Показать сообщение отдельно
Гость
- 08.06.2012 - 22:29
Фотону
---
Большевизм с самого своего зарождения был нерусским и антирусским. Ошибочно, кстати, искать опору большевизма в крестьянстве и рабочем классе. Социальная база большевизма являлась с головы до ног люмпенской, поэтому правильней говорить не о социальной, а об асоциальной базе большевизма. Люмпены (низшие слои крестьянства и рабочих плюс демобилизованные солдаты), мордва и еврейские культуртрегеры. Еврей, будучи для русских восточным варваром (чем в сознании дореволюционного русского еврей отличался от татарина? Ничем), для совков исполнил роль культуртрегера и цивилизатора. Забавно, конечно, что цивилизатором азиатов стали сами азиаты. Ведь имидж еврея в исторической России начала XX века был примерно таким же, какой он сейчас у чеченов и дагестанцев (а у самих чеченов и дагестанцев, у «туземцев», был имидж британских сипаев или марокканских стрелков испанской армии). Борзый черномазый молодчик в кожаной тужурке и с огнестрелом за пазухой, пристающий к белым женщинам (чаще всего почему-то женатым и офицерским) – таков образ одесского еврея, точь-в-точь повторяющий современный имидж «кавказского студента», тем более, что перед революцией произошла массовая миграция евреев из Бердичева и Одессы в Москву и Санкт-Петербург (как сейчас из Грозного и Махачкалы туда же). И вот этот азиатский элемент в дальнейшем научил советских мордвинов читать, писать и ходить в туалет. Приучив к гигиене, научил их считать себя русскими. Такова анатомия советского «национального строительства».