Показать сообщение отдельно
Гость
- 19.01.2012 - 21:15
Майкл Макфол, назначенный на пост посла США в Москве, прибыл на место нового назначения в прошлую субботу, 14 января и в полной мере послом еще не сделался. Отсчет посольского служения традиционно ведется от момента вручения дипломатом верительных грамот главе аккредитующего государства.
Тем не менее, за столь краткий период - всего пять дней, считая выходные - новоприбывший дипломат успел попасть в СМИ страны пребывания, причем материалы, посвященные ему, носили достаточно критический характер.
Скорее всего, это было связано с тем, что в столь краткий срок Макфол успел сильно нарушить сразу два дипломатических обычая. Во-первых, в период до вручения верительных грамот послу рекомендуется скорее наносить протокольные визиты важным лицам страны пребывания и коллегам-послам, нежели с места в карьер развивать бурную деятельность по приему у себя гражданских активистов страны пребывания. Во-вторых, на тот случай, когда активисты достаточно экзотичны и внесистемны, например, собираются немедля демонтировать существующий режим, уже более века существует практика употреблять на это дело дипломатов более низкого ранга, чтобы иметь возможность сказать, что посол или поверенный в делах здесь совершенно ни при чем - это всего лишь пресс-атташе изучал общественное мнение страны пребывания.
В Москве без малого две сотни иностранных посольств, причем среди них имеются посольства весьма мощных и при этом демократических держав, правительства которых вряд ли полностью согласны со всеми особенностями российской внутренней политики. Тем не менее, демонстративным нарушением общепринятых дипломатических обычаев прославился один только Макфол. Что и вызвало интерес у прессы. Необычное всегда привлекает внимание.
Необычность, однако, тем не ограничилась, но еще более усилилась, когда в полемику о дипломатических обычаях и о личности нового назначенца вступил непосредственно Госдепартамент США. Официальная представительница Госдепа Виктория Нуланд заявила в ответ на критические высказывания по поводу Макфола со стороны ряда российских СМИ: "Он в России хорошо известен. Он пытается объяснить россиянам непосредственно через свои Twitter и Facebook, - я могу подтвердить вам то же самое и здесь, - что он является одним из главных экспертов по России. Он был и остается ключевым архитектором президентской политики перезагрузки, благодаря которому мы достигли ряд успехов в укреплении сотрудничества с Россией".
Тут не надо быть знатоком дипломатических обычаев, чтобы заметить, что в данном случае госдепартаментом была упущена превосходная возможность промолчать. О том, что Макфол – молодец и не дурак, на что упорно обращает внимание официальный представитель Госдепа, уже написано в верительных грамотах, копию которых Макфол вручил нашему замминистра иностранных дел, а оригинал собирается вручить президенту России. Настойчиво повторять и разъяснять этот тезис вряд ли следует. Если человек постоянно говорит, что он не дурак, у окружающих могут возникнуть на этот счет некоторые сомнения. Таково уж коварное свойство человеческой психики.
Но кроме этого общего резона, есть и частные доводы, опять же – из области дипломатических обычаев. Так сложилось, что не посольское и тем более не министерское дело вступать в прямую полемику с прессой страны пребывания. Тем более, с оценочными суждениями этой прессы. Даже советская дипломатия крайне редко прибегала к официальным заявлениям по поводу антисоветской свистопляски в прессе некоторой страны. Потому что на Смоленской площади сидели люди достаточно грамотные, чтобы заранее знать ответ: "У нас свобода слова, что хотят, то и пишут, и вообще не ваше дело". При попытке пресечь свистопляску именно такой ответ наши представители и получали.