Показать сообщение отдельно
Гость
- 05.04.2012 - 23:21
Цитата:
Сообщение от osv Посмотреть сообщение
26 - Реальный сектор экономики (РСЭ) — совокупность отраслей экономики, производящих материальные и нематериальные товары и услуги, за исключением финансово-кредитных и биржевых операций, которые относятся к финансовому сектору экономики.
Роснефть производит жизненно необходимую для государства продукцию, и государство пока сохраняет над ней контроль. Одновременно, по крайней мере, при попустительстве государства, (а скорее всего, по злому умыслу) Роснефть вгоняется в долговую кабалу иностранному финансовому сектору.
Хорошо, osv, будем считать, что Вы явили Вашу модель реальности. Я только несколько конкретизирую ее параметры. Итак, реальный сектор экономики (для простоты далее, реальная экономика) – это производительный сектор с результатами, то есть товарами материальными и не материальными, например, программное обеспечение. Сектор, для просты его назову виртуальной экономики, это как раз не производительный сектор. К нему Вы предлагаете отнести финансы. Относим. А далее Вы пишите, во-первых, Роснефть нужно отнести к реальной экономике, потому что Роснефть по всем характеристикам нужно относить в производительный сектор. Во-вторых, утверждаете, что «Роснефть вгоняется в долговую кабалу иностранному финансовому сектору». Что же мы получаем, сохраняя два Ваших тезиса? А мы получаем, и это заметьте, в контексте Вашей модели реальности, что виртуальная экономика управляет реальной. Но почему же такая конфигурация имеет место быть? А Вы сами же и даете ответ – долговая кабала. То есть, деньги «побивают» реальные продукты. Нонсенс? Да нонсенс для здравомыслящего человека. Но этот нонсенс имеет место быть. И Вы тоже его увидели, даже находясь в рамках своей модели реальности. Но почему этот нонсенс имеет место быть? Вы находите ответ в рамках своей модели в виде того, что, мол, имеет место быть как минимум попустительство правительства. Но почему такое попустительство вообще возможно? Какой ответ Вы можете предложить в рамках своей модели реальности?
В рамках моей модели реальности ответ таков. Никакой произведенный товар или услуга не могут быть запущены в обращение, не приобретая свойства объекта виртуальной экономики. Стоимость потребительская (как набор свойств обеспечивающих потребление товара или услуги) должна быть конвертирована в стоимость (выражение объема труда, потраченного на производство товара или поставку услуги ) и через сравнение стоимостей, обретя денежное выражение, приобретает свойства объекта виртуальной экономики, превращается в объект виртуальной экономики. Скажу так, мы получили проекцию товара или услуги из реальной экономики в виртуальную. И вот эта проекция и поступает в процедуру обмена. Без этой виртуализации товары и услуги не могут распределены, а значит потреблены. А производство не потребляемых товаров и услуг не имеет смысла.
Таким образом, виртуализируя конкретные товары и услуги, виртуальная экономика переводит эти товары и услуги в свой контекст, переводит в рамки своих внутренних закономерностей. В число этих внутренних закономерностей входит такой параметр как объем денег соотнесенных с объектом виртуальной экономики. А коль так, то в виртуальной экономики «побеждает» тот, у кого скорость роста объема денег, соотнесенных с объектом виртуальной экономики, выше. У объекта реальной экономики, объем денег, соотнесенных со своей проекцией в виртуальной экономики, определяется объемом труда, который вкладывается при производстве товара или услуги в реальном секторе. У объекта виртуальной экономики, объем денег, соотнесенных с объектом виртуальной экономики, определяется процентом роста этого объема. Ссудным процентом, процентом прироста при хранении денег в банке. То есть, процессами, назову их, спекулятивного роста денежных объемов. И скорость этих процессов не только превосходят скорость роста объемом прилагаемого труда в реальном секторе, но вообще могут быть определены произвольно. Но как писал ранее, товары и услуги реального сектора без вот этой конвертации в объект виртуальной экономики не нужны, просто не нужны. Подробнее. Допустим вы в банке берете ссуду. Берете понятное дело под проценты. Пусть будет 20% годовых. То есть, беря 100 рублей, вы должны через год вернуть 120 рублей. Заметьте этих 20 рублей никто не выпускал и выпускать не будет. А это значит, чтобы вернуть банку взятую ссуду вам нужно у кого-то отобрать эти 20 рублей. Значит, те, кто не смог у другого отобрать, те попадают в зависимость от банка. Но ведь, если вы положили и храните деньги, и тоже с процентом прироста, то теперь банк обязан у кого-то отобрать деньги, чтобы обеспечить вам выполнение своих обязательств. Но ведь и эти деньги никто не выпускал. В виртуальной экономике процессы организованы таким образом, чтобы подчинить себе управление реальным сектором. И подчинение реального сектора добиваются за счет развития спекулятивных процессов, увеличивающих денежную массу (теперь это уже виртуальная денежная масса) не обеспеченную товарами и услугами реального сектора. Причем, подчиненность такого рода создается по добровольному согласию реального сектора. В противном случае, товары и услуги не поступают в процедуру обмена, а значит, не могут быть потреблены, а что не может быть потреблено, то и не производится. Вот так создают примат виртуальной экономики и подчиненность ей реального сектора. Но так как рост денежной массы, не обеспеченной товарами и услугами реальной экономики, есть суть сегодняшней виртуальной экономики, суть развитой денежной системы, то последняя с легкостью подчиняя реальный сектор своим тенденциям, приводит социум к очередному кризису и реальном секторе. Кризис становится сутью и неотъемлемым явлением текущей экономики. Может ли правительство России что-то противопоставить сегодня описанной мировой тенденции. Может. Но сегодня для России все может закончиться тем же, чем закончилась попытка в 1999 году введения евро – в Европе, руками европейских государств было разрушено европейское государство.
Вы, osv, пеняете по поводу попустительства правительства России. А Вы уверены, что Россия готова сегодня противостоять тем силам, которые смогли вот таким образом организовать и сконфигурировать мировую виртуальную экономику?