Показать сообщение отдельно
- 20.06.2012 - 11:00
Законы, внедряющие Ювенальные технологии в России

Анализ пакета законов, вводящих Ювенальные технологии в России, из статьи «Девять снарядов в живое. Родительство отменяется»:

Родительство здесь больше не живёт. Информация уже не к размышлению…

Необъявленная, но жестокая ювенальная война с семьёй, полыхающая в России начиная с 2010 г. особенно ожесточённо, переходит в завершающую стадию, когда «пленных уже не берут».


Наблюдаемое всеми в последние месяцы смещение центра тяжести антисемейной инициативы из Госдумы в Совет Федераций, игнорирование в этой регонсценировке как отработанного материала профильного думского Комитета по семье, выдвижение на роль локомотива изменений политического тяжеловеса – В.И.Матвиенко, «веерный» охват законодательным воздействием всего спектра родительских позиций, нацеленность на пересмотр и изменение прежде незыблемых правил и норм института семьи означает одно – наступила последняя схватка.

Девять законодательных инициатив, представленных для принятия почти одновременно, в корне меняют отношения между семьёй и государством и, по своей сути, все являются, ювенальными, т.е. уничтожающими институт родительства.

№1. Закон № 42197-6 ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам осуществления социального патроната и деятельности органов опеки и попечительства».

В течение долгих десяти лет продвигается членом Общественной палаты РФ Б.Альтшуллером. Создаёт систему принудительного контроля над каждой семьёй и узаконивает сам процесс изъятия ребёнка из любой семьи.

Законопроект делает беспрепятственным вхождение социальных служб в любую семью с целью определения по размытым критериям права родителей на воспитание собственных детей. Придание семье статуса «семья в трудной жизненной ситуации» (ТЖС) означает неспособность семьи справиться с жизнью самостоятельно, и как следствие, неспособность воспитывать детей.

В зависимости от обстоятельств, предполагается либо немедленное изъятие ребёнка, либо «добровольное» составление договора социального патроната, который оставляет ребёнка с родителями, но разграничивает права на него между семьёй и социальной службой: родители получают обязанности – кормить, одевать, учить, лечить, а социальные службы – права (предписывать, как именно это нужно делать и проверять исполнение).

Договор составляется на определённый срок (до 2 лет, нижняя планка не определена), в случае отказа от подписания договора предполагается немедленное отобрание ребёнка, по окончании срока действия действия договора проверяется исполнение предписаний – в случае невыполнения ребёнок также отнимается.

Исходя из реального содержания, проект может также носить название «Закон о безопасном отобрании ребёнка из любой семьи».

№2. Закон № 3138-6 ФЗ «Об общественном контроле за обеспечением прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей».

Также в течение десяти лет продвигается тем же Б.Альтшуллером и принимается в комплекте с первым, прошёл первое чтение.

Законопроект открывает для неких некоммерческих общественных организаций (НКО), согласно проекту, финансово благополучных, возможность бесконтрольного доступа к «ничьим детям»: право беспрепятственно входить в детские дома, получать доступ к персональным данным и медицинской документации «детей и иных лиц», право копировать их, право на семейное обустройство этих детей по собственному усмотрению, право выступать посредником между руководством детского дома и иными лицами и организациями.

Оба закона представляют собой первую двуединую ювенальную схему по изъятию детей у родителей и последующую их передачу через структуру детских домов в «третьи руки». Открытие каналов легального вывоза детей заграницу создаст во временной перспективе механизм безболезненного освобождения территории России от населения. Схема носит ярко выраженный коррупционный и ювенальный характер и требует принятия экстренных мер, в том числе, со стороны силовых структур, по недопущению реализации планов, угрожающих демографической и государственной безопасности страны.

№3. Закон № 284965-3 ФЗ «О государственных гарантиях равноправия женщин и мужчин» («О государственных гарантиях равных прав и свобод мужчин и женщин и равных возможностей для их реализации»).

Законопроект лоббируется депутатами Госдумы Е.Лаховой (с 2003 г.) и Е.Мизулиной (с 2008 г.), предполагает отмену понятия «биологический пол» и замену его на понятие «гендер» (социальный пол, собственное отношение человека к своей роли, которое может не совпадать с физиологическими признаками и извращать его природу), введение в России «гендерной политики», которая создаст новую реальность нашей жизни – приоритет прав извращенцев, «позитивную дискриминацию» нынешнего большинства, узаконивание «отношений» между некими лицами, которые в законопроекте носят название «лица с семейными обязанностями», влечёт за собой отмену истинного родительства, поскольку содомиты не имеют детей, подготавливает перевод родительства на безнравственную основу: ЭКО (искусственное воспроизводство детей), суррогатное материнство, коммерческое усыновление, лишение родителей прав на воспитание ребёнка в русле традиционных ценностей и отобрание детей для последующей передачи «лицам с семейными обязанностями»…

№ 4. Закон № 617570-5 ФЗ «О культуре в Российской Федерации».

Законопроект закрепит в стране перспективы, предусматриваемые законом № 284965-3 о гендерном равенстве. Он кардинально отличается от действующего закона своей нацеленностью на «приоритет прав человека, толерантность и открытость мировому сообществу»; он раздробит наше общее до сих пор культурное пространство на множество «культурных сообществ», когда любая группа граждан на основе общности любых взглядов сможет объявить себя культурным сообществом, производящим «культурные ценности»; при этом ни государство, ни власть уже не смогут регулировать нравственную или иную составляющую таких процессов, но только охранять и финансировать любую «культурную группу», даже такую, которая захочет сплясать на церковном амвоне или пройтись с радужными флагами, которая сделает пропаганду извращений процессом создания культурных ценностей.

Это также лишит родителей прав на передачу им своих ценностей: те из них, кто пожелает оградить своего ребёнка от разрушительного зрелища, будут объявлены нарушающими права человека, права ребёнка и иные возможные права, и рискуют потерять собственные права на ребёнка по обвинению в «жестокости» по отношению к свободе его выбора. Оба закона являют собой вторую двуединую ювенальную схему, уничтожающую родительство.

№5. Закон № 38463-6«О присоединении Российской Федерации к Конвенции о юрисдикции, применимом праве, признании, исполнении и сотрудничестве в отношении родительской ответственности и мер по защите детей» (Гаагская конвенция 1996 г.).

Гаагская конвенция 1996 г. является второй из трёх Гаагских конвенций, которые Россия должна принять в ближайшее время. Все предлагаемые Гаагские Конвенции (1980, 1996 и 2007 гг.) определяются лоббистами как «конвенции, нацеленные на защиту прав детей», для их внедрения в России силами немецкого фонда создан даже целый проект с бюджетом 500 тыс.евро, и главная их цель – замена первородного и неотчуждаемого «права родительства» на два приобретаемых и отчуждаемых права - «права опеки» (общаться с ребёнком) и «права доступа» (определять место нахождения ребёнка).

Гаагская конвенция 1980 г. о международном похищении детей предусматривает, в частности, право государства, на территории которого оказывается ребёнок, не возвращать его на родину, если уровень жизни там ниже, чем в месте удержания, а также обязательства стран, подписавших её, привести собственное семейное законодательство в соответствие с законодательством стран-участниц, вступивших в неё ранее. При этом в число стран, ранее присоединившихся к Гаагской конвенции 1980 г., среди прочих входит Франция с более чем 65-летним стажем введения ювенальной юстиции. Гаагская конвенция 1980 г. вызвала огромный протест российской родительской общественности, но под давлением международных сил в мае 2011 г. всё-таки была принята.

Гаагская конвенция 1996 г. определяет вопросы родительской ответственности, унифицируя их и сводя к международным стандартам. Она также продолжает начатую Гаагской конвенцией 1980 г. стратегию отчуждения права родительства: замену первородного неотчуждаемого права родительства на передаваемые права – опеки и доступа, предполагает при международных браках прекращение прав родительства по усмотрению государства, на территории которого находится удерживаемый ребёнок, но не на основании гражданства и норм права государства, в котором проживает родитель, т.е. вводит нормы международного права, уничтожающие само родительство. Гаагская конвенция 1996 г. была незаметно принята в апреле 2012 г.

Гаагскую конвенцию 2007 г. об алиментных обязательствах родителей (в том числе, и выплаты родителями средств на содержание детей государству, которое изымет ребёнка) планируют принять в декабре 2012 г.