Показать сообщение отдельно
Гость
- 13.01.2012 - 18:53
Цитата:
Сообщение от Shturmer Посмотреть сообщение
непринятие Конституции ЕС как раз говорит о том, что ЕС идет по пути децентрализации правительства и эффективно противостоит нарождающейся евробюрократии - той самой, которой так боится Латынина. :)
Можно взглянуть под таким углом, а можно увидеть возвращение к примату национального над надциональным.
На самом деле децентрализации не случилось, т.к. Лиссабонские соглашения все же усилили общеевропейские институты. Но самое главное заключается в том, что европейцы отказались пожертвовать своим суверенитетом. Ведь провал начался в тех странах, которые ратифицировали конституцию через референдум.
Цитата:
Сообщение от Shturmer Посмотреть сообщение
Проблема власти в России в основном в ее глубокой неэффективности. И эта неэффективность сконцентрирована на 1 человеке - путине. Так уж он сам сделал эту вертикаль, что она обречена существовать только при нем и под ним. Выключи Путина из процесса - вся вертикаль развалится. И у России будет шанс - неплохой шанс - вернуться к парламентской республике и федеративному устройству.
Когда было по-другому? Ельцина не вспоминай, т.к. при нем фактически в России было безвременье.
Я уже рассказывал Оййу о своем видении замкнутости циклов в России. Это: ротация элиты - застой - смута - ротация элиты. Кург замкнулся. Если не уходить далеко в прошлое, то при Сталине-Хрущеве была ротация элиты, далее застой (Брежнев), потом смута (ротация элиты при Горбачеве не удалась, потому случилась смута 90-х), потом опять ротация элиты при Путине (оной стали силовики с чиновниками). Сейчас мы живем в период застоя. Путин пытается совершить очередную ротацию элиты (все эти нашисты, Сколково в среднесрочной перспективе, но катастрофически не имеет никого в ближнесрочной). Его генеральная ошибка состоит в том, что новая элита, претендующая на подъем социальным лифтом (все эти навальные с парфеновыми), его пугает, он ей не доверяет. И чем дольше он их будет динамить, тем вероятнее они начнут новую смуту.
Именно этот порочный круг и есть инстуциональная проблема России, о которой я говорю.