Показать сообщение отдельно
Гость
- 22.06.2012 - 09:29
Но вернемся к профессору Вечоркевичу. Он, ссылаясь на результаты работы своих докторантов, утверждает, что «польская армия была современной армией и в соотношении с возможностями страны почти оптимально подготовленной». Но есть одно существенное «но»: «Польская армия была подготовлена прежде всего к войне на Востоке, так как именно Советский Союз был долгое время более реальным потенциальным противником. План войны на Западе пришлось готовить в спешке, только с весны 1939 г.» Без комментариев.

В свете темы «исконности» тех или иных земель, о чем порассуждал пан Турчин, интересно обратить внимание на ту часть интервью, где речь идет об украинских землях (или, если следовать автору, даже и не знаю, об «исконно» чьих — может, захваченных нами у поляков?). Журналист Rzeczpospolita завел речь про «дорогие сердцу каждого поляка Восточные земли» (если кто не понял, то «Восточные земли» — это Западная Украина), которые плохо оборонялись против Красной армии.

Вечоркевич тоже ностальгирует по утраченным «Восточным землям». Надо было, советует он, «организовать там символическое Вестерплатте» (Вестерплатте — это полуостров в бухте Гданьска, героически оборонявшийся поляками в 1939-м): «Создать оборонительный пункт, который бы оказывал сопротивление длительное время. Защищался бы до конца, до последней капли крови. На этих землях необходимы были польские Фермопилы, чтобы продемонстрировать всему миру наши права на эти территории». По мнению Вечоркевича, «именно Львов должен был стать этими Фермопилами. Потому что были все условия для его защиты. Это надо было сделать хотя бы для того, чтобы позднее всякие Хрущевы и другая сволочь не рассказывали об «украинском городе», и чтобы этот аргумент не принимали так легко американцы и британцы».