Показать сообщение отдельно
Гость
- 13.06.2012 - 12:48
Цитата:
Сообщение от Кошница Посмотреть сообщение
-в общем да.
В общем-то нет... Царь ампиратор от трона отрёкся, если ты не помнишь, расстреляли семью полковника Романова, как бэ.
Цитата:
Сообщение от Кошница Посмотреть сообщение
миллионы немецких коммунистов, вступивших в НДСАП? Они были лохами и дааунам
А таких были миллионы? Ты только не сравнивай Гитлера, которого вырастил, выкормил и выпестовал Запад со Сталиным и Лениным.
Цитата:
Сообщение от Кошница Посмотреть сообщение
-я не слышал, чтоб СС-овцы на поле боя ходили и вырывали у убитых советских солдат золотые зубы. Или ездили по деревням с зубодерной карательной бригадой
Когда он немного удовлетворил свой зуд, он бережно отстегнул пуговицу
внутреннего кармана мундира и вынул маленький, похожий на кисет кожаный
мешочек, из которого он высылал на стол штук тридцать золотых зубов. Он
хотел было распределить их в два-три еще не заполненных карманчика ленты. Но
раз уж ему повезло остаться одному, он не удержался, чтобы не полюбоваться
содержимым других наполненных карманчиков, - он так давно не видел всего
этого. И он, аккуратно расстегивая пуговичку за пуговичкой, стал
раскладывать по столу содержимое карманчиков отдельными кучками и стопками и
вскоре обложил ими весь стол. Да, было на что посмотреть!
Здесь была валюта многих стран света - американские доллары и
английские шиллинги, франки французские и бельгийские, кроны австрийские,
чешские, норвежские, румынские леи, итальянские лиры. Они были подобраны по
странам, золотые монеты к золотым, серебряные к серебряным, бумажки к
бумажкам, среди которых была даже аккуратная стопка советских "синеньких",
то есть сотенных, от которых он, правда, не ожидал никакой материальной
выгоды, но которые все же оставил у себя, потому что жадность его уже
переросла в маниакальную страсть коллекционирования. Здесь были кучки мелких
золотых предметов - колец, перстней, булавок, брошек - с драгоценными
камнями и без них и отдельно кучки драгоценных камней и золотых зубов.
Тусклый свет электрической лампочки под потолком, засиженной мухами,
освещал эти деньги и драгоценности на столе, а он сидел перед ними на
табурете, голый, лысый, волосатый, в светлых роговых очках, расставив ноги и
все еще изредка почесываясь, возбужденный и очень расположенный к самому
себе.
Несмотря на обилие этих мелких предметов и денег, он мог бы, разбирая
каждую денежку и каждую безделушку, рассказать, где, когда, при каких
условиях и у кого он ее отобрал или с кого снял и у кого были вырваны зубы,
потому что с того самого момента, как он пришел к выводу, что он должен
делать это, чтобы не остаться в дураках, он лишь этим и жил, - все остальное
было уже только видимостью жизни.