Показать сообщение отдельно
- 31.03.2012 - 11:37
49-CanisMajoris >
Ты не всё панимаишь...
Я там не присутствовал, но точно знаю: куда солдата ни целуй, кругом - ЖОПА.
А точнее.
Если не украдёт - то подерется со всеми вытекающими.
Если не подерется, то сорвеца в самоход, а там подерется со всеми вытекающими.
Если не сорвеца в самоход, то - мямля и маменькин сынок, и в карауле со всеми вытекающими.
Если его отправить служыть подальше от оружыя, на свинарник, например, - то украдёт свинью, продаст мусульманам под видом барана, сорвеца в самоход, подереца со всеми вытекающими.
С солдатом в мирное время можно для спокойстви мирняка сделать только одно - расстрылять перед строем.
С солдатом невозможно договориться. Это - другая раса. Он говорит: "Есть! Так точно!" - а потом идёт и крадёт мешок огурцов.
Один мой знакомый замполит (зам. по восп. работе) изобрёл арригинальный способ борьбы с солдатом.
Када салдатик украл мешок агурцов, зампо отспорил его у ментов и привёл в канцылярию роты. Посадил перед мешком агурцофф, посмотрел на солдатика добрыми-добрыми глазаме, и приказал: "Жри!" - "Есть!"
С тех пор и до самого дембеля солдат не мог смотреть на огурцы.
Зампо так в войсках и прозвали: "Огурец". Боялись, как чёрта.
Што характерно, так и солдата тоже звали "Огурец". "Ту, говорили, не вор, ты - Огурец".
Я ету кортинго списал с натуры с части, из которой два солдата в начале двухтысячных штурманули мерикенское пасольцтво. Один был ранен пятерьмяме пуляме, выжил, дослужыл.
...Ну пули жы у них, братва!
Говно, а не пули.