.

Правда, что советская революция, среди всего прочего, смогла вытянуть крестьянскую Россию из отсталости, развить тяжелую промышленность; правда, что после революции был достигнут высокий уровень развития военной промышленности и аэрокосмических исследований; также правда, что советские войска героически сражались против нацизма, и что Советский Союз стал одной из великих держав биполярного мира. Однако не в меньшей степени верно и то, что коллективизация земли означала эксплуатацию крестьянства и снижение производительности сельского хозяйства; что ожесточенные репрессии охватили все общество, стандартизируя, идеологизируя и растрачивая его.

Просто прочитайте «Архипелаг ГУЛАГ» лауреата Нобелевской премии Александра Солженицына, чтобы составить представление о чрезмерных усердиях тайной полиции, о «чистках» и гонениях, которые продолжались, с теми или иными особенностями, в течение всех 70 лет советской власти.

Просто посмотрите на открытки из Ленинграда, чтобы иметь представление о той степени отчужденности, с которой жило население. Мы не можем говорить о Советском Союзе без упоминания о депортированных в Сибирь, о по сути рабском, давайте использовать этот креольский эвфемизм, положении заключенных, работавших на «великих стройках» инфраструктуры; о запрещении культуры и языков коренных народов, об «огосударствлении» искусства согласно канонам социалистического реализма.

ВНУШИТЬ СТРАХ. Нельзя говорить о Советском Союзе без упоминания о тоталитарном характере государственной власти, которое является ничем иным, как внушением страха. Утверждать, что советское общество представляло собой идеальную модель, - безответственное дело, которое может быть объяснено лишь незнанием истории или идеологическими причинами. Неверно утверждение и о том, что банкротство Советского Союза стало результатом капиталистической блокады. Экономика СССР был слишком огромна, чтобы быть заблокированной; экономическая неосуществимость данного проекта стала результатом неэффективности системы планирования, построенной на пятилетках.

Чрезмерная бюрократизация, ограничения индивидуальной инициативы, национализации экономики, система планирования приоритетных потребностей, преобразование политики в гражданскую религию, отсутствие возможностей, ограничения свободы – эти факторы в конечном итоге создали то давление, которое заставило Горбачева срочно заняться открытием и трансформацией политической системы и организации государства, что в конечном итоге привело к распаду советской империи. Ах да, также нельзя говорить об СССР без упоминания о том, что в своей внешней политике Советский Союз действовал в имперской и экспансионистской манере, что позволило ему конкурировать с США в борьбе за мировое господство в этой смертельной шахматной партии, обустраивая сферы влияния во время холодной войны.

Под холодную и беспощадную советскую пяту попадало любое инакомыслие, пусть вам расскажут про это те, кто пережил «Пражскую весну». Идеальное общество? Честно говоря, мне так не кажется, независимо от того, сколько бы похвал Сталину ни написал старый Неруда, сколько бы литературы, рассказывающей нам об универсальной советской культуре, ни пришло к нам в течение 80-х и 90-х годов в результате великих пропагандистских усилий, предпринятых советским миром.

Любой должен был заподозрить, что дела обстоят не лучшим образом в обществе, построившем стены, чтобы удержать людей внутри и предотвратить их побег в поисках новых возможностей, в поисках свободы. Любой должен был заподозрить, что дела обстоят не лучшим образом там, где тайная полиция посвящает свое время преследованию обычного гражданина только потому, что существует возможность, что он думает по-другому.

Значит, ты мне предлагаешь такую модель общества? Нет уж, брат, спасибо, сам оставайся со своим «железным занавесом», с морем счастья, с экспроприациями, с пионерами, с бюрократией, но не доставай меня более. Я не хочу жить в обществе, в котором, как по Оруэллу, некоторые более равны, чем другие, в котором власть Советов стала властью Партии, а затем и властью Генерального Секретаря. Вся власть Советам означало в итоге исчезновение Советов.