Показать сообщение отдельно
Гость
- 17.02.2012 - 15:39
Цитата:
Независимые историки, политологи и юристы неоднократно указывали на то, что ни с правовой, ни с исторической точки зрения факт оккупации Советским Союзом Латвии в 1940 году доказать невозможно. Нет ни одного юридически обоснованного международным правом доказательства наличия оккупации Латвии, она не признана ООН. Кроме того, ее не было в силу очевидности: не было вооруженного сопротивления, а ввод дополнительного контингента войск (ограниченный контингент Красной армии находился на территории Латвии уже с конца 1939 года) осуществлялся с одобрения действующего правительства Латвии и президента Ульманиса. Решение же о вхождении в состав СССР принял Сейм Латвии. Однако для правящей сегодня в Латвии политической элиты, идеология которой является калькой с идеологии радикальной части оказавшейся на Западе после Второй мировой войны эмиграции из республик Прибалтики, мнение независимых историков, политологов и юристов не указ.Абстрагируясь от юридического определения термина «оккупация», остановимся лишь на вопросе, а что, собственно, «оккупация» означает для Латвии с историко-политологической точки зрения. Ответ на этот вопрос может быть следующим:

— это признание исторической правоты политической элиты 1934—1940-х годов во главе с вождем тогдашнего авторитарного режима Карлисом Ульманисом;
— это также признание исторической правоты радикальной части западной латышской эмиграции — идеологической наследницы политической элиты режима К. Ульманиса. Напомним, что именно радикальная часть западной латышской эмиграции в конце 1980-х и в начале 1990-х годов навязала Народному фронту Латвии радикальное решение вопроса о гражданстве, а во второй половине 1990-х годов во многом определила радикальное содержание законов об образовании и о языке;
— признание факта оккупации означает отрицание исторической роли народных масс, или, иными словами, отрицание права нации на самоопределение. Что бы народ ни решил, его воля никакого значения не имеет, поскольку право решать принадлежит только политической элите, независимо от того, как она сформировалась — в результате авторитарного переворота 15 мая 1934 года или в результате ликвидации всеобщего избирательного права после 15 октября 1991 года. Такая постановка вопроса служит оправданию государственного переворота 15 мая 1934 года и решения Верховного Совета Латвийской Республики от 15 октября 1991 года о ликвидации всеобщего избирательного права и, в свою очередь, служит обоснованию тезиса о якобы непрерывности существования независимой Латвийской Республики с 1918-го по 1991-й год;
— признание факта оккупации означает также использование арсенала нацистской пропаганды, поскольку именно в период нацистской оккупации Латвии тезис о «советской оккупации» активно вдалбливался в сознание населения. Соответственно, признание «советской оккупации» ведет к политической реабилитации нацистской идеологии и практики и к оправданию курса на пересмотр итогов Второй мировой войны, включая уголовное преследование бывших солдат Антигитлеровской коалиции и политическую реабилитацию бывших нацистских коллаборационистов;
— признание факта оккупации означает и одобрение и поддержку всех русофобов в мире, которые думали вчера и думают сегодня лишь о том, как бы сначала уничтожить СССР, а теперь точно так же уничтожить Россию;
Продолжай и дальше верить фашистско-латышскому МИДу.:)