Показать сообщение отдельно
- 25.04.2012 - 23:07
+38) Новый парламентский центр в "новой" Москве может оказаться сооруженным в прямом смысле "на костях невинно убиенных мучеников", пишет "Московский комсомолец". Дело в том, что поля в окрестностях поселка Коммунарка, которые так приглянулись для возведения комплекса Госдумы, на протяжении многих лет были известны местным жителям под жутким названием "зона смерти".
Напомним, в середине апреля глава думской комиссии по возведению парламентского центра Владимир Ресин сообщил, что "на примете" под парламентский центр есть пять площадок, но ему больше всего нравится участок неподалеку от поселка Коммунарка в Ленинском районе. Одним из главных преимуществ этого места, по его словам, является близость к Москве - около 10 км от МКАД. После этого экономисты бросились оценивать будущую стоимость данного проекта.
А журналисты наоборот занялись изучением прошлого местности и обнаружили, что в годы Большого сталинского террора на объект ОГПУ-НКВД "Коммунарка" привозили тайно хоронить расстрелянных "врагов народа". Согласно информации из ФСБ, в период с 1937 по 1941 год здесь было захоронено более 14 тысяч человек.
До революции в этих тихих местах располагалась одна из подмосковных загородных усадеб - Хорошавка, господский дом на каменном фундаменте, липовые аллеи, хозяйственные постройки, пруд... С приходом новой власти хозяева поменялись. В конце 1920-х экс-усадьбу передали под дачу руководителю ОГПУ Генриху Ягоде. Вся территория, площадь которой около 20 га, получила статус "запретки", была огорожена забором с колючей проволокой и недоступна для простых граждан.
После того как всесильного наркома объявили "врагом народа", оставшиеся бесхозными его дачные угодья "перепрофилировали". Здесь устроили объект особого назначения - секретный полигон НКВД. На просторных участках стали рыть ямы и - сторонясь любопытных глаз, чаще всего по ночам - закапывать в них многочисленных "изменников родины", "шпионов", "контрреволюционеров", расстрелянных в тюрьмах Москвы (к слову сказать, самыми первыми здесь тайно похоронили целую группу приговоренных к расстрелу чекистов, "которые слишком много знали"). В документах того времени спецобъект фигурировал под кодовым обозначением "Лоза", но в итоге за ним закрепилось в обиходе иное название: полигон "Коммунарка" - по имени соседнего совхоза (это сельхозпроизводство было организовано в системе НКВД для обеспечения сотрудников органов мясом и молоком).
Кто захоронен в Коммунарке
"Насколько нам известно, на спецполигоне захоронены и родственники некоторых наших известных артистов и писателей: муж Марины Цветаевой Сергей Эфрон, отец балерины Майи Плисецкой, отец актрисы Ольги Аросевой, дед поэта Евгения Евтушенко..." - рассказала "МК" Нелли Тачко, возглавляющая инициативную группу родственников жертв террора, похороненных в Коммунарке.
По ее словам, среди тех, чьи останки погребены в безымянных могилах, много высокопоставленных партийных, советских чиновников, дипломатов, военных. На языке тогдашних чекистов это была "заговорщическая верхушка". В общих могилах в Коммунарке погребены "любимец партии" Николай Бухарин, Алексей Рыков - преемник Ленина на посту председателя Совнаркома, писатель Борис Пильняк, бывший военный министр Временного правительства Верховский, главные редакторы нескольких центральных газет и журналов, 17 наркомов СССР (причем шестеро из них были расстреляны вместе с женами), 55 заместителей наркомов, председатели совнаркомов Армении, Украины, Белоруссии, Казахстана, Узбекистана, Таджикистана, Туркмении.
Кроме наших соотечественников на полигоне лежат и граждане 11 иностранных государств, в том числе 37 монгольских коммунистов - все руководство МНР во главе с премьер-министром Монголии Амором Агданбугином, - "наказанные" Сталиным за то, что посмели выступить против его любимца маршала Чойбалсана... В Коммунарке оказался прах и не менее 200 представителей высшего командного состава Красной Армии (в 1941 году сюда вывезли тела 15 расстрелянных "за трусость и утерю руководства войсками" генералов, среди которых разжалованный генерал, командующий Западным фронтом Д.Павлов).
Среди тех, чьи тела отправили в Коммунарку, оказалось и немало высокопоставленных чекистов, объявленных затем "врагами народа". Среди них Петерс - один из заместителей Дзержинского, Заковский - начальник УНКВД по Москве.
Во время наступления немцев на Москву, поздней осенью 1941 года, бывшая дача Ягоды в "запретной зоне" была сожжена. Однако вскоре после того, как фашистов отогнали от столицы, на полигоне выстроили новое здание, где размещалась служба НКВД. Вся эта территория оставалась режимной и строго охранялась вплоть до конца 1990-х годов. В 1999-м территорию бывшего полигона передали Русской православной церкви, которая построила здесь небольшой храм во имя святых новомучеников и исповедников российских.