Тема: Обещалкин
Показать сообщение отдельно
- 20.01.2012 - 09:10
А с началом войны народ активно стал проситься на фронт, выбирая между двумя погибелями вторую.
Его взяли, было это уже зимой. На пункте сбора снабдили полушубками, валенками, теплыми ушанками, погрузили в товарняк и повезли на фронт. Однако, среди призванных, говорит, было немало урок-уголовников, вооруженных ножами, которые натурально бесчинствовали на пути, раздев "салаг" практически в ноль, торгуя одеждой с вагона, пьянствуя и развратничая. Вначале народ пытался "дергаться", но когда прирезали и выкинули на ходу самых ретивых, сопротивляться желающих не осталось. Да и силенок, говорил, против натуральных бугаев, еще и вооруженных, среди хилых новобранцев не было.
Только в Новосибирске уголовников отправили в штрафбат, а нормальных ребят - кого на фронт, а некоторых - в училище. Свекор был грамотным, попал в танковое. И потом на танке дошел до Берлина.
Перспектива стать танкистом была мала, но все-таки попал в училище, благодаря какому-то военному, послушавшему его биографию с сочувствием. А был свекор из семьи "недобитых" в 30-е годы алтайских зажиточных крестьян, скрывшихся от репрессий в Забайкалье. Люди, которых относили к кулакам, он рассказывал, попросту имели добротные дома, лошадь, корову, да валенки на каждого. Не более. Зато были дружными и работящими.
Но это уже другая история.

Уверена, ни единого слова вымысла в рассказанном, поскольку свекор был честнейшим, умнейшим, замечательным человеком.