Показать сообщение отдельно
Гость
- 14.06.2012 - 18:39
Цитата:
Сообщение от Winny Посмотреть сообщение
З.Ы, если время позволяет - глянь, там немного. Гады-сволочи, мне аж завидно стало :)
Почитай - прикольно. Люблю когда описываю быт не нашей армии ;-)
http://scilib.narod.ru/Military/Bund...Bundeswehr.htm
Несколько цитат:
Первые два месяца – это учебка. Служба до десяти или до одиннадцати вечера, подъём в пять, зарядка, уборка, завтрак, потом «формальная служба». Это когда тебя готовят к присяге. Муштруют. Одеваешь шинель и берет, чистишь сапоги, по приказу бежишь с третьего этажа на построение перед зданием. Пока бежишь по лестнице, какой-то урод наступает тебе на вычищенный сапог. Носком этого сапога злобно пинаешь его в голень, шипя проклятья, он извиняется, но делать нечего, пытаешься затереть след рукавом, видно всё равно. На построении унтера тщательно оглядывают каждого рекрута с головы до ног, просят разрешения поправить берет или капюшон и посылают перечищать сапоги. Выглядит это так: бежишь на третий этаж, отпираешь шкафчик, достаёшь щётку и крем, запираешь шкафчик, бежишь вниз, там чистишь сапоги, бежишь наверх, запираешь щётку и крем, бежишь вниз дабы предстать пред светлые очи унтера. Он придирчиво осматривает сапоги и если надо посылает ещё раз. Некоторые бегали по три-четыре раза. Я один раз «бегал» два раза – забегал в здание, за угол, смотрел там с минутку стенды с танками по стенам, доставал из кармана щётку, выбегал и чистил сапоги. Потом забегал опять за угол, отдыхал, прятал щётку, выбегал, презентировал сапоги. Но это каралось. Однажды такого же умного поймали и долго-долго на него орали... После осмотра маршируем. У многих проблемы с поворотами налево или направо. Дикие крики, тупые шуточки, когда все поворачиваются налево, а какой-нибудь баран направо и оказывается лицом к лицу с другим. Унтер радостно подбегает и спрашивает барана, не хочет ли он другого поцеловать. Хохочет. Маршируем по два-три часа, но каждые полчаса пауза, благо дисциплина не позволяет унтерам курить, когда мы маршируем. А курить они хотят часто.
---------
По вторникам мы бегаем круг вокруг казармы – примерно шесть километров. Туповатый файнункер – будущий лёйтнант, бегущий с нами круг, орёт – «мужики, русские взади нас, поддайте ходу!» (интересно, у всех русские со словом драпать ассоциируются?) Я, поддав ходу, догоняю его и ору: «русские уже здесь!» Он спотыкается. После пробежки разминка, во время которой наш турок – взводный шут и подсирала – складно блюёт себе под ноги под счёт файнункера. На раз нагнулся, блеванул чуть-чуть, на два разогнулся, сделал два полуоборота корпусом, на раз нагнулся, блеванул ещё. Файнункер орёт на него: «выйти из строя! Блюйте в другом месте! Вон в кусты отойдите!» После разминки он приглашает меня отойти в сторонку и заглядывая мне в лицо, говорит, что он меня не хотел обидеть своим выкриком про русских, и что он об этом глубоко жалеет и просит прощения. Я его великодушно прощаю.
---------------

В Бундесвере идёт массовое расформирование и объединение частей. Не хватает персонала. Несмотря на то, что безработица и масса молодёжи не знает, с чего начать свою взрослую жизнь, всё меньше и меньше подписывают контракты. Оно и понятно. Если подпишешь контракт – должен на полгода в так называемые горячие точки, куда наше проамериканское правительство с радостью посылает миротворческие войска прибираться после доблестных американцев. Случаются смертные исходы, а это вовсе не привлекательно, несмотря на массу денег.
-------------